Новое время #12, 2006 г.

Валерия Новодворская

«Хай-теки» из медвежьего угла

Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах нашей Родины ты один нам поддержка и опора, о могучий и правдивый Владислав Сурков. После закрытого доклада о том, что мы строим суверенную демократию, который был, как сиротка, подброшен сразу на несколько сайтов, включая «Эхо» и «Свободу», демократическая общественность стала лихорадочно ожидать продолжения и чертежика под этот суверенный проект. И ждали мы не напрасно. Из берлоги донеслись позывные, сильно напоминающие звуки, издаваемые хозяином наших лесов (а также полей и рек), когда он лезет за чужим медом в дупло, а оттуда вылетает рой разъяренных пчел.

В начале своего проекта Сурков потчует нас обыкновенной пропагандой, замешенной на чистом желаемом (и даже нежелаемом), но выдаваемом за действительность. В плане того, что демократия в России – всерьез и надолго, что разбуженные граждане Европы и США сразу начинают рассказывать про права человека, а наши этого не делают (они, если их разбудить, видимо, лихорадочно начинают собирать самые необходимые вещи, потому что слишком долго их будили стуком в дверь ВЧК, НКВД и КГБ). Боюсь, что начало проекта Суркова не слишком их успокоит, потому что оно идет в стиле одного из высказываний президента Кеннеди: «Слишком часто мы называем свою демагогию – демократией, а чужую демократию – демагогией».

Потом идет достаточно традиционный раздел по принципу «сам дурак». Насчет того, что французский абсолютизм и абсолютизм российский – ровесники. Это здорово, но вот только во Франции абсолютизм кончается после Карла X, в 1830 году, а в 1875-м стабильно устанавливается республика. Третья республика. Выясняем далее, что у нас парламентаризм ненамного моложе, чем у других. У нас – немножко до революции, а потом только с 1993 года, а в Великобритании – с 1265-го. Всего-то шесть с половиной столетий разницы.

Утешительно также, что тоталитарные государства в XX веке существовали не только у нас, а в Италии, Испании, Германии. Правда, в Германии нацизм существовал 12 лет, да и то частная собственность не отменялась, а в Италии и Испании был и вовсе авторитаризм, который на Апеннинах закончился в 1945 году, а в Испании – в 70-е. Но это цветочки. Дальше следуют «ноу-хау».

Мы радостно узнаем, что Советский Союз не заслуживает огульного осуждения. Какой конфуз! Дома надо репетировать, а то президент Путин только что в Венгрии от Союза отрекся, повесив на него подавление восстания 1956 года. А заместитель руководителя его администрации пишет об «огромном влиянии» на мир нашей советской «мощной поддержки, как военной, так и материальной, и даже моральной». Еще бы! Танки в Будапеште и Чехословакии – это военная и материальная поддержка, а казнь Имре Надя и других повстанцев, Берлинская стена, арест и депортация в Москву дубчековского правительства, очевидно, проходят по классу моральной поддержки. Еще один «плюс» СССР – это «мощная идеологическая работа», развернутая в «планетарном масштабе». То есть очень длинная лапша.

И тут же честный Сурков признается, что «нам самим от этой работы не очень поздоровилось». Значит, получается, что это губительное для нас вранье чуть ли не спасло человечество («СССР оказал благотворное влияние на мировой ход истории»). Даже если бы и так, то я была бы против того, чтобы служить лабораторной крысой для «прогрессивного человечества». Что, мы нанялись, что ли, наступать на грабли, терять 60 миллионов человек, чтобы другие сделали оргвыводы?

Но ведь и здесь г-н Сурков сильно преувеличил. Планетарная идеологическая обработка несчастного человечества привела к миллионам жертв в маоистском Китае, на Кубе, во Вьетнаме, в Лаосе. Треть убитых и замученных жителей Кампучии, жертвы кубинских и наших попыток установить коммунистическое правление в Африке, корейская и вьетнамская войны, порабощение Восточной Европы (которой тоже «не поздоровилось»), попытка «гармонизации социальных отношений» в Чили, и в результате хунта, кровь, жертвы (пока-то все вышло на уровень Европы) – все это тоже лежит на мрачной совести советских пропагандистов.

Второе достижение – уже чисто наша проблема. Называет его г- н Сурков, как в сталинских трудах: индустриализация. Оказывается, мы живем на наследство, доставшееся нам от СССР. Разоренное крестьянство, бедная страна без дорог, без отопления, без горячей воды – вот это и есть цена наших железок; вот чем мы оплатили ядерные боеголовки, космические ракеты и никуда не годные автомобили. А если за все нефтедоллары не построили ничего лучшего и более современного, то здесь вопросы уже к боссу В. Суркова.

После этой торжественной части начинается научная и художественная самодеятельность. В. Сурков вытаскивает из-за пазухи большую кучу камней и все аккуратно швыряет в покойную ельцинскую эпоху, именуемую им олигархией. Демократии при Ельцине не было, народное достояние растащили, правили денежные мешки, все поглотила коррупция. Сурковская характеристика нашей недолгой девятилетней весны: «Содом и Гоморра».

Это тезис. А антитезис известный: народ решил «быть» и доказал это, выбрав Путина. А остальное все приложилось. Главное – приложилась демократия. Откуда взялась? Очень просто. Путинская политика «пользуется поддержкой большинства населения». А это, оказывается, и есть главная черта демократического общества – «оно устроено и основывается на мнении большинства». Правда, до сих пор считалось, что демократия дает какие-то шансы на жизнь и меньшинству.

По новой же доктрине Суркова, если меньшинство лишено своих СМИ, парламентского представительства, допуска на телеэкран, если оно раскулачено, как ЮКОС, и идет в дальневосточные и заполярные лагеря или ошельмовано и лишено средств (и своих, и западных) для работы, как НПО, – это и есть демократия, и это хорошо. Что хорошо для чекистского сообщества, то хорошо и для России.

А НТВ пошло в утробу государства по закону. Вместе со свободой слова. Сурков опять объяснил про спор хозяйствующих субъектов: «Не вернул долги, поступай в распоряжение кредитора».

Россия будет «энергетической сверхдержавой» (с рукой на вентиле, чтобы шантажировать неугодных). И у нее задача – препятствовать «либеральному мракобесию» и сопротивляться «снижению национального иммунитета» и «оранжевым технологиям». Ведь демократы в 2007 году призовут сделать шаг назад, они – партия «олигархического реванша». Сурков почти что цитирует товарища Сталина: «По мере развития демократии информационная борьба обостряется».

Лекарство одно: убрать из университетов тех, кто дурно говорит о России. А то у Суркова впечатление, что там преподают члены НПО, которые получили деньги в иностранных посольствах. И чтоб «Единая Россия» оставалась у власти хотя бы 10–15 лет. А хотелось бы 40. Я понимаю, что все проходит, что медвежий угол в XXI веке не протянет очень долго. Но очень жаль тех, чья жизнь пройдет в этой берлоге.