Новое время #13, 2006 г.

Валерия Новодворская

Великий почин

Нет на севере и в центральной части СНГ ни одной площади, на которой нельзя было бы поставить палатку; ни одной брусчатки, слишком жесткой для того, чтобы бросить на нее спальный мешок; ни одного населения, которое отказалось бы носить к этим палаткам горячие кофе и чай, теплую картошку и другую еду; ни одного здания, над которым нельзя было бы поднять свой альтернативный флаг; ни одной молодежной тусовки, добрая часть которой не захотела бы заночевать в этих спальниках и палатках под снегом и проливным дождем, выкрикивая в адрес своей страны «Жыве!», а в адрес своей же диктатуры или тирании «Долой!», и даже побегать от ОМОНа или на ОМОН, и даже сесть на сутки. При этом не найдется ни одного диктатора, который не помянул бы черным словом оранжевый цвет. При этом и на севере, и на юге СНГ, исключая Украину и Армению (в Грузии есть один политзаключенный, директор и владелец маленького независимого телеканала, очень критического; а обвинили г-на Рамишвили во взяточничестве, что не слишком убедительно звучит по отношению к журналисту, клевавшему президента с 90- процентным рейтингом), нет ни одной страны, где эти палатки и крики были бы неуместны.

Теперь никто не скажет, что Украина ничего не внесла в мировую культуру, кроме сала, как тихо подсказывают телеканалам наши расплодившиеся державники. Положим, Василя Стуса они не заметили. Заметили его немцы и назвали украинским Рильке. Но вот «оранжевую революцию» не заметить не удалось. Эти апельсины докатились аж до Израиля. Колонны, шедшие на выручку к жителям поселений, изгоняемых с территорий согласно плану Шарона, надели оранжевую символику, благо апельсинов в Палестине не занимать. Поляки из разных демократических фракций, партий и организаций (а в Польше таких большинство) в белорусские джинсовые дни раздавали белорусам, пересекающим их границу, апельсины. С полок магазинов апельсины укатились прямо в историю, и это правильно. Мало было в истории человечества (исключая «бархатную» революцию конца восьмидесятых в Чехословакии) таких бескровных, красивых, поэтичных, вдохновляющих народных восстаний. Восстал, конечно, не весь народ, но наиболее активная и продвинутая его половина. Что ж, это хороший процент, и с этого уже можно жить.

У белорусов еще не половина, но уже треть (треть «позавчерашних» за Лукашенко, треть вообще ни за что, лишь бы не трогали). С этим еще нельзя жить, но уже можно бороться. Тем паче что кроме БНФ, Объединенной гражданской партии, социал-демократической «Громады», «Хартии-97» и отдельно взятых историков, литераторов и журналистов, которых Лукашенко неосторожно выпихнул на площадь, лишив возможности мирно сидеть в студиях, редакциях и на редколлегиях журналов и газет, в Белоруссии имеются еще и «Зубры», взыскующие партизанское прошлое страны и так и глядящие в лес, то есть в Беловежскую Пущу. Благо место насиженное, однажды там историю уже делали: трое революционеров же бывшей демплатформы КПСС ликвидировали советскую империю.

Вообще выборы-2006 войдут в анналы своими ляпами и редкостным умением действующего бульбаши собрать по амбарам и сеновалам все грабли и на них публично наступить. Конечно, никто не ожидал от белорусского «насельника», чтобы он вдруг снялся с гнезда и полетел то ли в Гаагу, то ли к московскому политическому убежищу, то ли в лесной схрон. После его предыдущих подвигов выбор небогат, а число убежищ уменьшилось, учитывая судьбу Саддама Хусейна и Милошевича. Не думаю, чтобы оппозиция рассчитывала всерьез на то, что добрый «батька» поровну поделится с ней средствами на кампанию, эфиром и газетной площадью. Или даже выйдет на площадь, поцелует землю по совету Сонечки Мармеладовой и начнет каяться в своих грехах перед православным и католическим народом. Но все равно скромный и непритязательный диктатор вел бы свою избирательную кампанию иначе. Лукашенко же держал себя как взбесившийся тиран. Что это за запрещение соцопросов после падения рейтинга? Что это за 92% участников выборов, когда большой сегмент активной части населения работает постоянно в Польше, Германии, в российской глубинке? Что это за колонны покойников в списках (скончавшихся еще до Шушкевича)?

70% пришедших на выборы – это высокий процент. Его трудно достигнуть. За 80% начинается избирательная кампания в СССР, у Туркменбаши, в Северной Корее, у Фиделя. И если в прошлый раз нарисовали больше 70% проголосовавших за «батьку», и никто не поверил, кроме России и стран-изгоев, то как можно рисовать 82% и рассчитывать, что эти выборы признают Европа и Америка? И если А. Пушков, сторонник империи, Путина и Лукашенко, дает 60% поддержки действующего президента за 2 дня до выборов, то откуда же 82?!

Прелестно также получилось с 47% от «Левада-центра». Вот сколько набрано в первом (и последнем) туре, и надо думать, еще 17% из них обеспечил панический страх голосовавших по принуждению досрочно студентов и госслужащих. Правда, социологи оговорились: цифры закрытые. В смысле – правдивые, но мы этого вам не говорили. Полная тайна вкладов, то есть организации. И где-то есть либеральная заграница, она нам поможет. А кто же еще? «Акт о защите свободы», «Декларация прав человека», «Пакт о гражданских и политических правах», Хартия ООН, третья гуманитарная «корзина» Хельсинкского соглашения… «Заграница» просто обязана помогать белорусской оппозиции. И трогательно слышать, как «экспертное сообщество» России советует Милинкевичу успокоиться и признать результаты выборов. Мол, вы же сами не отрицаете, что набрали вместе с Козулиным 30%, значит, большинство против вас. И идите домой.

Нет, с выборов началось, но избирательной кампанией это не кончится. Разве можно стерпеть, когда так насилуют, когда 500 активистов оппозиционных штабов сидят за то, что пытались просто работать на своих кандидатов, когда все встречи с избирателями – на улице, когда каждого вышедшего на площадь в воскресенье обещали «закатать в асфальт», дать пожизненное заключение, приговорить к расстрелу за терроризм? Лукашенко обезумел от страха и просто провоцирует гражданское общество. Считал, что Россия все стерпит.

И ведь правда: терпит! Это, кстати, главный вопрос: зачем председателю «Восьмерки» В. Путину такой неприличный союзник и такой национальный позор? Ведь Милинкевич – респектабельный, умеренный интеллектуал, он декларирует большую охоту к дружбе с Россией, это не «страшный» Зенон Позняк, вначале обозвавший избранника демократических сил агентом Москвы. Милинкевич и газ купит, и трубу соблюдет, и готов держать нейтралитет (ни в ЕС, ни в НАТО). В чем дело?

Ответ иррационален, как и все поведение российского президента. «Стаж» – как сказал профессор Преображенский. Стаж антисоветских подходов и антизападных фобий. Неумение иметь дело с порядочными, независимыми партнерами.

То есть опять советский хвост вылез. Так что великий украинский почин будет востребован и даже необходим. И придет день, когда сама Россия поймет: надо идти на оранжевый свет. Больше некуда.