Новая юность #4, 1999 г.

Валерия Новодворская

Экология адаптации, или микробиология добродетели

1. Так жить нельзя

"Ко всему человек-подлец привыкает!.." - что-то в этом роде воскликнул Родион Раскольников, ознакомившись подробнее с особенностями социальной адаптации семейства Мармеладовых, живших доброхотными даяниями путаны Сонечки, из идейных соображений (дабы кормить семейство своей мачехи) пошедшей по рукам. И трудно тут с Раскольниковым не согласиться, тем более что сам он потом с блеском адаптировался к каторге и даже во вкус вошел, вместо того чтобы в Америку бежать, когда Порфирий Петрович его еще амбулаторно пас, а в острог не сажал. Но талантливая и артистичная русская натура с большим трудом адаптируется именно к свободе, ответственности и самообеспечению без надежд на кредит хозяйки и ловкость друга Андрюши.

Динозавры же, как известно, вымерли.

Вот и принято считать большую способность к адаптации человеческой особи, которая здесь явно заткнула динозавров за пояс, свидетельством высокого интеллекта и хорошего вкуса. Мол, приспособились к обстановочке, в огне не сгорели, в воде не утонули, и вообще черт их не взял. Насчет высокого интеллекта я спорить не буду, хотя поэт Николай Гумилев в 20-е годы к большевикам приспосабливаться отказался и пошел на расстрел, а ничтожество Демьян Бедный прелестно адаптировался. Владимир же Маяковский доприспосабливался до того, что сам себе сделался противен до чертиков, и пришлось стреляться... Или, скажем, еще такой пример адаптации (с теоретическим обоснованием): Колыма. И ее летописец Шаламов. Там, в северных лагерях, он обнаружил, что люди выносливее лошадей. И беспринципнее. Оказывается, человека можно легко превратить в рабочую скотину без мыслей, без убеждений и без интересов к чему-либо, кроме еды и тепла. Об этом не пишет Солженицын; Шаламов выдал тайну!.. Но не сказал, зачем людям выживать так, почему последний бой майора Пугачева не стал правилом. Почему политзэки не захватывали машины и автоматы, почему не уходили в тайгу, почему не убивали охрану, зачем валили лес и изо всех сил старались выполнить норму? И зачем выживали кандидаты на крематорий в Освенцим? Чтобы не оставить фашистов без рабочей силы?!..

Динозавры были правы. Надо уметь вымирать... Что поделаешь! - изменился климат, пополз ледник, исчезли други игрищ и забав... Вымирать надо достойно, без суеты. Но кайлом в Магадане работали не динозавры - люди. Хотя если бы люди в Освенциме и Эльгене передушили ВОХРу, SS и конвоиров, история вида могла бы сложиться иначе. И вот скелеты динозавров стоят в музеях, а люди бегают с усатыми портретами того, кто загнал их на Колыму. И кто глупее?

2. Добродетель зарождается в наморднике

Человеческое существо, еще со времен Адама и Каина, склонно к порокам. Здесь есть целый ворох причин, на выбор. Но нас причины не интересуют; нас интересуют следствия. И противоядие. А то ведь жить с порочными людьми небезопасно, их же подавляющее большинство. Ангелы и лебеди, как водится, ушли. А вороны по привычке остались. И если люди безответственные и властью не обличенные заклинают: "Полюбите нас черненькими, а беленькими нас каждый полюбит", - то все, кто не хочет бросать в беде род человеческий, озабочены тем, сколько же придется колотить черненьких, пока они не побелеют. Это и есть уравнение социальной адаптации, в которой, с одной стороны, монархи, президенты, правительства, полиция, священники, монахи, экстрасенсы, политики, психологи и тюремные надзиратели, а с другой - все прочее человечество, склонное к порокам.

Один из лучших, удобнейших, исторически проверенных намордников для человеков, не склонных к саморегуляции, - это религия. Конечно, вначале у нее было и другое предназначение: рекомендовалось помолиться и даже кое-что пожертвовать богам, чтобы молния не шарахнула, дождик пошел, гастрономия всякая в лесу плодилась - хотя бы и без вакуумной упаковки, в перьях и шкурке. Не исключено даже, что и наше славное правительство - от финансового до сельскохозяйственного сектора - по сей день каждое утро с помощью религии Вуду или буддистских медитаций пытается повысить курс рубля и вымолить кредиты МВФ. Ведь реальные процессы, за все эти дела отвечающие, так же мало известны им, как происхождение молнии - неандертальцам. Но наступает момент истины, дикари обучаются грамоте (только не коммунисты), и им становится понятной тщета громоотвода в виде молитвы или тем паче нелепость пополнения продовольственной корзины с помощью обращений к Высшему Существу. (Многие, очень многие, начитавшись Библии, пытались добыть себе манную кашу с малиновым вареньем да еще вдобавок бройлеров, глядя на небеса и упрашивая Иегову. Но ничего им не обламывалось, потому что бедняги не были избранным народом. А насчет того, какой народ избранный, в мировой истории было слишком много неприятных склок с летальным исходом, чтобы после них можно было рассчитывать на хорошо поданный обед.)

И осталась у религии одна роль: для мало продвинутых - намордника, ошейника, суровой узды; для homo sapiens’ов - театрализованное представление, мистерия, моралите, кабинет психолога, кушетка психоаналитика, правила хорошего тона, визит социального работника, общественное мнение... Словом, тормоза. Чтобы человечество не сошло с рельсов, чего ему страшно хочется. Да и как иначе принудить темную массу не воровать, не насиловать, не пытать, не совокупляться с близкими родственниками, иногда помогать ближнему и не убивать без крайней необходимости? На острове доктора Моро, у Уэллса, такой вопрос решался просто и однозначно: кто не согласен ходить на двух ногах, возвращается в Дом Страдания. Так же устроены и все мировые религии, только за обращение к животной природе тамошний Дом Страдания является вечным, посмертно-пожизненным и называется Ад. Ад - это и есть вивисекция. Уэллс все изложил очень четко. Только вместо доктора Моро для нас придуман Господь Бог. А может, и не придуман... (Лучше не рисковать и вести себя прилично.) Именно так способен рассуждать средний обыватель: береженого и ... бережет. Так что не надо сбрасывать кресты, а лучше чтить как учителей протестантских, католических, буддистских и немногих православных священников. Это наши психокорректоры. Говорят, что есть даже отдельные избранные счастливцы, которые верят в Бога. То есть черпают науки из первоисточника. Им цена особенно высока. И невозможно им не завидовать. Похоже, что такими были Иисус Христос, св. Петр и Павел, мать Тереза... Жрецы Египта обходились без веры, зато действовали на основе научного знания: кому требуется надсмотрщик, кому - десятник, кому - любящий старший брат. Но боюсь, что без тормоза в виде религии человечество давно бы сорвалось с катушек долой.

3. Держитесь за своего верблюда!

И хотя священники, монахи и жрецы смело могут считаться государственными чиновниками - то ли цензорами, то ли социальными работниками, - сверх того каждая цивилизация вырабатывает еще и свой маленький уставчик житья-бытья.

Зачастую, правда, оказывается, что моральные движения в разных странах - разные: то лево-, то правосторонние, а то и вовсе кто-то на стенку лезет по вертикали... И с рулем то же самое: руль справа, руль слева, вообще нет руля... Вон чеченцы, начитавшись "Хижины дяди Тома", решили у себя рабство завести. Авангард человечества! Кто-то норовит вернуться из капитализма в социализм, кто-то из либерализма - в теократию, а они сразу из социализма - да в рабовладельческий строй! Иначе, какая еще общественная мораль проистекает из телесных наказаний, публичных казней и шариатского КГБ? Китайцы строят коммунизм в стиле модерн - "открытое общество" за колючей проволокой. Наша "Декларация прав человека" и "Пакт о гражданских и политических правах" - для нас альфа и омега, а для Ирана, Китая и Кубы - анекдот. Одна надежда - на великую истину насчет верблюда. То есть если верблюда украли не у тебя, а в Иране или у Фиделя, то не стоит и волноваться. А вот если верблюда увели у западной цивилизации, то есть у тебя лично, то колокол звонит уже по тебе.

Универсальная мораль как некий всеобщий эквивалент (доллар или евро) существует только для христианской цивилизации и только для Запада. А ежели вы думаете, что есть отдельная исламская мораль (чтоб каменьями за адюльтер побивали, а женщина чтобы в хидисаб заворачивалась) или там буддистская (чтоб к нирване стремиться), то какая же это мораль, если она отрицает нашу? Своя мораль ближе к телу. Собственно, единого человечества тоже нет. Исламские (или христианские) фундаменталисты мне, например, ничуть не ближе, чем пришельцы из космоса. Хотя, может быть, пришельцы еще явятся к нам и автограф у Гайдара попросят. Так пусть они хоть зеленые будут, но свои. Зеленые - это микрогалактика, и на ней живут абсолютно несхожие в моральном плане существа. Торговать, конечно, торгуют, но вот общего управления (как и общих взглядов) у них нет. ООН - фикция, караван-сарай. Встречаются и спрашивают друг у друга, как поживает их скот.

Так что главный моральный авторитет для западников - НАТО. Без него никакой морали у Запада уже давно бы не было, потому что мораль диктовал бы чужой верблюд. А у палестинцев эту функцию выполняет "Хамаз" и "Хезболлах". Словом, держитесь крепче за своего верблюда.

4. Лучшее из наваждений Земли

Наверное, совесть - это высший пилотаж. После летного училища, академии, тренажеров, налета часов. Это настройка человеческого существа, даже самонастройка - без жрецов и общественных понуканий - на моральный кодекс его цивилизации. Вор автоматически украдет; убийца не задумываясь убьет (таковы их моральные устои, и, значит, совесть их - в неустанном совершении преступлений). Джентльмен не колеблясь поступит благородно; христианину безумно сложно убить, даже при самозащите; а закон гор (адат), наоборот, требует кровной мести до седьмого колена...

Мораль толпы и социума шлепает босиком по тротуарам; а над улицами, как разноцветные воздушные шары, как струйки благовоний, колеблются совести разных человеков - и человечеств. Ведь мы уже договорились, кажется, что Mankind - миф, а есть только некая Galaxy. Два совестливых человека из разных цивилизаций, сойдясь носом к носу, сочтут друг друга последними подонками. И есть еще один аспект: совесть хороша в меру, а то можно загнуться от передозировки. Христиане особенно к этому склонны: отдай ближнему последнюю рубашку, подставь щеку, не бери меч, раздай бедным все добро... И никто им не скажет, что совесть - приправа, а не основное блюдо к столу. Но употреблять ее надо гомеопатически, не садясь на иглу этого лучшего из наваждений Земли.

5. Не убивай комара лопатой

Грамотный народ, освоив худо-бедно какую-нибудь письменность, непременно составит программу для Windows, кодифицируя свою мораль в право. Право закладывается в социальный компьютер, и начинается работа в определенном режиме. Есть, правда, хакеры-анархисты и хакеры-диссиденты, которые ловко взламывают сайты и часто оставляют на их месте большую фигу в виде какого-нибудь противоправного слогана.

Нежная и релятивистская человеческая природа мало подходит к машинному языку права.

Если бы право применялось четко и до конца, то на Земле не осталось бы живых: все были бы казнены или сидели в тюрьме. Суды присяжных придуманы были для психокоррекции: для адаптации права к человече-ской сущности. То есть чтобы иметь возможность пренебречь правом ради совести или просто выживания рода человеческого. Абсолютное большинство недоплачивает налоги, нарушает правила движения, не чтит отца своего и мать свою, прелюбодействует и желает осла ближнего своего. Если здесь применять закон по формуле "Dura lex, sed lex", то человечество все пойдет в узилище, а на свободе останется одна справедливость.

Тоже, кстати, гнусное фанатическое понятие. Убить комара на лбу ближнего своего лопатой, конечно, справедливо. Но вредно и чревато.

6. Съесть-то он съест...

Хватив лишку совести и не закусывая, пытаясь полюбить соседского верблюда так же нежно, как и своего, проглотив ненароком вместе с моралью золотую рыбку марксизма, после хорошенького, голодненького и длинненького Великого поста в состоянии неадекватном, экстатическом и кайфующем, человечество оформило правовым языком и заложило в свой компьютер новое оружие массового поражения замедленного действия: права человека. Концепцию–макет. Она запечатлена в одном примере в стиле "фэнтези" под названием "Всеобщая декларация прав человека".

10 декабря 1948 года СССР, ходивший по пояс в крови своих граждан (вернее, рабов, потому что граждан у него не было), только что прихлопнувший волосатой ручищей пол-Европы, помолившись на сталинский портрет, сел за круглый стол с доброй, демократической, ласковой и сентиментальной Америкой (в смысле - США), твердой и благородной Англией, разоренными Гитлером западно-европейскими странами и кучей государств, которые были здесь вообще ни при чем, перебиваясь с диктатуры на феодализм; и они вместе сочинили и подписали колхозный устав потемкинской деревни. Во-первых, если это всеобщая декларация, то 2/3 членов ООН надо немедленно из ООН исключать, начиная с Китая, Ирака и Ирана, - за наглое невыполнение "политической" потребительской корзины, а еще часть вылетит за невольное невыполнение проекта с "экономической" потребительской корзиной, потому что текст-то есть, но его же не скушаешь и дом из него не построишь; а право кушать и жить в комфорте и тепле в триллере записано. Только с кого на это получить деньги? С ООН из американского бюджета? Со Всевышнего? С духов огня, воды, земли и воздуха? С хоббитов? С правительств? А те где возьмут? Если они бедные, или глупые, или/и то, и другое, как наше, скажем, болезное правительство? Где вечный двигатель декларируемых принципов?

Если "Декларация прав" создана для Запада и Японии, то так и напишите. Но если так, то остальные будут стоять и облизываться.

А если всем положено по пайке, то сразу скажите, что это коммунистический манифест, издание второе и дополненное.

Статья 1. Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства.

Ну, начнем с того, что все люди рождаются нагими и в виде некой матрицы. Свободными становятся немногие. Это дар, ответственность, риск и бремя. И не у многих хватит мужества на достоинство, и не все посмеют завоевать себе права. Можно просто выкинуть всю "Декларацию" и заменить ее тирадой Фауста: "Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за них на бой". И это будет правдой. Вторая часть сей сентенции еще лживее первой. На свете полно идиотов, совесть - редчайший феномен, тем более не универсальный, а братьев нам назначать не надо, якобинцы уже назначали... с помощью гильотины. Хорошо бы еще дополнить параграф словами диккенсовского мистера Сластигроха: "Вы у меня сдохнете, но полюбите друг друга!"

И далее идет целый букет иждивенческих статей, мечта совка в цвету: статья 22 обещает "социалку": соцобеспечение и кучу экономических, социальных и культурных прав... за счет национальных усилий или международного сотрудничества.

То-то у нас граждане и целые страны шляются с сумой то по своим, то по иноземным инстанциям.

Статьи 23, 24, 25 и 26 обещают "достойную" зарплату, отдых, досуг, образование, пищу, одежду, жилище, словом, полный пансион.

Не сказано только, кто будет этот всемирный собес содержать: ООН или Бог-Отец.

На самом же деле одним гражданские права давать вредно, а другим - бесполезно (поменяют на чечевичную похлебку).

Человек должен быть достоин гражданских прав, должен отстаивать их ценой жизни, а в плане экономическом он возьмет то, что заслужит и заработает. Опять-таки все эти статьи заменяются одним стихотворением Эренбурга. Песня макизаров: "Свободу не подарят, свободу нужно взять". Вот вам Декларация гражданина, единая и неделимая.

7. Шабаш прав человека: право на метлу

Жизнь современного социалиста, участника какого-нибудь избирательного объединения, отлично приспособившегося к существованию за счет того парня, социалки, профсоюза, правительства, партии, МВФ, далека как от этики, так и от эстетики, не говоря уж об естестве. В лесах палеолита не у кого было выпрашивать пособия, разве что у мамонтов. До возникновения этой детской площадки - "социального" государства - люди жили по формуле: "Надеемся только на крепость рук, на руку друга и вбитый крюк и молимся, чтобы страховка не подвела". Но, повиснув на бычьей шее государства, которое становится патерналистским из-за младенческих воплей и причмокиваний населения, человек, окончательно потеряв и совесть, и достоинство, и разум, упомянутые в пункте 1 "Декларации прав человека", начинает бузить и требует луну с неба. Защита прав мышей (от котов), крыс (от крысоловок), омаров (от кипятка), ежей (от автострад) приводит к тому, что современники (Запад, а следом за ним и мы с извечной помесью французского с нижегородским) начинают защищать все подряд национальные меньшинства (даже если их 40 млн. и они занимаются художественным терроризмом, как курды). Но этого мало! Влезая в запретный человеческий интим, с порнографией наперевес, человечество начинает защищать сексуальные меньшинства (и добро бы в Иране или в бывшем СССР, где их преследовали), а то и в просвещенных странах Запада, где их сроду никто никогда не трогал. Возникает некий аукцион: геи, лесбиянки, трансвеститы расхваливают свои преимущества, как на панели, и укоряют гетеросексуальную любовь за ее пресность и примитивизм. Возможно, это сюжет для "Плейбоя", но уж никак не для правозащитников. Каждый хорошо воспитанный человек не должен свои сексуальные проблемы выносить на публику, живи он хоть с козлом, хоть с ослом, хоть с косолапым мишкой. Это не борьба за права человека, а притон. Так же, как и однополые браки. Еще с Тау-кита явятся коллеги по обмену опытом. Вы же помните, там почкованье.

На самом деле, идет декаданс цивилизации: процесс дезадаптации к реальным условиям, социальной адаптации к бредовой, виртуальной действительности. Нацменьшинства должны иметь нормальные условия для своего культурного существования (маленький chez soi). Но это не значит, что, если они проживают на территории трех государств, надо немедленно ломать все границы, а иначе они займутся террором, а мы будем аплодировать их Оджалану и называть его узником совести. Или там баски вспомнят, что они во времена Карла Великого имели автономию (интересно, от кого? у вестготов у самих государства не было), и поэтому надо немедленно брать заложников.

Социальные работники-жрецы вырождаются в большевистских сектантов, которые то доносы пишут друг на друга, то кончают с собой, дабы попасть в антимир, то травят народ зарином, то сидят в Сибири на горе, поклоняются ее Медной Хозяйке и ждут конца света. И, наконец, апофигей: женщины восстали на мужчин, того гляди из феминисток превратятся в амазонок и будут после употребления убивать их, как это делают паучихи. Человечество явно напрашивается на новый палеолит или еще что похуже. Сказано же: "Не искушай Господа Бога твоего". А то ведь в ковчеге места предусмотрены не для всех. Уж феминисткам, курдам, палестинцам и "АУМ Синрике" точно ничего не обломится.