Новое время #29, 2006 г.

Валерия Новодворская

История одной победы

Давно уже ставшая «темной» и в моральном, и в политическом, и в художественном смысле – в смысле дозоров и сил тьмы, возглавляемых Завулоном (вся страна уже два года подряд зачитывается «Дозорами» фантаста Сергея Лукьяненко), жизнь Шамиля Басаева закончилась тоже темно и невнятно. То ли по воле Аллаха, то ли по решению спецслужб. Буш нам позавидует: у него-то головы бен Ладена нет. Правда, я в своем цинизме уже и родным спецслужбам не верю. Они же всех чеченских боевиков (теперь, после гибели Масхадова, увы, боевиков, а не партизан и даже не сепаратистов) уже три раза уничтожили и четыре раза воскресили. Да и способ опознания по протезу и по бороде даже у меня, профана, вызывает подозрения. А как насчет анализа ДНК?

Но предположим, это действительно так. Басаева нет в живых.

Для печали мало поводов.

Шамиль Басаев давно стал фанатиком, стал говорить и писать на каком-то средневековом жаргоне, нарушил все Женевские конвенции, да еще и хвастался Бесланом в интервью корреспонденту канадской газеты Globe and Mаil. На этот раз Шамиля Басаева услышал весь мир, не только один Черномырдин… Оказалось, что он готов щадить сумасшедших и христианские храмы, а вот невинных детей он щадить не готов. Идея «слезинки замученного ребенка», на которой не может зиждиться земное благополучие, а заодно и свобода Ичкерии, ему даже в голову не пришла. Другая культура. Жестокая и страшная. Про эту культуру говорил сподвижник Дудаева Хамад Курбанов, европейски образованный бизнесмен и интеллигент, погибший вместе со своим президентом: «Если Чечне суждено стать такой, как Иран, то не нужно было начинать всю эту историю с независимостью».

Басаева сподвижники уже объявили шахидом. Большая радость и большая польза, ничего не скажешь. Он, мол, встал на путь шахида и пребывает в садах Аллаха. Предметное, детское, примитивное воображение выходцев из Средневековья, этакие комиксы в трезвом взрослом мире XXI века. Кажется, из чеченских западников, из тех, кто начинал вместе с Джохаром, остался один только Ахмед Закаев. И не приведи его Бог в Чечню сегодня. Если не Рамзан Кадыров лично, то его прикончит даже бывший выпускник МГИМО Мовлади Удугов, ставший религиозным фанатиком. Судя по их полемике в Интернете, Закаеву несдобровать.

Но вернемся к нашим баранам, вернее, к бывшим волкам. Согласитесь, что те, кто захватил школу в Беслане и не давал детям пить, кто, зная повадки и правила российской военщины, заранее пожертвовал их жизнью, скорее похожи не на волков, а на гиен. Если целью России было лишить чеченское сопротивление человеческого облика, то эта цель достигнута.

Шамиль Басаев не всегда был таким, как сегодня. Да, он был самонадеян, тщеславен, невежествен, не слушал старших (в частности, Джохара Дудаева, который крепко дал ему по рукам после Буденновска). Но тот первый самолет он захватил, когда впервые в 1991 году российские войска ринулись в Чечню без решения Верховного Совета и Дудаев остановил их цистернами с горящим бензином, а ВС через день их отозвал. Тогда они остановились. На президентских выборах Басаев обещал создать армию по американскому образцу, обещал подключение Чечни к Интернету и ее поголовную компьютеризацию. Потом у него убили почти всех родственников, взяв их в заложники. Но он еще держался, украсил новогоднюю елку, запрещенную ваххабитами, и поставил автоматчиков ее охранять. А потом – вторая война, отчаяние, злоба – и отказывают последние тормоза. Басаев скатывается на уровень бен Ладена. Но опять- таки – поэтапно. В «Норд-Осте» заложникам еще давали воду и соки, выпустили детей, и даже шоколадки и пирожные из буфета скормили несчастным зрителям. И жадно перебирали имена политиков: кто достучится до Кремля? И бомбы не были взорваны, заложники погибли от газа.

Я не выгораживаю Басаева, Беслан простить нельзя. Но вспомните: в 1991 году в августе Басаев был у Белого дома. Мы сами сделали из него чудище Франкенштейна, для него была возможна иная жизнь. Очень хотели сделать из чеченцев террористов и добились своего. Они держались очень долго, возвращали солдат матерям, кормили и лечили пленных, хоронили мертвых, брошенных без погребения на съедение псам своими командирами. А потом они пали и стали такими же, как мы. Как Ульман, как Буданов. Не стало выхода между безумными шахидами и Рамзаном Кадыровым с его камерами пыток.

У нас нет повода торжествовать. Такие победы мы уже одерживали. В XIX веке, когда был пленен имам Шамиль с семьей. Но Чечня все равно восстала в 1919 году. Ее опять залили кровью. Еще одна «победа». Поставили памятник Ермолову – его сносили 16 раз. И в 1944 году Сталину пришлось высылать почти весь народ (кроме тех, кого порешили на месте). Какая победа! Какой триумф! Чечню заселили заново, даже камни с именами предков сбросили с могил. Помогло это? Мальчик Дудаев выжил и вернулся. Скольких солдат похоронила Россия, что она сделала с чеченским народом и собственной душой!

А здесь пресса пляшет с головой Басаева на блюде, как Иродиада. Что решает эта голова? Грешная, заблудшая душа Басаева сейчас дает отчет Аллаху. Но меня больше волнует грешная душа моей собственной страны. Власть помешалась на «территориальной целостности» и собственной непогрешимости. Значит, тупик. Но последнее дело, сидя в этом тупике, восхищаться «выдающейся победой наших спецслужб». Ликвидация Басаева не решает чеченскую проблему. Ее-то не взорвешь. Боюсь, что эта проблема будет тяжким бременем для наших внуков. Или правнуков. Пока мы не покаемся в нашей вине перед чеченским народом.