Новое время #41, 2006 г.

Валерия Новодворская

Скверный анекдот

Есть ситуации, где не выигрывает никто. В одноименном рассказе Достоевского прогрессивный гражданский генерал из департамента решил облагодетельствовать своего подчиненного и явился к нему на свадьбу. Там он напился до положения риз, безобразничал и уснул в супружеской постели, а молодые ночь на стульях провели. Плохо было всем: и новобрачным, вынужденным отложить брачную ночь, и генералу, сгоревшему наутро от стыда, и смущенным гостям.

Примерно то же самое получилось у нас с Грузией. Российский официоз в связке с российским обывателем (который не знает ни истории, ни географии, но хочет чувствовать себя великим, державным и добрым) все время напоминает грузинам с присущей ему деликатностью о своих благодеяниях грузинскому народу. Воспитанные люди, кстати, даже о реальных добрых делах считают неприличным упоминать, тем более о столь мнимых, как целый ряд медвежьих услуг, исторически Грузии оказанных.

Я не зря начала со «Скверного анекдота». Та самая (увы, нелиберальная) империя, которую якобы обеспечил Советский Союз, никакой преемственности с Российской империей не имела. И не имела даже юридической легитимности. Когда во времена Федора Иоанновича, сына Ивана Грозного, царь Иверии просился в российское подданство, чтобы как-то защититься от турецкого султана, то это была не современная Грузия, а только ее часть. Начало «совместной жизни». Референдумы тогда не проводились, и мнения грузинской интеллигенции или хотя бы дворянства (не говоря уж о народе) никто не спрашивал. Да, Грузия не вырывалась так отчаянно, как Польша, но мне всегда претили слова великого поэта: «И Божья благодать сошла на Грузию. Она цвела за сенью дружеских штыков…» Потому что меньшевистское правительство Церетели не очень-то торопилось в новенький и свеженький Союз, а четыре года очень спокойно существовало вместе с Грузией само по себе; видимо, штыки и их незамысловатый дизайн стали казаться в XX веке не слишком-то стильной и удобной конструкцией.

История запихивания Грузии в СССР – это был анекдот, скверный даже с точки зрения не очень большого демократа Владимира Ульянова. Сталин и Орджоникидзе наломали в Грузии очень больших дров. Дошло ведь до рукоприкладства с «советской стороны». Грузинское меньшевистское правительство хотело заключения отдельного договора с Россией, а их запихнули в Закавказскую Федерацию. Федерация благополучно распалась, Грузия осталась в составе Союза и вполне хлебнула сталинского террора.

Так что путинские выпады насчет Лаврентия Павловича Берии, который осеняет своим духом и присутствием действия нынешней грузинской администрации, и непорядочны, и неуместны. Лаврентий Павлович и Иосиф Виссарионович Грузию не пожалели. Сталин не пожалел, кстати, и Абхазию. Нестор Лакоба, председатель ЦИК, его жена Сарья, их шестнадцатилетний сын – все разделили судьбу грузинской элиты. Это был объединяющий момент. Портретики Сталина за ветровым стеклом, коленопреклоненная толпа у памятника Сталину в 1956 году, разогнанная либеральными хрущевскими войсками даже с некоторым кровопролитием, – это все выбор и настроения грузинского охлоса, за которые грузинская интеллигенция не отвечает так же, как не отвечаем мы за Баркашова, Макашова и ДПНИ. А грузинские демократы (это я уж говорю из диссидентской практики) были на редкость единодушны в своем зрелом антисоветизме (без малейшего следа склонности к социализму с человеческим лицом), защите родного языка и в стремлении отделиться от СССР. О хозрасчете в этих краях и речи не было: только полное отделение. И референдум об отделении там пройдет в 1991 году с балтийскими результатами.

А вы помните, почему Грузия не поддержала Белую армию или даже околоармейские структуры из ушедших в подполье кадетов? Они не обещали независимости, только автономию. А большевики лгали на первых порах, давали самоопределение.

Так что аргумент «они сами пришли» в отношении Грузии не работает.

Московско-петербургские диссиденты никогда не работали в балтийском, западно-украинском и грузинском регионах, там, где были или очень хотели быть маленькие, храбрые, цепкие и упорные государства: тут справлялись своими силами, да еще уделяли нам от своих щедрот. Из «подпольной грузинской типографии ксерокопированные с томика «Имка-пресс» и отлично переплетенные «Архипелаги» привозили чемоданами. Привозил их в Москву, кстати, Звиад Гамсахурдиа. В типографии работала его семья: он сам, жена Манана, свояченица Лада. Ведь в дом- музей классика, гордости Грузии Константинэ Гамсахурдиа с обыском не смели прийти… И саперные лопатки в Тбилиси были применены в апреле 1989 года от страха: слишком много было демонстрантов, слишком единодушно требовали они независимости. Слишком рано…

Саперные лопатки, надо полагать, тоже входят в перечень благодеяний старшего брата, куролесившего на свадьбе у младшего...

Именно в конце 80-х зародился этот мощный проект по расчленению и по разорению Грузии, именно тогда группа «Союз» (противовес «Межрегиональной») стала активно обрабатывать Ардзинбу, чтобы он с Абхазией в Союзе остался, когда Грузия станет выходить. А еще раньше, в конце 70-х, этот план озвучивался следователями КГБ в Лефортове: они обещали Звиаду Гамсахурдиа отнять у Грузии Южную Осетию и Абхазию, если он не отречется от своих убеждений. С тех пор много воды утекло. Воды, крови, времени. И Звиад отрекся, и взял отречение обратно, и погиб, а подожженный Россией бикфордов шнур довел дело до взрыва, до гражданской войны, до российских паспортов в несчастных кусочках Грузии, которыми Россия пытается разжиться по формуле «съесть не съем, так хоть надкушу».

Уже ни Союза нет, в котором можно остаться, ни группы «Союз», но старые добрые чекистские методы все еще в ходу, и Михаила Саакашвили пытаются свергнуть по той же формуле, что и Звиада Гамсахурдиа. Правда, кроме коммунистов и больших поборников свободы из партии, возглавляемой сторонником покойного Союза чекистом Георгадзе – рупором российской колониальной стратегии с московских госдач, – никто требовать отставки Саакашвили не торопится.

Счет благодеяний велик.Нам не привыкать угнетать и оскорблять лиц как «северокавказской», так и «закавказской национальности». Меня волнует Грузия. Им ведь тоже это вредно: быть осажденной крепостью, осуществлять мобилизационный проект, не иметь нормальной либеральной оппозиции, не выносить сор из избы.

Россия становится источником международной заразы. Кроме амплуа СССР, она не смогла вжиться ни в какую другую роль.