ЖЕРТВЫ КРАСНОГО ТЕРРОРА НИЧЕГО НЕ ЗАБЫЛИ,

а вот многих россиян память сегодня подводит

 

«...А что ГУЛАГ? ГУЛАГ работал на страну. Заключенные дело делали...»

Иосиф Кобзон, народный артист бывшего Советского Союза, депутат Государственной Думы, бизнесмен. (Из интервью в телепрограмме Б. Ноткина)

         

«И, конечно же, важнейшей нашей задачей остается защита каждого гражданина, защита прав человека»

Владимир Устинов, Генеральный прокурор Российской Федерации («РГ», 30.04.02)

 Несколько лет назад лучшие люди России, среди которых были Олег Басилашвили, Ирина Архипова, Евгений Велихов, Сергей Капица, уже ушед­ший от нас Дмитрий Лихачев и многие другие выступили с замечательной идеей о проведении всенародной акции «Памяти жертв политического произвола». Дело замечательное, гуманное, хотя и несколько запоздалое. Однако на­род наш, страдающий амнезией (потерей памяти), идею не поддержал, а уж власть предержащие тем паче.

Ежегодно 30 октября — святой день для бывших узников ГУЛАГа: День памяти жертв политических репрессий. Оставшиеся в живых политзаключенные, члены их семей и просто честные люди собираются, чтобы помянуть жертв коммунистического режима, убитых большевиками людей, прошедших через ужасы отечественных концлагерей, тюрем и тюремно-психиатрических больниц, страшнее и бесчеловечнее которых не знает история ни одной страны в мире. Сейчас уже ни для кого не тайна, что гитлеровское гестапо изучало «технологию» допросов и пыток у со­ветских коммунистов, а первый самодельный крематорий для уничтожения трупов политзаключенных чекисты создали в 1935 году в Подмосковье, в Свято-Екатерининском женском монастыре. Монахинь изнасиловали и расстреляли, а в монастырском храме перед алтарем Михаила Угодника установили паровозную топку. Монастырские кельи переоборудовали под камеры и стало бывшее богоугодное заведение именоваться тайной политической Сухановской  тюрьмой.

На протяжении почтя восьми десятилетий коммунисты вели настоящую войну против собственного народа: русских и евреев, литовцев и украинцев, грузин и молдаван, татар и чеченцев... По всем большим и малым нацио­нальностям прошелся безжалостный каток репрессий. Большинство жертв, убитых и изувеченных в тюрьмах, не были врагами режима. Это были просто несчастные люди, которым выпала участь жить под гнетом советских крас­ных кхмеров.

С 1917 по 1991 г. ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ, выполняя волю коммунисти­ческих вождей разного ранга, уничтожило людей больше, чем их погибло в Великую Отечественную войну. Всего за эти годы на территории бывшего СССР было репрессировано свыше 70 млн. человек (считая насильственно высланных, сосланных, раскулаченных). И все это не враги народа - это сам народ. Однако не надо забывать, что народ всегда был не только исполнителем террора. Он был его заказчиком. Именно именем народа совершались в Отечестве казни и массовые злодеяния.

Задумайтесь, почему с такой огромной скоростью слетают с народа налет культуры и представления об этических основах. В течение почти десяти столетий наши православные с молоком матери впитывали христианское отношение к человеку, закону, престолу российскому. А в 1917 с легкостью пошли за шайкой головорезов на кровавый бунт. С энтузиазмом приняли и фашистский режим, который на десятилетия превратил российский народ в рабов, который санкционировал убийство, как способ достижения цели…

В Нижегородской области похоронен уже не один десяток солдат, офицеров, милиционеров, погибших в первой и второй чеченских войнах. По своим убитым родственникам также проливали слезы чеченские матери, жены и дети. Многие тысячи убитых, в т.ч. и мирных жителей, даже детей. И это не последние жертвы. Сколько их еще будет! Чеченскую авантюру спланиро­вали и осуществили наши бывшие комсомольско-партийные активисты, сделав заложниками всё государство Российское.

В конце 2000 года глава чекистского ведомства России Патрушев в интервью газете «Комсомольская правда» с нескрываемой гордостью заявил, что чекисты не отказались и не собираются отказываться от своего прошлого, гордятся им. Представьте себе что, скажем в Германии, шеф немецкой спецслужбы публично назвал себя последователем дела гестапо. Думаю, что самое минимальное наказание, которое он бы понес – моментально лишился бы своего кресла…

А совсем недавно в Санкт-Петербурге, инкубаторе нынешней российской правящей элиты, была организована выставка под скромным названием «Роль НКВД в борьбе с иностранными шпионами». Вот этим «совки» и отличаются от цивилизованных народов. Нормальные люди давно перешагнули через свое позорное прошлое, а мы, россияне, продолжаем гордится советским дерьмом. Пока мы не выдавим из себя раба — никогда полноценными людьми не станем…

Мне часто приходится выступать в разных аудиториях, и я всегда напоминаю людям слова правозащитника, врача и журналиста А.Подрабинека «Мы... не замечаем, что дышим, пока нам не перекроют кислород. Кто в свое время не отведал полной мерой прелести тоталитарного бытия, тот не в состоянии полностью оценить преимуществ нашей сегодняшней сво­бодной политической жизни». На это мне часто возражают: работы нет, зарплату и пенсию задерживают, на кой нам такая свобода. Но так думать могут только рабы, привыкшие к своему стойлу, раболепски глядящие на хозяина в ожидании очередной порции похлебки... Лучше 15 лет сидеть на одном хлебе с водой, чем слушать партийные гимны, сдавать «ленинские» зачеты и историю КПСС, созерцать оплывших жиром коммунистических боссов и участвовать в их очередных кровавых авантю­рах. А их будет немало и чеченская драма покажется нам малостью по сравнению с тем, что нас ожидает впереди.

Советские функционеры очень любят испытывать народ кровью, полагая, что после пережитого он будет рабски предан и станет радо­ваться каждому брошенному ему объедку. Каждый шаг коммунистов оставляет в наших душах и сердцах лиловые кровоподтеки. Вспомните еще раз мил­лионы невинно загубленных, прислушайтесь и их стонам, идущим из земли. Вспомните Венгрию, Чехословакию, Афганистан, Баку, Тбилиси, Вильнюс, Ригу... Вспомните! Подумайте, что ожидает вас, ваших детей и внуков завтра?!

Партийные функционеры ненавидели народ, но прикрывались его именем, совершали свои злодеяния во имя народа. Не так давно вице-спикер Госдумы Слиска, которая, не стесняясь, на парламентских слушаниях заявила, что считает права народа выше прав человека. Партийный работник (хоть КПСС, хоть «Единой России»), никогда не поделится с голодным бутербродом. Вспомните, что когда в осажденном немцами Питере тысячи людей питались человеческими трупами, члену политбюро Жданову самолетом доставлялись свежие фрукты. Так что находящиеся у власти партийно-комсомольские «умельцы» никогда не решат накопившиеся за 80 лет социальные проблемы в стране. Они и не собираются их решать!

Сегодня ситуацию должны, прежде всего, осмыслить журналисты, имеющие нюх на опасность, а всем телеканалам желательно транслировать фильмы, рассказывающие молодому поколению и напоминающие пожилым об ужа­сах коммунистической системы. («И вновь в России окаянные дни», «Обру­чение со смертью», «Серые волки», «Чекист», «Людоед», и др.). Такой всероссийский урок политграмоты будет полезен всем.

Уже во второй половине 50-х годов в стране стали появляться люди, которые осознали преступную сущность и глобальную опасность комму­нистического режима. Среди них были студенты, рабочие, представители творческих профессий, научная интеллигенция, духовенство. И противо­действия их были различными — от беспомощных правозащитных организаций, которые занимались разговорами и писаниной, до создания крупных анти­советских групп, ставящих режиму большие палки в колеса.

По моим данным, с августа 1960 года по август 1991 г. через мордов­ские и пермские лагеря, Чистопольскую, Владимирскую, Лефортовскую и Бутырскую (раньше она была забита только политзеками) тюрьмы прошло более 15 тыс. политических заключенных (правозащитников, диссидентов, антисоветчиков, церковников). Более 4 тысяч политзеков познакомились с еще одним «достижением» советской власти, попав в так называемые тюремно-психатрические больницы МВД СССР (Смоленск, Сычевка Смоленской области, Черняховск Калининградской области, Благовещенск Амурского края, Санкт-Петербург, Орел, Казань, Днепропетровск, что на Украине и др.). Здесь, под охраной МВД, в камерах, находились люди, теорети­чески освобожденные судом от уголовной ответственности, т.к. судебно-психиатрическая экспертиза признала их невменяемыми. У них не было даже тех минимальных прав, которые полагались обычным советским политзекам в лагерях, они не знали и срока своего заключения. Несчастных уз­ников в этих медицинских заведениях системы КПСС избивали, пытали, испытывали на них новые психотропные препараты. Через психотюрьмы прошли: лейтенант Ильин, стрелявший в Брежнева, генерал Григоренко, Буковский, Файнберг — один из «семерки», устроившей на Красной Площади в Москве первую антисоветскую демонстрацию против ввода в 1968 г. советских войск в Чехословакию, потопивших в крови «пражскую весну», молодые солдаты и офицеры, отказавшиеся участвовать в коммунистических про­вокациях, вроде войны в Афганистане.

Многие из наших товарищей не вернулись из неволи — умерли или были убиты в тюрьмах и концлагерях. Среди них Борис Галансков, Анато­лий Марченко, Валерий Марченко, прекрасный украинский поэт Василий Стус, Юрий Литвин, Алексей Тихий и многие другие! Вечная им память!

Средства массовой информации должны регулярно писать об этих лю­дях, отдавших годы жизни, здоровье и даже саму жизнь ради того, чтобы мы с вами не жили под проклятым тоталитарным коммунистическим гнетом, чтобы выдавили из себя раба, научились любить свободу и дорожить ею.

Мы, бывшие политзаключенные, надеялись, что август 1991 года при­нес на российскую землю демократию. Но этого не произошло. И не только из-за нерешительности бывшего главы государства Б.Ельцина, о чем он сам, вероятно, сожалеет, но и из-за трусос­ти и равнодушия многих россиян. Под демократов момен­тально мимикризировалась партийная, комсомольская, советская и профсоюз­ная номенклатура, которая, с одной стороны, занялась весьма успешной личной «прихватизацией», а с другой — всячески мешала поступательному движению экономических и политических реформ в стране, умело настраивая против них широкие круги общественности.

Если бы еще в 1991 г. мы проявили настойчивость и убрали из обо­рота номенклатуру, то жить всем было бы сейчас намного легче, и такого ахового экономического положения в стране не было бы. Помните девиз чеш­ских демократов: «С коммунистами нужно бороться их же оружием — топором, а не тонким демократическим скальпелем!»?

Благодаря нашему равнодушию и беспринципности во власти сегодня обосновались прочно хищники, выходцы из партийно-комсомольской номенклатуры (наиболее опасны именно «комсомольцы» типа путинского полпреда в Приволжском округе Кириенко) — нездоровые, неумные, недальновидные, но наглые, сплоченные, коварные и алчные. Эта квазиэлита, номенклатурный истеблишмент люто ненавидит и презирает честных людей, подлинных демок­ратов, в т.ч. и бывших узников совести, диссидентов 70-80 годов. Им здо­рово помогают провокаторы-элдэпээровцы во главе с Жириновским.

Нижегородской области не повезло: ни в областной, ни в городской, не говоря уже о районных администрациях, нет ни одного подлинного демок­рата. Ни один из бывших политзаключенных не допущен ни в одно из звеньев государственного или муниципального управления.

Жертв репрессий КПСС просоветские чиновники не считают за людей. О каком покаянии можно вести речь, когда те мизерные льготы, которые «даровал» репрессированным убогий ФЗ «О реабилитации жертв политических репрессий», в регионе даже не предоставляются: ни бесплатных лекарств нет, ни внеочередного медицинского обслуживания, не установлен бесплатно ни один телефон, не выдаются санаторные путевки. Даже помещение под офис жертвам репрес­сий чиновники предоставить не считают нужным. А министр труда Починок собирается лишить узников совести даже этих номинальных льгот.

Здравомыслящие нижегородцы с возмущением вспоминают, что на открытии в 1994 г. на Бугровском кладбище памятного знака Жертвам репрессий, для перестраховки, чтобы «Зюгановы - Селезневы» не возмутились, вместо слов «Жертвам коммунистического режима», выбили: «Жертвам тоталитарного режима», не дали осквернить святое «коммунистическое дело». Естественно, ни на од­ном из дней политзаключенного никто из чиновников-руководителей и депу­татов-коммунистов ни разу не показывался. У коммунистов не бывает угры­зений совести, ибо совесть отсутствует у этой породы людей с 1917 года...

К сожалению, призыв представителей творческой и научной интеллиген­ции, как я уже говорил, не захотели услышать ни нынешний президент, ни правительство, ни депутаты Государственной Думы.

Бывших политзеков никто окружать заботой и вниманием, даже в рам­ках действующего федерального законодательства, и не собирается. Чинов­ники по-прежнему игнорируют обоснованные требования жертв зверств КПСС, не боясь даже потерять свои должности. А вспомните, как заботились боль­шевики в 20-30 годах о своих товарищах по партии, узниках царских тюрем!

Да, понимания нашими гражданами последствий советского красно-корич­невого режима так и не произошло. Есть в этом вина и тех немногих, кто осознал кровавое прошлое и покаялся сам. Они не сумели передать истори­ческую память следующему поколению. А поскольку люди в России и СНГ от поколения к поколению в лучшую сторону не меняются, то страшные события нашей истории скоро повторятся. Государство в России осталось, как и было: грубой эгоистичной антинародной машиной.

Чтобы завтра не оказаться в кровавом прошлом, мало только широкомасштабного покаяния. Помните о жертвах советской партноменклатуры и помогайте тем, кому еще можно сегодня помочь. Голосуя за кого-либо, знай­те, что бывших коммунистов и чекистов не бывает...

Великий Дж. Байрон сказал об этом более кратко и точно: «Лучший пророк для будущего — прошлое...»

 

 

Наш адрес:

603098, город Н.Новгород-98, а/я 243.

 

Тел./факс:

(8312) 65-75-80, 31-02-17.

 

Электронная почта:

zertvavp@bk.ru, zertvavp@rambler.ru,  zertvavp@mail.nnov.ru, zertvavp@km.ru

 

Голосовая почта:

наберите московский номер (095) 705-92-85, и по команде оператора-автомата, продиктуйте наш номер 47727, затем ос­тавьте свое сообщение.

 

 

Владимир ПАНТЕЛЕЕВ, председатель правления Нижегородского общества жертв коммунистичес­кого террора, член Пленума Российской Ассо­циации жертв политических репрессий, член Международной право-защитной Ассамблеи, политзаключенный 1970-1976 гг., инвалид 2-й группы после политрепрессий.