ЦЕНА ЧЕЧЕНСКОЙ ВОЙНЫ

Открытое обращение к соотечественникам

 

Игорь Борисович Шамшев,

народный депутат СССР,

член Межрегиональной депутатской группы в 1989-91 годах.

 

На Чеченской войне погибли и были искалечены десятки тысяч россиян – русских, чеченцев, татар, башкир, якутов; сибиряков и москвичей, жителей Гудермеса и Пскова…

Сотни тысяч стали беженцами.

Пострадали от войны – миллионы.

Пострадали российские солдаты и офицеры: они постоянно рисковали жизнью, голодали, их убивали и ранили. Тысячи парней не вернулись с войны. Они уже никогда не смогут придти домой, обнять своих матерей, жен, невест, взять на руки своих детей. Для них все кончено. Боль их близких неутолима.

Тем, кому удалось вернуться живым и здоровым, - повезло. Но и они тяжело ранены: тот, кто уцелел физически, искалечен морально. На войне солдат учили убивать, на войне многие научились ненавидеть, издеваться, грабить, насиловать. Они возвращаются домой  и не могут найти себе места в мирной жизни, часто не могут найти работу. Многие начинают пить, принимать наркотики, а некоторые решают делать то, к чему привыкли на войне: убивать, грабить, насиловать. Война – одна из главных причин роста преступности в стране.

Мирные жители тоже страдают. По России прокатилась волна терактов. В Москве погибли сотни людей. Власти признают, что не могут гарантировать в столице безопасность.

А материальные потери? Весь бюджет России на 2003 год – 73 миллиарда долларов. Война в Чечне по самым скромным подсчетам обходится в 10 миллиардов долларов в год – примерно миллиард рублей в день. В ходе войны рушат города и селения - это стоит денег, чтобы их восстановить – нужны большие деньги, чтобы продолжать войну, во время которой снова все разрушают - опять нужны деньги … и так далее.

Не менее половины этих денег разворовывается. Кто-то обогащается на войне, кто-то делает карьеру. А простые люди?

Расходы на войну в три раза больше запланированных расходов на образование, в пять раз – на промышленность, энергетику и строительство, в семь раз – на науку, в девять раз – на здравоохранение, в десять раз – на сельское хозяйство и рыболовство, в двадцать раз – на культуру, в тридцать раз на охрану окружающей среды. Из денег, которые проваливаются в черную дыру Чеченской войны, можно было, например,  легко оплатить в этом году обслуживание государственного внешнего долга (6,9 миллиардов долларов). Их можно было бы вложить в нашу экономику, выпускать конкурентоспособную продукцию. Ведь вся наша экономика сейчас держится на продаже нефти, и в случае падения мировых цен на нефть нас ждет новый дефолт, как в 1998 году, или даже полное банкротство и развал страны, как это было с СССР. Но деньги нужны на войну.

Можно было бы больше платить нашим бедствующим врачам, учителям, научным работникам – но деньги нужны на войну.

Можно было повысить нищенские пенсии инвалидам, старикам, повысить смешные стипендии студентов – но деньги нужны на войну

Можно было создать для молодежи новые рабочие места, увеличить помощь молодым семьям, обеспечить их жильем, дать нормальные пособия на детей – но деньги нужны на войну.

Деньги идут на войну – и растут цены, квартплата, дорожают все товары, все - отопление, электричество, бензин, а десятки тысяч россиян замерзают в своих домах, в школах и больницах, потому что не на что отремонтировать котельные и теплосети.

Деньги идут на войну – и родителям не на что прокормить своих детей. Родители пьют, со зла избивают своих детей, выгоняют их из дома или дети сами убегают на улицу – и в России миллион беспризорных.

Война плодит смерть и нищету, произвол, коррупцию и беззаконие, а России нужен мир и созидание.

Люди не в силах отстоять свои законные права, народ спивается от безысходности, небывало растет преступность и наркомания, по стране шагает СПИД, туберкулез, гепатит, но президент и генералы твердят нам одно: «Никаких мирных переговоров, война в Чечне до победного конца!».

А ведь уже давно ясно, что эта война может длиться десятилетиями!

Ни генерал суворовской выучки, герой Бородинской битвы Ермолов, ни «великий вождь и учитель всех времен и народов» Сталин, ни Грачев, которого Ельцин называл «лучшим в мире министром обороны» (помните: «Одним десантным полком за два часа?») не могли покорить чеченский народ. Даже в сталинских тюрьмах и лагерях, как свидетельствует Солженицын, чеченцев сломить не удавалось.

Так что же, будем помирать, но воевать дальше, чтобы Чечня навеки оставалась в составе нашего государства? Не лучше ли начать переговоры, вывести оттуда наши войска и ввести туда миротворческие международные силы для сохранения там порядка и безопасности? Если Россия и потеряет Чечню, то не лучше ли такой конец, чем ужас без конца?

Если народ не хочет жить с нами в одной системе, одном государстве – насильно жить его не заставишь. Вся наша агентура, навербованная в ФРГ (надо полагать, с участием подполковника Путина), все «рабоче-крестьянское» правительство, «Единая социалистическая» партия, армия и органы безопасности ГДР, вся Западная группа войск Советской армии, вооруженная самым современным оружием, не могли ничего сделать с немцами, которые больше не захотели жить с нами «в одном лагере». То же было с Чехословакией, Польшей, Румынией, Болгарией, Венгрией.

То же происходило внутри самого СССР. Разве «работа» спецназовцев саперными лопатками против мирной демонстрации в Тбилиси остановила образование суверенной Грузии? – Она ускорила это событие!

Я помню, как на Съезде народных депутатов СССР в январе 1991 г. был воспринят захват спецназовцами Вильнюсского телецентра. Для нас, депутатов-членов межрегиональной группы было ясно, что, как и в Тбилиси, здесь не обошлось без приказа Горбачева. Ясно было и то, что все эти телодвижения спецназовцев только ускорят провозглашение суверенитета Литвы, Латвии, Эстонии. Вскоре на Манежной площади с нашим участием собрался полумиллионный митинг протеста, а через несколько месяцев от СССР отделились не только Грузия и Прибалтика, но и Украина, Белоруссия, Казахстан и другие союзные республики.

Слава Богу, что у Горбачева хватило ума не начинать войну в Грузии или Прибалтике – Россия умылась бы кровью, а результат был бы полностью катастрофическим. К слову сказать, Горбачеву также хватило ума вывести войска из Афганистана, где десять лет шла война, в числе других причин разрушившая «великий и могучий» Советский Союз.

Президент Путин пришел к власти с лозунгом: «Мочить чеченских боевиков в сортире». Но на самом деле уже который год в сортире «мочат» Россию. И она в конвульсиях и мучениях гибнет в бездонном дерьме Чеченской войны.

Если так пойдет дальше, то, возможно, в будущем на вопрос какого-нибудь иностранного корреспондента: «Так что же, все-таки, случилось с Россией, господин президент?» - Путин ответит с присущими ему невозмутимым спокойствием и оригинальным юмором: «Россия? - Она утонула».

Выход один: заставить власть прекратить эту войну, сесть за стол переговоров. И это может сделать не беспомощный, задавленный парламент, а сотни тысяч, миллионы граждан, объединенных общей волей. Никто другой вместо нас эту войну не остановит. И если потребуется снова вывести на митинги всю страну – давайте работать для этого.