Новое время #22, 2006 г.

Валерия Новодворская

На братских могилах не ставят столов

«Восьмерка» все-таки соберется в Санкт-Петербурге. Это не более невероятно, чем председательство России в Совете Европы. Оказывается, Россия, щедрая душа, платит туда взносы в 23 млн то ли евро, то ли долларов. Самые большие взносы всегда платит автократия (больше может предложить только диктатура).

И вот уже министр Лавров (подчиненные которого из посольства России в Минске на просьбу сделать что-нибудь для журналиста и правозащитника Александра Подрабинека, получившего 15 суток за выполнение профессионального долга в палаточном городке, ответили: «Если посадили, то, значит, было за что») уже хочет что-то скорректировать в работе европейских структур, скорректировать, ясное дело, в специфическую российскую сторону («Человек имеет право на обязанности»).

Как говорит Матвей Ганапольский на «Эхе», европейцы хотят жарить по утрам яичницу. На российском газе. Похоже, он прав, и мир в очередной раз поставил яичницу во главу угла. Прямо по Достоевскому. У него в «Записках из подполья» герой прямо вопрошает: «Свету ли провалиться, или вот мне чаю не пить?» И тут же отвечает (маленький желчный мстительный неудачник): «Я скажу, что свету провалиться, а чтоб мне чай всегда пить».

Но неужели купающийся в свободе и мирских благах западный мир примет аналогичное решение? Съесть свою яичницу, и пусть Россия пропадает?

Сегодня Россия – это кладбище наших европейских чаяний и либеральных надежд. Могила несбывшегося: от порыва и самопожертвования немногих в августе 1991-го и в октябре 1993-го до стоических усилий фермеров, мелких и средних бизнесменов, журналистов, писателей, правозащитников, которые бились, создавая новое сельское хозяйство, рыночную экономику, западное образование, современные свободные СМИ, и вытаскивали страну из болота, скромно надеясь, что их дети будут жить в достатке, в свободной и счастливой стране.

Их всех обокрала чекистская власть, новый коллективный олигарх – государство и доверившийся этому Левиафану неразумный народ.

Неужели последний камень бросит в них Запад, тот самый, к которому так стремились и от которого никогда не отрекались даже в худшие времена, когда многих из них судили за антисоветскую деятельность?

На братских могилах не ставят не только крестов. Крест не был бы кощунством. На братских могилах не ставят столов с выпивкой и закуской; на братских могилах не ставят фотокамер, телеобъективов и не братаются с могильщиками.

Вот-вот в Москве соберутся крупнейшие мировые издатели. Потом приедут журналисты известнейших СМИ, которым предстоит освещать, «зажигать», объяснять встречу «восьмерки». Это уже не прожженные политики, мытые во всех щелоках «разрядки», в СССР вылившейся исключительно в отвратительные, пустые, лицемерные словеса вроде лукьяновской конституции 1977 года, которая была даже хуже бухаринской, и в повальные аресты хельсинкских групп (московской, киевской, литовской, грузинской), хранителей солженицынского Русского фонда и просто диссидентов (а уж редакторов и составителей «Хроники текущих событий» – в первую очередь).

Кстати, разрядка означала не просто мирное сосуществование с советской диктатурой, но фактически выдачу ей Западом лицензий на аресты диссидентов. Полный «Ночной дозор» получается. Силы Добра по некоему договору сотрудничают с силами Зла, даже лицензию им выдают на то, чтобы творить это самое Зло (седьмой, шестой, пятой, etc. степени).

Вампиры тоже получают лицензию у сил Добра на то, чтобы попить свежей крови. Правда, жертва должна быть старше 12 лет, а среди убитых и искалеченных чеченских детишек (и детей Беслана) многие были младше. Видно, свои «Дозоры» Сергей Лукьяненко писал, думая про разрядку. Которая, кстати, достигла в «восьмерке» своего апогея, апогея лицемерия и попустительства.

Ведь что такое «восьмерка»? Собираются лидеры самых могущественных стран Запада и приглашают к себе страну очень большую, обладающую гигантскими ресурсами и большим количеством смертоносного оружия, но при этом лишенную человечности, демократии и бедную, ибо в ней нет нормальной рыночной экономики. И все в надежде на то, что восьмая страна исправится.

А она никак не исправляется, только наглеет и на голову садится все больше. И колоссальную выручку от продажи энергоносителей собирается истратить на гонку вооружений. Значит, этот феномен должна правдиво осветить свободная западная пресса. «Внимание, граждане западных демократий! Ваши лидеры прибыли в Москву, чтобы лгать и предавать наши западные ценности. Оставайтесь с нами».

А если умолчать об этом, самом главном, то получится именно та самая ложь разрядки: ложь соучастия и выдачи лицензий на зло. Ведь и российская пресса на этом празднике лицемерия будет присутствовать. С бодрой пионерской улыбкой, с румянцем на надутых щеках, со всеми идеалами «нашизма» в башке и с дрожащими от страха (что не угодят) перьями и камерами в руке.

Вот ВГТРК отмечает 15-летие. Когда-то это был глоток свободы, вольного эфира, а сегодня – самая лживая государственная компания. Западные шерпы от прессы и далее весь пресс-центр саммита будут заседать на братских могилах российской свободы слова в прямом смысле.

Что сделали с НТВ? Можно себе представить такой вариант развития BBC, даже если бы она была кругом должна «Бритиш петролеум»? Можно представить себе ночной захват CNN людьми в масках и ее «враждебное поглощение»?

Недавно серпуховская независимая газета хотела пригласить на пресс-конференцию демократа-оппозиционера, так ей не позволили даже его ввести в редакцию, потому что помещение редакции находится в здании областной администрации… Что ж, заседающих и освещающих изолируют от протестующих.

Старые советские диссиденты, такие, как Сергей Ковалев, служащие уже третий срок гражданами, правозащитниками, пророками, не смогут найти в оцепленном новой блокадой городе ни одну близкую к саммиту площадь. А на крышу дворца они вряд ли залезут, силы уже не те. Заседающие скажут, что протестующих нет, а освещающие кивнут телекамерами и захлопают страницами. n