ВРЕМЯ  ОБИРАТЬ

 

«Сколько звезд на погоны
   Добыли в боях
   На пустых полигонах
   В неведомых снах»

 

            Никто не убедит меня в том, что прилёт в Москву авиарейсов из Вьетнама именно по ночам – дело случайное. Напротив, берусь утверждать: расписание составлено именно так, а не иначе – это хорошо продуманная акция.

Как, впрочем, и всё, что касается условий нахождения в Российской Федерации самой  многочисленной иностранной диаспоры - вьетнамской. 

            Рассмотрим это поэтапно.

Итак,

I. С прибытием!

 

Кому довелось хоть раз присутствовать в Шереметьво-2 на вакханалии  встречи вьетнамского рейса, тот не забудет никогда.

Перед дверью в служебную зону паспортного контроля табличка о том, что вход посторонним запрещен. Тут же сидит сотрудник, который должен в устной форме подтверждать это  каждому, кто пытается туда проникнуть. Хотя ни один из указанных сотрудников не носит очки, но возможно в глазах у них вставлены линзы, позволяющие отличать посторонних от непосторонних. Во всяком случае, трое вьетнамцев – девушка с красивым именем «Благоуханная Свеча» и два парня с какими-то именами попроще  – явно посторонними не являются, так как с момента объявления о посадке самолета начинают сновать туда-сюда с деловым видом и с бумагами в руках.   

Дверь осаждают российские граждане: дамы средних лет, похожие на бухгалтерш среднего калибра или школьных учительниц со стажем, и мужики, разменявшие полтинник, с выправкой, выдающей ушедших в запас военных или сотрудников милиции. Это - встречающие от имени вьетнамских юридических лиц, пригласивших своих соотечественников. С униженным видом, сопровождаемые снисходительными взглядами хорошо одетых вьетнамских «менеджеров» своих фирм, они пытаются уговорить дежурного сотрудника передать на паспортный  контроль письма от принимающей организации, подтверждающие приглашения.

Набрав пачку писем,  сотрудник с кислым видом удаляется.

Неискушенные удивлены: что за трудность пройти пять шагов, чтобы передать письмо? Откуда же такое неприятие?

А искушенные не удивляются. Все дело в том, что каждое такое письмо – это как ложка, пронесенная мимо рта.  За подобную ночную поездку, в случае удачного расклада,  фирма платит своему встречающему всего долларов 20-30. Если же  обращаться через Благоуханную Свечу – то погранцам причитается по стольнику зеленых с человека.

Из бурного потока пассажиров, прибывших Ханойским рейсом, вычленяется тощий ручеек российских граждан, которые беспрепятственно проходят к застекленным кабинкам с пограничниками и  выстаиваются в очередь. Вьетнамским гражданам предлагают пройти в служебное помещение.

Тем из наших соотечественников, которым приходилось, возвращаясь на родину из дальних странствий,  сетовать на пропускную способность пограничного контроля в Шереметьево-2, могу дать «злорадный»  совет – а вы летайте через Ханой!  Россияне с этого рейса обслуживаются в считанные минуты – лишние свидетели не нужны никому.

Работа с прибывшими  вьетнамцами начинается со сбора паспортов, которые уносятся в закрытый кабинет. Там-то и происходит отбор тех, на кого поступили письма от встречающих и тех, кто  проходит по списком Благоуханной Свечи, от остальной массы.   

Отобранных строят в очередь и также выпускают через кабинки паспортного контроля.

Неужели вьетнамские посредники в открытую  проникают в служебную зону и на месте расплачиваются с сотрудниками Федеральной пограничной службы Российской Федерации? – воскликнет непосвященный.  Ничего подобного, ответит посвященный. Они носят только списки тех, на кого поступили заявки от встречающих.

«Ну а денежки? А денежки потом».     

Есть, правда,  еще кое-кто, от кого не отмахнешься – это дядюшка «Дракон» и дядюшка «Хорошо» - встречающие сотрудники Консульской службы Посольства Социалистической Республики Вьетнам в Москве. Уверенно предъявляя свои удостоверения сотруднику на входе, они шествуют прямо в служебное помещение  и отбирают среди  паспортов приезжих свою «квоту» по своему списку, затем забирают этих людей из толпы ожидающих и уводят к кабинкам. Конечно, для погранцов эти тоже вроде «ложки мимо рта», да ничего не поделаешь. А вот для «дядюшек» теперь самое главное побыстрее унести отсюда ноги, пока не развернулась следующая стадия операции, когда те «племянницы и племянники», которых  не будут пропускать, начали бы обращаться к ним с мольбами о вмешательстве. Чего допустить, конечно, никак нельзя, ибо  нет ничего дороже, (нет, не Свободы и Независимости, как учил самый главный дядя – Хо Ши Мин), а той стройной системы Паритета Интересов, которая сложилась у чиновников двух некогда братских стран в их напряженной  деятельности  по отъему денег у простых вьетнамских граждан.   

Наконец, и с этой категорией покончено, приступаем к главному блюду. Оставшимся гражданам, а их около 50 с каждого рейса, предлагается «подтвердить цели их пребывания в Российской Федерации». Незнание русского языка вьетнамцами – приветствуется. Незнание ими английского – подразумевается. Наши погранцы, обычно начиная с церемонного «вот из йо нейм», быстро переходят на родной – едешь куда, к кому едешь, какова цель поездки??? Восточные люди не привыкли ни сами повышать голос, ни чтобы с ними разговаривали ором. Мы же,  когда нас не понимают, автоматически переспрашиваем то же самое все более громким голосом,  меж тем как несчастный меньший брат все более теряется.

Первыми отсеиваются самые умные.  Как это, спросите вы.  А вот как. В какой-то момент, пограничник разнообразит фразу «Какова цель поездки» возможными вариантами ответа: на работу, частная, деловая, туризм и т.д. Вот «самые умные», разобрав в этом потоке славянских корней международное слово «туризм», с радостью за него и ухватываются. «Турист, турист» - обрадовано кивает прибывший. В этот момент считай он и погорел. В паспорте написано виза коммерческая – а говорит туристическая. Диагноз – не смог подтвердить цель пребывания.

Остальные – не самые умные – пытаются что-то изобразить доступными средствами, типа «приехала к мужу», «меня должны встретить, они ответят на все вопросы», но это уже лирика. Рано или поздно, попадаясь на чем-то, они также пополняют категорию «не смог убедительно подтвердить», и комиссары девочек наших ведут, нет, не в кабинет, а в миграционный отстойник, с тем, чтобы назавтра … отправить обратно в Ханой.                       

Здесь мы на время их оставим, а сами пройдем в зону получения багажа, где по транспортеру уже движутся чемоданы, трехэтажные спортивные сумки, а главное – огромные картонные коробки с надписями аршинными буквами и наглухо замотанные скотчем. В принципе, вход посторонним и сюда также запрещен. Даже еще более строго, потому что у встречающих, какого бы ранга они ни были, нет вообще никакого предлога, чтобы помогать получать багаж. Но это если есть, кому помогать. А вот многие Коробки (здесь уже можно их писать с большой буквы) путешествуют сами. То есть при отправке, конечно, их кто-то занес под свое имя, но вот получать – не подписывался. (Понятно, почему. Ведь судьба-то каждого пассажира заранее не ясна, а ну как депортируют, а в Коробке скоропортящееся!). Как! – ахнут некоторые, что же там может быть? Дойдем и до этого. Но прежде, действительно, надо туда дойти. Категория «Встречающие Коробки» толпится у отдельного прохода. Их на рейс человек 5, есть и старший – братец «Звезда».

У  русских партнеров по бизнесу тоже есть «старший». Правда, не по званию, а по реальному положению. Это человек в милицейской форме, с одной - двумя унтер-офицерскими лычками (в каждой смене – свой) из числа сотрудников МВД, дежурящих по аэропорту. Вот здесь как раз деньги на бочку. Один проход Звезде или его подопечному внутрь – 500 рублей. Не смог унести все сразу – еще по 500 за каждый проход.  Чтобы пройти нужно миновать таможенный контроль, но таможенники, грубо окликающие каждого встречающего, кто хотя бы близко подошел к запретной зоне, в упор видят тех, кого проводит мильтон.

Коробки получены, и праздник жизни перемещается в отдел Карантина. Сотрудницы, дебелые тети с образованием не более трех классов (пардон, может у них в анкетах и больше, но при общении не скажешь) – в синих халатах, вооруженные печатями  ждут получателей Коробок. Открывать Коробку и получать штамп «проверено» - 500 руб., не открывать и получать штамп «проверено» - тысяча рублей. Других вариантов нет. Встречающие Коробки – это не «турист, турист», здесь категория иная. Это бизнес. Работают четко, никому не приходит в голову качать права. Время – деньги, в прямом смысле, и конечно не 500 -1000, а совсем другие.

После отштампования тетями в синих халатах, Коробки проносятся через таможенников уже легко. Тем более те заняты шмоном багажа реальных пассажиров.

Здесь принципы просты. Таможенники желают досмотреть только те емкости, которые упакованы намертво. Каждый приезжающий заучил еще дома, как он должен в этой ситуации поступить.  Из ручной клади достается «образец» продукции, которая, якобы, находится в том багаже, который просят предъявить к досмотру. Чаще всего такими «образцами»  являются изделия из вьетнамского серебра с маленькими рубинчиками или топазами, а также бутылки «целебного средства» с заспиртованными змеями и ящерицами. Конечно, по правде, это никакие не образцы, просто подарки, но из той же категории, что везут сюда на продажу т.к. они значительно дороже здесь, чем там.

Таможенники принимают их привычно и  охотно, престают настаивать на реальном досмотре багажа, стремясь пропустить как можно больше клиентов. Бытует здесь также и система, хорошо себя зарекомендовавшая во вьетнамских аэропортах (где любят шерстить вьетнамских туристов с американскими паспортами – или, если угодно, американских туристов с вьетнамскими именами): вместе с паспортом таможеннику предъявляется  возможность освежить в памяти, как выглядят президенты Гамильтон, Джексон или Грант.

Но вообще-то у «наших» вьетнамцев это еще не привилось – там у них-то  без  этого на историческую родину вообще не вступишь, а вот у нас еще есть шанс отделаться «подарком»…

  Вьетнамцы не ввозят наркотики и оружие, поэтому, пропуская их вслепую,  таможенники особо ничем не рискуют, и по неписанному соглашению  удовлетворяются мелкими подарками.

 

Ну, вот все этапы пройдены, а у нас с вами зависло три вопроса.

Первое – что будет с теми, кого не впустили? Ответ. Наутро появится начальство и произведет «зачистки». То есть, отпустит тех, за кого попросит пригласившая его приличная российская фирма или госучреждение, которым и в голову не пришло ночью ехать встречать невысоких – в прямом и в переносном смысле –  гостей (всё же на дворе 21-век и  цивилизованный человек сам может добраться до нужного адреса в Москве,  а  такую норму как «знание русского языка для ответа пограничникам» еще законодательно не ввели). За кого-то попросит Посольство – но это уж совсем редко, оно предпочитает не вмешиваться. Остальных всех – домой в Ханой.

Ошибается тот, кто думает, что на этом уровне можно будет тоже решить проблему деньгами, пусть даже большими. В этом как раз и состоит российско-вьетнамское ноу-хау участников процесса. То есть при повторном въезде все они позаботятся заранее о встрече через Ароматную Свечку. А из-за сиюминутной разовой выгоды ломать всю систему не станут.

Второй вопрос – когда, сколько и кому передает Свечка деньжат. Ответить на это трудно. Известно одно – всего Свечка за каждого собирает по 150 долл. Бытует мнение, кстати, поддерживаемое ею самой, что в разных сменах условия разные, есть даже одна смена, которую она особенно любит и рекомендует подгадывать прилет именно в эти дни. Есть трудная смена, оплата может дойти до 180. Есть, правда, и оптовые скидки – когда одна фирма приглашает более 10 клиентов. Сколько и где отдает Свечка – сообщить не берусь. Знаю, что сбор средств и составление списков в целом обычно заканчивается за сутки до прилета. Дополнительные списки могут составляться уже при прилете, но здесь ставки дороже, а с российской стороны видимо открывается кредит. Свечка монополизировала этот рынок, многие не раз хотели бы спихнуть её с этого места или хотя бы потеснить, но её родственные связи с кем-то в Посольстве и  нежелание российской стороны расширять список партнеров эти попытки пресекли.

(Никакие расчеты с пограничниками в Аэропорту не производятся, поэтому пара рейдов сотрудников собственной безопасности результатов не имели. Официально автору этих строк было сообщено, что Свеча сама собирает деньги в свой карман, а наивные вьетнамцы ей за это платят).

Третий вопрос  – а что же в тех Коробках? На это ответить проще. Дело в том, что восточные люди очень привержены своей пище, от отсутствия которой, как в повседневном меню, так и в «меню деликатесов» они очень страдают.  Есть расхожее мнение, что во вьетнамских общагах жарят селедку. Во-первых, не думайте, что  эта еда им в кайф, во-вторых, по большому счету это и не селедка вовсе источает такой аромат, а их любимый рыбный соус, в котором ее жарят.

Таким образом, в коробках – бутылки с этим самым соусом, охапки свежих листьев рау-кай, рау-нгот, рау-муонг, а также парное собачье мясо, тридцатидневные утиные яйца, полуживые – вернее полумертвые – крабы и лангусты и тому подобный свежачок. Все это к утру будет развезено по вьетнамским общежитиям и мгновенно реализовано за баснословные по сравнению с исходной ценой деньги.

(Но вообще, давайте будем снисходительнее. Помню, что в бытность моих частых поездок во Вьетнам, лучшими гостинцами работникам нашего Посольства всегда были буханки черного хлеба, кислая капуста и хрустящие, приготовленные по-нашему, соленые огурцы).      

 

Что поучительного мы узнали из этой главы?  – Это, конечно, четыре принципа, на которых строится сговор между вьетнамскими посредниками и российскими чиновниками по отъему денег у вьетнамцев; те четыре кита, на которых эти отношения стоят и будут стоять, и которые почему-то не смогли ни  придумать, ни воплотить представители других диаспор.

Первое. Существование как раз такой категории посредников, которые абсолютно отсекают возможность рядовому вьетнамцу осуществить хоть что-нибудь самостоятельно, в какой-либо области, где требуется контакт с российскими должностными лицами.

Второе. Для российской стороны -  дают заработать простым людям. Никакие березовские, окуловы, директора и замдиректора спецслужб здесь и рядом не стояли. Дежурные менты – да. Начальник смены погранцов – да. Тетки из карантинной службы,  рядовые таможенники… Впоследствии мы увидим, что и в других звеньях цепи происходит такое же.  Может вьетнамцы и хотели бы иметь более высокие выходы, но удовлетворяются теми отношениями,  которые имеют, поскольку это во-первых, дешевле, во-вторых более стабильно. А для российской стороны – это возможность дать заработать среднему звену чиновников, не подставляя начальство.

Делятся ли наши фигуранты с начальством? Я полагаю, что нет. Не потому что боюсь повестки в суд, а потому что искренне так считаю. Это та кость, которую начальники охотно отдают подчиненным. Да и доходы на единицу клиентуры не так велики, чтобы всем хватило.

В этом третий принцип – много мест, куда за каждого платятся небольшие суммы. Но при этом объемы клиентов –  большие и постоянные.            

Четвертое – верность сложившимся партнерским отношениям, нежелание расширять их за счет новых лиц, готовность потерпеть порой убыток (как, например, отказ от откупа оставленных на отъезд за более высокие деньги) во имя того, чтобы сохранить статус-кво. Ведь все эти депортированные никуда не денутся и через некоторое время обязательно  въедут в страну «как надо».

Запомним эти принципы – они пройдут насквозь во всех аспектах жизни диаспоры и не раз мы увидим примеры того, как кончаются неудачей попытки выйти за эти рамки.   

 

Последний вопрос в этом разделе. А почему вообще их отправляют домой и зачем они на самом деле приехали? Ответ. Они приехали на заработки. Чем именно они будут зарабатывать – они еще не знают, но уверены, что смогут преуспеть как и сотни тысяч их соотечественников, которые приехали раньше.

Фенька состоит в том, что официальной российской стороне это не нравится, а официальная вьетнамская сторона, задыхаясь от безработицы, выезд своих граждан на заработки поощряет.

Единственное, из-за чего российская сторона идет на это – как раз из-за получаемых финансовых вливаний, хоть и не официальных, но оттого особенно ценны; понемногу, но постоянно и повсеместно; то, что в определенных кругах принято любовно называть «капает». Вьетнамские же посредники не только зарабатывают деньги, но и выполняют задачу большой государственной важности, так как способствуют политике выезда, используя возможности существующего российского законодательства, да еще и приплачивают российской стороне в процессе  выполнения  повседневной работы.

Отсюда и пиетет, с которым официальный Ханой относится к касте вьетнамских посредников,  и  их снисходительное отношение к российскому официозу – и правда, чего щеки надувать, когда находишься на довольствии!

Интересно, что все высланные обратно – это удар опять же по тем своим, т.е. вьетнамские посредники, организующие переезд, влетели на сумму авиаперелета, которая возмещается из их кармана, а никак не из кармана самого клиента. Потому как обращаться к Свечке или надеяться на свои силы – это собственный выбор  исключительно  самих  этих вьетнамских посредников.

Для российской стороны отлаженность процесса и возможность периодически выставлять сводки о принимаемых мерах по борьбе с нелегальной миграцией  затмевает опасность быть уличенными в нарушении Human Rights. Ведь до тех пор, пока мигрант не остался в РФ самовольно после окончания срока визы его еще нельзя обвинить в нелегальности, не так ли? 

А что было бы, страшно подумать, если бы те, кого возвернули, потребовали бы через суд возместить им  госпошлину, уплаченную МИДу РФ за приглашения, за визы,  стоимость авиабилета, да еще что-нибудь за моральный вред? Правда, появления «Труновых» в рядах вьетнамских посредников никто не ждет. А сами клиенты все равно ничего  и не поняли,  ведь услуга «переезд в Россию» оказывается «под ключ».     

Ладно, порассуждали, вернемся к реалиям.           

Каламбур: как видно, первая забота вьетнамца, ступившего на гостеприимную московскую землю, состоит как раз в том, чтобы ступить наконец, на эту самую землю, с наименьшими потерями пройдя все препоны в аэропорту.

Наступает время второй заботы.  В чем она состоит?

 

II. На рубли поменяю билет

 

Правильно. Вторая забота – это сдать обратный билет.

Аэрофлот продает билеты только с оплатой туда - обратно. Мы, россияне, давно привыкли к этому в наших агентствах, но и во Вьетнаме без обратного билета визу в Россию не получить. Билет с открытой датой обратного вылета почти в два раза дороже полета в одну сторону. А вот вариант «апекс» - с фиксированной датой и пребыванием до 21 дня, притом с запрещением эту дату менять –  дороже одинарного билета только на чуть-чуть – 650 вместо 590 $.  И хотя этот обратный билет клиенту не нужен, он вынужден его покупать. Поэтому же - т.е. потому что он ему не нужен,  его надо как можно скорее сдать. Постойте, слышу я чей-то возглас, ведь билеты тарифа «апекс» обмену не подлежат. Ну никто и не просит его менять. Здесь задача другая - в течение 20 дней действия билета отправить по нему кого-нибудь в обратный путь. Этим и займутся скупщики.

Вьетнамцы, специализирующиеся на скупке билетов, отдают вновь прибывшему долларов 150 (т.е. грубо говоря, он долетел за 500), а продадут желающему улетать за 200-250, в зависимости от сезонного наплыва клиентов. В доле, естественно «Аэрофлот». Стоит ли «мараться» из-за навара в стольник? Не скажите. Еженедельно во Вьетнам отбывает два рейса по 150 - 200 пассажиров. Пусть из них 1/3 русских, и еще вьетнамцев двадцать купили  билеты по-настоящему (вообще-то меньше, потому как разные снобы, которым не все равно, как лететь и где билеты покупать, летают Вьетнамскими Авиалиниями, где сервис на порядок выше нашего), итого получается на круг навара по 3-4 тыщи баксов в неделю, ну в месяц и в год соответственно.      

Что? Билеты именные? Только вот это не надо.  Сказано же  - «в  д-о-л-е».    

 

III.  Нарисуем - будем жить

 

Ну вот, дело сделано. Билет сдан. Посредник, организовавший прибытие, по факту прилета оплачен. Дело близится к утру. Прибывшие и Встретившие, уставшие но счастливые, разъезжаются по месту пребывания, то есть в «места компактного проживания вьетнамских граждан».

Из тридцати вьетнамских общежитий в Москве  двадцати  двух нету на карте.  Как это? – да легко. Потому что эти здания – чаще всего бывшие рабочие общежития, но бывает и административного назначения, а то и вовсе производственные – давно закрыты на реконструкцию и капитальный ремонт. По договоренности с администрацией  балансодержателя, вьетнамская фирма расселяет там вьетнамцев и оплачивает оговоренные суммы. Это даже и арендой назвать нельзя, поскольку ни помещение из-за своего статуса не подлежит сдаче в аренду, ни вьетнамская фирма не имеет лицензии на предоставление гостиничных услуг, которыми она по существу и занимается, организуя проживание земляков и взимая с них за это деньги. Лазейки здесь есть,  в каждом случае придумано что-то свое, но общий принцип состоит в том, что отвечает за создание такой общаги никогда не первое лицо балансодержателя,  а кто-то типа коменданта или главного завхоза, который уж потом  с руководством  делится (вот здесь я  в этом уверена – слишком большие деньги и слишком ниоткуда свалились).

За возможность компактно жить в аварийном здании при отсутствии элементарных удобств рядовые вьетнамцы платят вьетнамскому хозяину до 300 долл. в месяц за комнату метров 15-20, из которых российскому балансодержателю достается меньше половины. Бессмысленно говорить, что за такие деньги можно снять однокомнатную квартиру в каком-нибудь приличном месте. Нет, они предпочитают полуподвал бывшего мясокомбината на Скотопрогонной улице с одним туалетом на триста человек  из соображений … безопасности!

Все дело в том,  что вьетнамский хозяин, организуя общагу, берет на себя все заботы – прежде всего весь спектр отношений с внешним миром. В то время как проживание в съемной квартире неизбежно потребовало бы хоть каких-нибудь  контактов – с соседями, участковым, дворовой шпаной, а может, с кем и похлеще.       

Каждое вьетнамское общежитие – это целый мир, не выходя за рамки которого можно получить всю требуемую для жизни инфраструктуру отношений и услуг: пункт питания, бакалейный магазин, медпункт, караоке, парикмахерскую,  фото и ксерокс, прокат видео и аудио кассет, интернет и дешевый международный телефон, вьетнамские газеты и книги…, а также весь спектр «юридических» услуг: оформление приглашения родным и знакомым, прием заявок для Посольства по обмену или продлению паспортов, работа по получению документов по легализации,  получения подтверждения права  на трудовую деятельность, визы и авиабилеты, прием денежных переводов во Вьетнам, выплата денег по переводам оттуда, обменные пункты и т.д. и т.п.

Находится место и  представителям теневых вьетнамских структур, которые любят организовывать мини-казино и бильярдные, «массажные» салоны,  автосервисы, а также так называемые «рынки труда», потому что по традиции именно «мафия» отвечает за судьбы тех соотечественников, которые попали на чужбине в экстремальное положение,  разорились и дошли до ручки.

С точки зрения рентабельности для вьетнамского хозяина общага должна быть чем больше, тем лучше, так как доходы больше, а абсолютная величина  накладных расходов примерно одинакова, но в большом общежитии требуемые суммы собираются легче. В каждой такой общаге проживают сотни семей, часто с детьми и приехавшими их «пасти» бабушками и дедушками,  и за исключением тех, кто ежедневно ходит куда-нибудь «на работу»,  проживающие могут годами вообще не общаться с внешним миром.    

 

IV. Займемся бизнесом, друзья

 

Разместились, осмотрелись. Что ж, пора приниматься за дело. Еще недавно основным заработком вьетнамцев была перепродажа на мелкооптовых рынках товаров, перекупленных у оптовиков.  Сейчас, конечно, это тоже главное, но не в такой пропорции как раньше. 

Во-первых, ужесточились проверки на рынках. Во-вторых, ужесточилось законодательство. В третьих, позакрывались чисто вьетнамские рынки, расположенные прямо в общагах. Поэтому ушла в прошлое такая форма, как прием товара у крупных оптовиков на реализацию под залог паспорта. А на городских вещевых рынках и без паспорта не появишься, и гарантировать, что товар не отберут при проверке, тоже сложно. Поэтому оптовики предпочитают реализовывать товары в торговых точках, которые они арендуют сами и где работают нанятые ими гражданки Украины и Молдовы. Для них ведь и регистрацию сделать проще, и медкнижку достать, и зарплата у них пониже, чем у вьетнамцев.

Происходит переориентация простых вьетнамцев на другие формы заработков – работа на «производстве» (которого коснемся ниже),  внутренние услуги  для богатеньких представителей диаспоры (ремонт квартир, сидение с детьми, извоз).

По мере общего падения уровня доходов активно пополняется численный состав вьетнамских ОПГ.   

 

V. Подсчитали - прослезились

 

Не надо думать, что  вьетнамские коммерсанты по природе своей  ярые приверженцы ведения бизнеса «в черную». На самом деле два взаимосвязанных фактора не дают им возможности «выйти из тени». Первый – невозможность по определению соблюсти все законодательные нормы из-за заложенной в них налоговой беспредельщины. Второй – чем более легитимно ведешь свою деятельность, тем большее недовольство вызываешь у проверяющих инстанций (!).

Если соблюсти все нормы, предусмотренные законом и не скрывать истинных объемов деятельности, то в прибыли не останется никто. Дешевизна вьетнамских товаров и вьетнамской рабочей силы обусловлена как раз отходом (или обходом) многих требований закона. Если же их соблюдать, то ни один вьетнамский оптовик не удержится в России ни за что. К счастью, (или к несчастью) со стороны властей не делается попыток привлечь их в законопослушное русло. А скорее наоборот.

Вот свежий пример. До текущего года вьетнамские фирмы (конечно, как и вообще все иностранные), использующие вьетнамских работников, не должны были отчислять в составе Единого соцналога средства в Пенсионный фонд – ведь вьетнамцы не претендуют на пенсию в России когда бы то ни было. Теперь должны – а это 28 % о фонда оплаты труда. В том числе и некие накопительные взносы – наравне в россиянами. А это уж полный нонсенс.

Какой же выход? Естественно – скрывать истинный штат работников, занижать их зарплату, а еще лучше не показывать вообще никакой деятельности. Фирма резко переходит в черный сектор экономики. Какой результат перехода фирмы из полусвета во мрак? – теряются даже те выплаты, которые делались в прошлом, то есть в Соцстрах и Медстрах, а также хоть какие-то отчисления в бюджет в виде подоходного налога. Правда, остаются и даже прибавляются отчисления на отмазку. А это возможно и было основной целью нововведений. 

 

VI. Здравствуйте, я ваша крыша

 

Эту жизнерадостную мысль, завуалированную в приличные слова, вьетнамские хозяева общежития слышат не из уст каких-то увешанных голдой братков, а как раз наоборот – дядей в синей милицейской форме, занимающих следующие должности: участковый по данному зданию (а лучше старший участковый микрорайона), инспектор режимного отдела районного ОВИРа (а лучше сотрудник паспортно-визовой службы округа), а также от одетых в белые халаты врачей СЭС, и  в зеленую униформу сотрудников противопожарной безопасности, курирующих данный адрес. Без этих двух последних никак нельзя, поскольку как было сказано выше, дома аварийные. А вот без паспортников хотелись бы обойтись и готовы затратить серьезные деньги за возможность зарегистрировать проживающих по этим реальным адресам, да ведь как открыть регистрацию по аварийному зданию?

Каждая проверка выявляет нарушения паспортного режима и подвергает штрафу: нарушителя по 50 рэ, фирму-хозяина  по 100.

Почему я называю их крышей? Потому что квитанция о штрафе «действительна» 3 дня, а потом можно штрафовать тех же людей по новой, но по соглашению проверки проводятся один раз в неделю, и количество оштрафованных тоже согласовано (от 10 до 20 чел. в зависимости  от состояния дел в городе – есть «усиление» – побольше, в тихие времена по десятке).  Раз выписываются квитанция, то где же коррупция – обрадуетесь вы. Конечно, здесь даже язык не повернется назвать это коррупцией – зайдите в любое ОВД и ОВИР, в районе где есть крупная вьетнамская общага.  Компьютеры, ксероксы, факсы, АОН, а нередко и автомобили – подарки вьетнамских директоров. Не говоря уж о подарках к праздникам и юбилейным датам и по разным единичным поводам у кого-то из сотрудников, как–то рождение детей и выход на пенсию и т.д. Стоит лишь кинуть клич – вьетнамские директора общаг никогда не откажут: чаще всего просто собирают дополнительно с проживающих еще по чуть-чуть, но иногда и из своей прибыли выделяют. 

Важно отметить, что эта идиллическая картинка относится  лишь где-то к половине объектов, наиболее стабильных и долговременных, где вьетнамская дирекция не жадничает, местные органы не «борзеют», не щиплют по мелочам, не подкарауливают «клиентов» в ста метрах от общаги, чтобы хапануть лишний раз  свой личный карман. Там же, где происходит именно так – это постоянная головная боль, жалобы в разные инстанции, как официальном порядке так и в приватном,  уголовные дела по обвинению в коррупции, а по отношению к вьетнамцам – как раз оттуда поставляются данные о нелегальной миграции, и клиенты для приемников-распределителей.

Так что есть такая непростая профессия – общагу держать.      

 

VII. Его поймали, арестовали  

 

Принятый наконец Закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» со снобистской миной прошел мимо самой главной реалии российской миграции – того факта, что в России, в частности в Москве и других крупных  городах, уже находятся миллионы граждан Дальнего зарубежья, оказавшиеся в состоянии нелегалов.  Им не предлагается никакого выхода ни для легализации, ни для мирного отъезда на родину.   

Легализация невозможна ни за какие деньги, хотя её можно было бы провести вполне в рамках закона так:

1. Обложить штрафом, определенным законодательством в размере по 500 руб.

2. Зарегистрировать хотя бы на 90 дней, указанных вскользь в Законе, за 150 руб.

3. Выдать выездные визы с оплатой госпошлины 120 руб.   и за бланк визы 50 руб.

4. В течение этих трех месяцев посчитать людей «амнистированными» за допущенное административное нарушение по ст. 18.8 КоАП  РФ – проживание без регистрации, и дать им возможность «разобраться» по новым работодателям с получением Подтверждений на право трудовой деятельности, с оплатой тоже установленной Законом госпошлины    по 4000 руб. с человека.

            С такими условиями 100% вьетнамских граждан стали бы участвовать в этой программе.

Посчитаем для Москвы, где находится не менее 200 тыс. вьетнамцев данной категории.

Расходы на одного человека составят:

500 + 150 + 120 + 50 + 4000 = 4820 руб.

Умножить на 200 тыс. = 964 миллиона рублей, то есть где-то 32 миллиона долларов  легко ложащихся в госказну – такова цена фанаберии,  невежества  и жадности.

Потому что эти деньги опять же будут восприниматься как все та же ложка, пронесенная мимо рта.

 

            Сейчас законный путь для обнаруженного нарушителя - выезд на родину с визой о выдворении.  «Отмазка» – от 100 до 500 долл., в зависимости от ситуации, кто, где и в связи с чем задержал, к какому посреднику обратились.  Если же «цыпленок пареный»  не хочет платить, то ему предоставляется право купить билет и выехать на родину. Недавний рассказ начальника ГУВД Москвы о том, что было выдворено за счет бюджета чуть ли не 500 человек – это сказка.  Им лишь были оформлены визы, а билеты они купили сами. (Ну те, корешки от обратных билетов, по 200 долларей. См. в пункте № 2).

Надеюсь, что Н. Пронина просто ввело в заблуждение Паспортно-визовое управление ГУВД Москвы. А ну как правда, оприходовали бюджетных средств на 500 авиабилетов Москва-Ханой  по  $ 650 ?  

 

VIII. Гаишник  возник неизвестно откуда

 

Давно стали притчей во языцех проверки и досмотры, учиняемые милицией  на трассах следования вьетнамских торговцев с рынка в общагу. Хоть и знают, что шансов обнаружить и отобрать дневную выручку в кармане пассажира ничтожно мало (деньги  прячут в товар и оставляют в контейнерах), но все равно поживиться удается. Предлог – все та же проверка легальности пребывания в Российской Федерации. Если ж пойдут на принцип, предъявят и паспорт и визу и регистрацию, то уж наверное, не предъявят Подтверждения на право трудовой деятельности, а если и оно есть, то не назовут ни своей должности, ни названия фирмы, ни  где она находится, ни …

Ну а гаишники при чем, спросите вы. Эти конечно, делают упор на документы на машину. Забирают, чтобы «пробить» на предмет угона, но вьетнамец понимает, что при расширении контактов доберутся рано или поздно той же самой паспортной проверки.  Поэтому платят заранее...

А вот эта история рассказывается, как образец самого блестящего решения вопроса.  Был некий майор, который любил на своей машине выходить ввечеру на помысел на одной из самых популярных трасс – с Черкизовского рынка в общежитие «Салют».  Да так лютовал, что дождался коллективного заявления от вьетнамцев в вышестоящий орган. Уголовного заводить не стали, а пришлось ему по-хорошему из органов демобилизоваться. 

После этого между вьетнамскими фирмами развернулся настоящий аукцион, в итоге которого он был принят в победившую фирму на работу по перевозке вьетнамских клиентов по заветной трассе, на которой он знал каждый уголок. За безопасность перевозок (кто захочет связываться, если за рулем майор запаса) да еще при должности «Сотрудник безопасности фирмы» наш герой получает официальную зарплату в пять раз больше, чем на своем старом месте.

А обиду за то, как бессовестно шмонал, и за то, как подставили с заявой,  стороны уж забыли – бизнес.

 

IX. Исцелися сам

 

Принято решение о том, что на каждом рынке должно быть оборудовано помещение для медицинского контроля, где будут трудится прикрепленные врачи и медсестры из государственных поликлиник.

«Организация медпунктов  и  оплата труда медперсонала на вьетнамских рынках будет финансироваться самой дирекцией рынка» - умиляется телекорреспондент.

И правда, голь на выдумки хитра. Но стоит ли радоваться?  Ведь это опять нас сделали. Это же не новая задумка (а в России наших дней почти уже осуществленная): зарплата  судей – из кармана обвиняемых, тюремные надзиратели – на довольствии у ЗЕКов. А в отношениях с Вьетнамом вообще имеется мощный опыт: еще со времени работы на наших предприятиях вьетнамских гостарбайтеров, в каждой группе из 40 человек была своя верхушка – вьетнамский руководитель, воспитатель и  переводчик. Так вот, они  получали зарплату у руководителей предприятия. Поэтому  вместо того, чтобы стоять на страже интересов своих соотечественников, они самым бесстыдным образом вступали в сговор с советским работодателем, чтобы извлечь из своего положения как можно больше выгоды – устраивали рабочим распродажу прав на отправляемые домой контейнеры (тогда это было одной из форм расплаты предприятия с вьетнамскими рабочими), брали взятки за оформление отправки товаров и другие «блага».

  Итак, стоило забить тревогу, что ни один вьетнамский получатель медкнижки в действительности не проходил врачебного освидетельствования, как Главного санитарного врача гор. Москвы  Филатова посетила счастливая мысль: взять снабжение медкнижками под централизованный контроль, тем более есть предлог – угроза атипички. Вроде и не придерешься, - да и не придрались бы, кабы невольно не  открыл глаза  корреспондент – что это просто еще одной дополнительной данью обложили хозяев рынка. А они, ясен перец, не из своего кармана, а все оттуда же, из кармана черного люда потянут дополнительный оброк. И уже не 300 рубчиков стоит оформленная неизвестно кем медкнижка, а тыщу триста – да не чужими дядями, а своим прикрепленным на довольствие врачом. Собирает вьетнамская администрация по 1300, врачам отдает по тыще, себе оставляет по 300.  За каждого.

Вопрос – не на засыпку, а на отсев фантазеров и фарисеев – будут ли организованы на этих рынках для десятков тысяч вьетнамских граждан, не имеющих документов и  не говорящих по-русски, принудительная сдача на анализ крови, мочи и прочего, а также  обход врачей-специалистов?  

Правильно.

 

X. Все входящие бесплатно (С нами удобно)

 

            Как уже было видно из пункта № I, жизнь вьетнамской диаспоры управляется кастой посредников. Это самая привилегированная  каста во вьетнамской диаспоре, в услугах которой нуждаются все слои вьетнамского населения, потому что они продают не только (и не столько) свое знание русского языка, но и свои наработанные связи с российским чиновничеством, правоохранительными органами, сотрудниками вьетнамского посольства, а во многих случаях и налаженные международные связи.

            Спектр их услуг охватывает до мельчайшей специализации все аспекты жизни общества. Более того, они постоянно совершенствуют свою деятельность с тем, чтобы без них вообще невозможно было ступить шагу ни простом торговцу, ни крупному оптовику, ни члену вьетнамской ОПГ, а их отношения между собой, несмотря на внешнюю пристойность, больше напоминают пауков в банке, ибо рынок вьетнамских пользователей услуг и рынок российских коррупционеров хоть и огромен, но не бесконечен.

Вот некоторые из объявлений  этой категории, взятые из вьетнамской газеты

«Товары и Услуги» (кстати,  в Москве выходит 6 ежедневных и две еженедельных газеты на вьетнамском языке).   

1. СЕСТРИЦА  ХОНГ

УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СЕРВИС

Новые паспорта

Регистрация во все виды паспортов.

Под ключ – Виза, Подтверждение, Регистрация

Под ключ для не имеющих регистрации:

Выездная виза + Въезд обратно + Готовая регистрация,

(для Москвы – дороже, для других городов – скидки).

Денежные переводы (1 день) в 36 городов во Вьетнаме. Гарантия

Звонить: 219-33-11  Спросить: ХОНГ

Обращаться: ПО-ПРЕЖНЕМУ НА САЛЮТЕ-2

 

2. ВЬЕТ-НГА

СЕРВИСНЫЙ ЦЕНТР

Техосмотр, права, техпаспорта, другие документы ГИБДД

Регистрации, Подтверждения – экспресс оформление (2 недели)

Визы, регистрации для гостей, членов семьи

Временное пребывание для прибывших из других городов

Оптовикам скидки

Звонить: 504 1859 Обращаться:

В наши офисы на Салюте-2, Салюте-5, на Войковской, ТОГИ, на Рынке КТ

 

3. ТХУ-НГА

УНИВЕРСАЛЬНЫЕ УСЛУГИ

Дешевая оплата за регистрации под ключ

Подтверждение + Регистрация для пустых паспортов

Денежные переводы

Водительские права, техосмотр, техпаспорта

Звонить: 778-9766 

Обращаться: Рынок КТ, Желтое здание Ряд 22В, Ресторан «Золотой Дракон»

 

4. ТЫ-ХА

ЮРИДИЧЕСКИЙ ЦЕНТР

Полная легализация любых клиентов под ключ, быстро, недорого

Звонить: 7783176 

Обращаться: Рынок КТ и Салют-2

 

5. ШОНГ ЛАМ

ЛЕГАЛИЗАЦИЯ И ТУРИЗМ

Самые надежные услуги –

Дешево, Быстро, Оптовые заказы – скидки

Звонить: 107 0239  Спросить: девушку Бай

Обращаться: в представительства на Салюте-5, Салюте-2 и Рынке КТ.

 

6. ДЕВЯТЫЙ БРАТ

МНОГОПРОФИЛЬНЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ СЕРВИС

Регистрации +  Подтверждения  под ключ, в том числе с белыми паспортами.

Продление Регистраций и Подтверждений под ключ

Приглашения и помощь в получении виз на 1, 3 и 12 месяцев в Германию, Францию, Чехию.

Оптовым клиентам – скидки, экспресс оформление

Звонить: 108-41-22  Спросить: Тина или Ханг

Обращаться: Рынок КТ Желтое здание Комната 05 Ряд 10В2

 

7. ХА ЛАМ

СЕРВИСНЫЙ ЦЕНТР ТИЕНА

Туристические визы с переходом на Подтверждение + Регистрацию

Регистрация в пустые  паспорта

Звонить: 109 6833  Спросить: Тиена

Обращаться: Рынок КТ Желтое здание Комната 8

 

8. УСЛУГИ ФИРМАМ

Регистрация фирм

На вьетнамские паспорта (под ключ, с документами, заверенными Посольством)

На паспорта российских граждан

Решение вопросов с налоговыми инстанциями

Звонить: 330-3591  Спросить: Тханга

 

9. НОВЫЙ ВЕК

ТУРИСТИЧЕСКАЯ ФИРМА

Только у нас –

Привезем ваших детей в гости к родителям (дешево)

Туристические визы – экспресс оформление

Мультивизы

Регистрация = Подтверждение для членов семьи (недорого)

Обращаться:

Салют-5 Павильон 07 (на улице) 107 3774 Спросить тетушку НГУЕТ

107 2120 (спросить Фыонга) 

995-3885 (спросить Гу)

107-1956 (спросить Тхонга)

 

10. ВЕРА

МНОГОПРОФИЛЬНЫЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ УСЛУГИ

Оформление студентом ВУЗов Москвы, в том числе со стипендией, за пол-цены  официальной оплаты за  обучение,

Под ключ, в случае необходимости - вьетнамские дипломы, аттестаты, свидетельства о рождении, для поступления в Московские ВУЗы

Визы (срочное оформление)

Туризм 

Коммерческие – 1 мес., 3 мес. Мультивизы годовые

Виза Работа по найму + Подтверждение под ключ

При оформлении от 3 человек – скидка по 100 $ на человека

Спросить: Хыонг

Сдавать документы в Ханое по тел. 0902 294042 по адресу ул. Тху Кхэ д. 465

Получать документы в Москве : 1074680 Рынок КТ Спросить: Хыонг

 

11. ХОАНГ ЛАМ

СЕРВИСНЫЙ  ЦЕНТР

Визы для вьетнамцев в Россию : туристические, студенческие

Авиабилеты с подтверждением места

Денежные переводы во Вьетнам, подтверждение по факсу

Поездка в отпуск и обратно «под ключ»

Выездные визы без выдворения

Звонить: 107 28 34  Офисы  на Рынке КТ, в Красной Реке, на Салюте-2

 

12.  ВИНЬ ХА

РАЗНЫЕ УСЛУГИ

Авторитетные консультации по разным видам документов. Индивидуальный подход и расценки.

Особенно:

Регистрации и Подтверждения для новых паспортов

Звонить: 8-501-439-0226  109-5495

Обращаться:  Рынок КТ  Ресторан ВИНЬ ХА на втором этаже

 

13. ХОНГ ФИЕУ

ЦЕНТР СОДЕЙСТВИЯ

Экспресс-продление регистраций

Подтверждения на право трудовой деятельности (Новые)

Звонить: 728-3229  778-8004  778-4367 

Обращаться:  Рынок КТ  Кожаные изделия Ряд № 6

 

14. БОЛЬШАЯ СКИДКА ОПТОВИКАМ (от 30 клиентов)

Под ключ – 10 дней для любых категорий паспортов:

Выезд, Въезд, Подтверждение, Регистрация

НОВЫЕ УСЛУГИ

Российские Свидетельства о рождении и Российские Паспорта для вьетнамских  детей, родившихся в России.

Звонить: 504-6098

 

Вот этот последний пункт в номере 14 особенно волнующий. Действительно, новинка !

            Добавим еще, что если в России слово «посредник» чуть ли не ругательное (как, впрочем, и «торгаш»), то уж на Востоке и то и другое – очень уважаемый статус.

 

XI. Покупайте отечественное

 

Десятилетиями строилась и процветала отлаженная система таможенной очистки вьетнамских товаров, при которой растаможивались не грузы, а документы. Естественно тоже «под ключ». Недавняя российская таможенная реформа и усиление контроля за рядовыми сотрудниками таможни привели к крушению этой системы, банкротству вьетнамских посреднических фирм, оказывавших услуги по растаможке (читай подкупе таможенных структур) и … к развитию производства традиционных вьетнамских «адидасов» и «найков»  прямо  на месте –  в самой Российской Федерации. 

Завоз 50 кг швейной продукции при учете таможенных пошлин и иных расходов при «белой» растаможке оказался гораздо дороже завоза и содержания одной вьетнамской швеи, весящей те же 50 кг, но способной произвести не 50, а во много раз больше килограммов такой  же самой продукции.

Естественно, «производство», за которое взялись бывшие оптовики, развивается по тем же законам, что и все остальное в этой области, то есть «в черную». Шьют в подвале, по три смены, все без документов, продукция не сертифицирована, бухгалтерия - тоже в черную, зато зарплата выплачивается регулярно и чаще всего переводится сразу во Вьетнам – семьям работниц, здесь же оставляется  минимум на жизнь впроголодь.

Из всех налогов организатор производства платит только один – отмазку  местным правоохранительным органам.         

 

XII. Еще не всё запрещено

 

             У вьетнамца, находящегося в ситуации нелегального мигранта все же есть путь перейти на легальное положение. Для этого он должен выехать на родину, а потом въехать по легальному приглашению. И уж больше не грешить.

Посчитаем разные варианты.

  1. Белый выезд.

Вообще-то вьетнамец-«нарушитель» не может получить  выездной визы без отметки о выдворении, из-за которой он не сможет больше въехать в Россию в ближайшие лет 5 и вообще вынужден будет во Вьетнаме получать новый паспорт вместо «черного-позорного». Короче, выездная виза без отметки о выдворении стоит у посредников 200 долл. Напрямую получить ее невозможно, никто в УВИРе и ПВУ связываться с кустарем-одиночкой не будет.

Итак 200. Билет должен быть именной, настоящий, потому что визу дают только «под билет». Около 650, берем уж сразу в две стороны. Подтверждение на право трудовой деятельности – 300 (см. п. № X). Приглашение – 50.  Виза в Посольстве РФ в Ханое – 50.

ИТОГО:  $ 1250.

(Кстати, как совпало! – это примерно та же сумма, что выплачивается вьетнамцем посреднику за самую первую поездку «под ключ», включая изготовление паспорта, правда, всего на 3 месяца. А здесь-то на год – раз с Подтверждением.

     

  1. Есть другой вариант.

Получаешь в Посольстве «Свидетельство о возвращении на родину» (30 долл., в течение одного дня). Билет – корешок за 200 (см. п. № 2), а дома снова обращаешься к посреднику и за 1250 едешь по-новой, уже с новым паспортом. Дороже на 230 долл., но зато гораздо меньше головной боли, и меньше риска сбоя. При этом у тебя сохраняется старый паспорт, который можно использовать потом для залога, сдавать его в аренду или еще что-нибудь.

Правда, в этих двух вариантах есть еще один аспект: вроде бы вернулся, повидал своих, но не приедешь же с пустыми руками. Так что оба они довольно накладны. А вот лучше всего все же

 

  1. Вариант номер три: Путешествие Паспорта.

Посредники предлагают за 500 долл. путешествие паспорта со всеми отметками по маршруту Москва-Ханой-Москва при условии, что клиент будет иметь Подтверждение и Приглашение. Это, как мы помним,  стоит 300 и 50.  То есть «под ключ» - получается 850. Сроки гарантированны. Если с паспортом что-нибудь случится, то посредник гарантирует оформление нового за его счет.  Хотя таких накладок еще не было.

Что же входит в услугу? – Проставление отметки о выезде в Шереметьево-2, отметки о въезде в аэропорту Ной-Бай. Получение визы в Посольстве РФ. Проставление отмети о выезде в аэропорту Ной-Бай и отметки о въезде в Шереметьево-2. 

Просто и  Элегантно.

 

Ну и наконец, во что же встанет вернуться насовсем?

Всему своя цена.

Виза с выдворением стоит 50 долларов. Это уж по божески. И платится за то за то, чтобы получить выдворенческую визу «в койку». И в течение дня. А не мыкаться с ее оформлением. Ибо  с вступлением в силу нового Закона, выдворение только по решению суда. А суд только с участием переводчика. А займет это все времени немерено, потому что придешь (даже если кто знает куда приходить), а там все заняты, а по дороге еще привяжутся менты, а по-русски все равно ничего не понимаешь, а потом в суд опять приходить, и неизвестно, сколько ждать и что говорить, а здесь все под ключ.

(Вы спросите, а как же без оформления в суде. Ну так это задним числом . И тоже по оптовым ценам. Зато на живом переводчике экономия. А подпись виртуального в протоколе суда все же будет стоять). 

Так и получилось, что выглядит всё в Законе довольно цивильно – вроде бы раз касается прав человека, то надо через суд, а на деле в который раз привело к еще одной форме, как можно на мигрантах заработать.

А может, для этого и принималось.

 

 

 

Ирина Зисман

Председатель правления

Региональной общественной организации

«Общество содействия защите прав мигрантов»

 

Migrants@online.ru

Тел. 995-78-88