Столица N1, 1992 г.

Валерия Новодворская

Жертвоприношение Авраама

Проблема отцов и детей по-особенному решается в нашей стране, где 74 года подряд детям не за что уважать отцов. И отцы, и дети уравнены общим позором. А дальше отцы снова, как полагается, предают детей, а дети упрямо строят свою Вавилонскую башню на старом пепелище, подбирая мастерки, брошенные среди развалин декабристами, народовольцами, эсерами, большевиками и Белой Армией.

Какое отношение, кроме гадливости, могло возникнуть у Детей к Отцам - пятидесятникам-шестидесятникам, которые вольнодумствовали только на кухне? Я уже принадлежу к поколению Отцов, но пишу от имени Детей, к которым перебежала еще 10 лет назад. Я обвиняю шестидесятников за то, что они сунули стране жалкий суррогат перестройки.

Диссидентов ждала жестокая кара, но за ту же цену можно было бы высказаться и до конца: мы ненавидим вас и вашу власть, нам не нужен социализм ни с каким лицом, мы выбираем Запад. Ни разу за 22 года борьбы я не услышала от старшего товарища из поколения Отцов: "Ты права, девочка, иди и умри". Все предлагали жить! И я решила: мне всегда будет 18 лет.

В 1970 в прогулочном дворике Казанской тюрьмы Наталья Горбаневская сказала мне: "Такие листовки не надо было разбрасывать. Нельзя призывать к свержению строя. Власти рассвирепеют и начнут хватать. Будет хуже". В 1978 в записках маститые диссиденты уговаривают меня вести себя разумно с врачами психиатрического застенка, не объявлять сухую забастовку и "непродуманными заявлениями" о желании продолжить борьбу с системой не мешать им меня спасать. В 1988 Татьяна Великанова сказала, что Декларация ДС нехорошо, потому что мы идем на полную конфронтацию, а Лариса Богораз письменно называет ДС "безответственной организацией". В Белом доме на мою просьбу спасти сидевших тогда в тюрьме анархистов Родионова и Кузнецова бывший диссидент Сергей Ковалев ответил: "Где же будет правовое государство, если я своим заступничеством подействую на суд?".

Вся история 60-70-80-90-х - история жертвоприношения Авраама. Отцы готовы закласть своих детей по воле государства, из страха, ради сохранения жалкого статус-кво частичных репрессий. Дети сделали свой вывод. Появилось поколение детей, которым не суждено стать отцами. Они не приняли позора перестройки и спрятали руки за спину, чтобы случайно чего-нибудь не получить от власти. Мир отцов, волхвы которых (Горбачев, Ельцин, Попов, Собчак, Шеварнадзе, Яковлев) служат для них ориентиром, им ненавистен. У отцов были вопросы, у детей - одни только ответы. Дети восстали на великую ложь и намерены разрушить мир, выстроенный на ней, до основания. Этих детей нельзя посадить, нельзя принудить, нельзя заставить работать на каторге. Их можно только убить. Они в неволе не то что размножаться - отказываются жить. Они одни разочарованно ушли 23 августа от Белого дома, не дождавшись танковой атаки. Они обрадовались "чрезвычайщине", потому что надеялись на открытый бой со злом. А зло, воплощенное в отцах, пересело из язовских танков в ельцинские покои. Дети не заплакали, а расхохотались. Отлично! Революция впереди. Несовершенная революция всегда самая прекрасная.

В мире отцов нет ничего святого. У нас свои святыни: Честь, Совесть, Верность, Радость, Храбрость, Баррикады, Революция. Мы не будем жить ни при вашем строе, ни при вашей перестройке.

Конфликт поколений заканчивается на нас. Дальше или ничего не будет, или все будет большое, чистое и настоящее. Наш проект: "Да свершится справедливость, даже если погибнет мир".