Новое время #7, 2006 г.

Валерия Новодворская

Веселые картинки

Нам ничего не известно о реакции мусульман как во Франции, так и за ее пределами на представление в Париже XVII века пьесы Жана Батиста Мольера «Мещанин во дворянстве». А ведь там есть весьма по нынешним временам спорные сцены. Богатый и тщеславный торговец тканями, платьем и коврами г-н Журден очень хотел стать дворянином. Но во Франции дворянство нельзя было купить ни за какие деньги. Тогда два ловких мошенника из обедневшей знати предложили ему купить титул турецкого дворянина. Такой высокий титул, как мамамуши. Ясное дело, это была афера. Но беднягу посвятили в мамамуши в ходе церемониала, отчасти подсмотренного Мольером во время прибытия посольства Великолепной Порты в Париж, а отчасти выдуманного насмешником Мольером. Что сказали бы сегодняшние блюстители мрачной, гробовой серьезности ислама насчет такого текста: «Магомета-господина я прошу за Джиурдина» (новое имя тщеславного Журдена). «Ты лютерана?» – «Нет, нет!» – «Христиана?» – «Нет, нет!» – «Магометана?» – «Да, да!» Или такого: полуголого Журдена хлещут веником, посвящая в мусульманские вельможи (дворяне-мошенники были еще и юмористами), под рефрен: «Не бояться, не стыдиться, если хочешь посвятиться!»

Исследователи творчества Мольера и французские историки ни о каких волнениях, поджогах, обструкциях, погромах и протестах даже не упоминают. То ли с «королем-солнце» шутки были плохи, то ли во Франции было меньше мусульман, то ли не было политиков, в таковых волнениях заинтересованных. Или – страшно сказать – мир был более терпим хотя бы потому, что разные его части были по отношению друг к другу более равнодушны и, значит, менее пристрастны. Великолепная Порта была сама по себе, Персия (Иран) – тоже.

Как же такое стало возможно: просвещенный XXI век, мультикультурный мир, глобальная сеть Интернета, «Аль- Джазира», Си-эн-эн, кварки, плазма, тайны ДНК и космоса, а человечество не стало ни толерантнее, ни гуманнее, ни умнее, и религия не смягчает нравы, а становится дополнительной линией раскола социума. Великолепная Порта у себя дома очень мало интересовалась мнением европейцев о пророке Магомете и о самом Аллахе. Конечно, если бы французы, датчане или англичане явились в Стамбул или в персидские пределы и стали рисовать карикатуры на персонажей Корана, их бы порешили на месте. Но ведь датские художники не оклеивали своими рисунками ни Бейрут, ни сектор Газа, ни Арабские Эмираты, ни тегеранские здания. И речь идет даже не о стихах Салмана Рушди, который жил в Индии, отчасти был индусом и читал Коран. Датские карикатуристы и журналисты вообще Коран не читали, похоже. Я пыталась (тщетно) и думаю, что это сплошная поэзия, весьма сложная, запутанная, образная, не подходящая к рациональному европейскому менталитету. Магическая культура Востока, по Освальду Шпенглеру. Недаром арабская культура дала миру мозаику и алхимию. Тайна, недосказанность, чудо, красота – это есть и в Коране, и в дивных памятниках Кордовы и Гранады, и в садах Альгамбры. Ни агрессии, ни злобы, ни фанатического желания переустроить мир там не чувствуется. Изысканность и утонченность, знание и сокровища духа, наслаждение и мечта – вот что осталось от халифата, депортированного инквизицией из Испании. Кстати говоря, вместе с евреями. Так что когда сегодня президент Ирана в ответ на «происки» датских журналистов предлагает рисовать карикатуры на холокост, он поступает не только нехорошо, но и неумно и безграмотно. Ведь евреи были товарищами мусульман по несчастью, соузниками, сокамерниками. Они вместе погибали в застенках инквизиции, вместе ушли в ссылку. Я не думаю, что неприятности, которые претерпели христиане, мусульмане, индуисты или буддисты в XIX–XX вв., могут хоть сколько-нибудь сравниться с холокостом, когда в XX веке шесть миллионов евреев, в том числе и детей, были уничтожены самыми жуткими способами только за то, что они евреи. Так что эти карикатуры смешными не получатся.

Я согласна с учеными муфтиями и суфиями: в Коране нет никакой пропаганды войны. Не больше, чем в «Илиаде» Гомера. Библия более конкретна и доступнее европейскому уму, но даже в ней нельзя найти никаких лозунгов и призывов кого-то прикончить или силой обратить в свою веру. Отношения евреев древности с амалекитянами и филистимлянами нельзя переносить на современность. Библия и Коран писались давным-давно, это еще и летописи в форме саг. Истории народов и культур. Злонамеренные люди могут, конечно, надергать цитат, как редиски, и нужным образом их истолковать. Вложить в уста древних царей и пророков призывы сесть в самолеты и таранить небоскребы. Так и получится пародия, даже без датских газет. Так на кого же рисовались карикатуры? Странно, что это не поняли все извиняющиеся и требующие извинений. Пародировались не Аллах и не Магомет, пародировались представления о них шахидов и вообще экстремистов. Ведь как представляет себе своего Бога президент Ирана, рвущийся в ядерный клуб? Похоже, так и только так, как это изобразили датские художники: с ядерной бомбой.

Ни мы, ни датчане, ни французы не можем толком представить себе собственного Бога, где уж нам познать совершенно чужого нам Аллаха. Неужели непонятно, что шахиды, идущие убивать себя и других на дискотеку, должны представлять пророка Магомета чем-то вроде полевого командира из ХАМАС? Ведь эти несчастные, ослепленные самоубийцы рассчитывают на награду, на гурий, на пиршества. Так что изображение Магомета с гранатометом – это не издевательство над исламом, это пятый сон шахида, даже более опасный, чем сны Веры Павловны. Обижаться на эти карикатуры тем, кто в шахиды не собирается, шахидов не вербует и ядерной бомбой размахивать не хочет, совершенно не следует.

И ведь обиделись именно экстремисты. Едва ли кто другой способен громить посольства. А вот бойкоты товаров, разрыв торговых отношений, обиды на государственном уровне – это уже хуже. Получается, что не только в Иране, но и в некоторых других государствах у власти находятся экстремисты. Чувство юмора надо иметь независимо от вероисповедания. Иначе жить на Земле будет просто невозможно.

Датчане – совершенно правая сторона конфликта. И европейские газеты, перепечатавшие карикатуры, – это такая форма солидарности, от которой мы успели отвыкнуть со времен Второй мировой, когда датские и норвежские лидеры нашивали себе на платье желтые звезды, а голландские студенты ходили с охапками желтых цветов, чтобы поддержать евреев.

Пора вспомнить и о гражданском мужестве. Избыточная политкорректность может перейти в трусость. Надо давать жить другим, но и сами жить по своему вкусу и по своей вере или неверию мы имеем право. Если в мире теперь все перемешалось и Европа мультикультурна, то главное в своей традиционной культуре – свободный поиск, скепсис, иронию, парочку максим типа «Подвергай все сомнению» и «Не сотвори себе кумира» – она должна оставить за собой. А Высший Разум не ходит ни в кипе, ни в чалме, ни в рясе. И склоки адептов ему смешны!