Новое время #50, 2005 г.

Валерия Новодворская

«А» и «Б» сидели на трубе

ВПК, то есть «военка» и «оборонка», – самые любимые, самые лелеемые отрасли советской экономики. Собственно, кроме этой отрасли и разных к ней аксессуаров ничего и не было. Самым правдивым анализом нашей горестной экономики, видимо, останется анекдот о вечном пулеметике, в который превращается в процессе сборки любое изделие, от швейной машинки до холодильника. Когда же это произошло? Киевская Русь и Новгород (тот самый, господин Великий Новгород) воевали с утра до вечера, к ним не зарастала широкая народная тропа из половцев, хазар, монголов, а на севере вдобавок были немецкие рыцари. Однако при высоком качестве мечей, шлемов, копий, луков, стрел и вообще доспехов их ткани были очень прочны и красивы, одежде по стилю и качеству позавидовал бы Версаче, в домах можно было жить, а в посуду можно было наливать квас и щи, а не помои, как это хотелось проделать с советскими изделиями. И так продолжалось долгие века: славяне, русичи, великороссы, просто русские и, наконец, подданные Российской империи воевали очень даже неплохо, хотя и били их, бывало, но это в основном из-за плохих командиров, неумелых полководцев и царей-сапожников, которые сначала лезли то к Блистательной Порте, то к Японии, а потом удивлялись разгромам в Крымской войне, под Цусимой, при Порт-Артуре. Но Петр побил великолепную армию шведов, Суворова просто одалживали союзники, а русской армией где только не затыкали дыр: и австрийцы, и пруссаки в наполеоновские времена, под Аустерлицем, под Фридландом, под Йеной, а Антанта спаслась под Верденом опять-таки благодаря российской армии. При этом до самого 1917 года в стране хватало и одежды, и еды, и кузнецовского фарфора, и даже предметов роскоши, которые не всегда вывозили из Парижа, а частенько покупали у своих модисток на Кузнецком Мосту. И надо же такому случиться, что не успела советская власть провести свою «сплошную индустриализацию», как возникли проблемы с группами «А» и «Б». Группа «А» состояла из разного металлолома (станков, труб, танков, пушек, баллистических ракет, боевых друзей – тракторов). Весь этот железный хлам выпускался в невероятных количествах, раздавался по рукам бесплатно Азии и Африке, но реальной коммерческой удачей, кажется, стал только автомат Калашникова, создатель которого при Советах не мог прокормиться, а после августа 1991-го заработал хотя бы на бренде и уж, конечно, не в России, а на Западе.

Пока «развивающиеся» страны рекламаций не делали, казалось, что «военка» и «оборонка» у нас на высоте. И даже какой-то «МиГ» в одном художественном фильме угоняли западные агенты, чтобы продвинуть свои технологии. О нашем ВПК шла молва и в правительственных кулуарах, и на диссидентских кухнях: там, на невиданных машинах, следы неслыханных технологий. Партийные начальники потирали руки, конструкторы и изготовители пожинали звания, ордена и госпремии, а диссиденты печалились: весь доход страны уходит на разрушение, промышленность успешна только в индустрии смерти, а народу носить нечего. Потому что группа «Б», которая должна была выпускать товары народного потребления (то есть группа «А» тем самым четко квалифицировалась как товары то ли антинародные, то ли не имеющие к народу никакого отношения), была всегда в загоне, финансировалась по остаточному принципу и то ли ничего выпустить не могла, чего бы хватило на население, то ли выпускала такое, что в руки было противно взять.

Но, кажется, политбюро напрасно радовалось, а диссиденты напрасно печалились. Успех группы «А» оказался эфемерным и недолговечным. Танки Т-34 и истребители «Ил», видимо, были ликвидны только на полях Второй мировой войны да еще с приложением советских летчиков и танкистов, которые своим энтузиазмом и самоотверженностью покрывали разные огрехи и неудобства механизмов. И что здесь удивительного? Самолеты, ракеты и даже высокоточные приборы создавались в шарашках, где зэки-ученые усердно работали за кусочек масла к пайке, за банку консервов, за то, чтобы выжить и не голодать, не мерзнуть на смертельных общих работах и не «доходить» в карцере.

Однако общая обстановка такой работы сказалась на результатах. Не сразу – в 70–80-е годы. Нынешний тяжелый танк Т-80 (из первых рук знаю) очень плохо зарекомендовал себя в Чечне. У него легко отлетает вся башня. Громилы- трактора были желанны только для советских МТС, подходили для неприхотливых колхозов, а для фермерского хозяйства на Западе существует куда более пригодная малая, удобная, компактная техника. Про гражданские самолеты «тушки», где нет никакого комфорта и где пассажиров транспортируют почти как груз-200, знает каждый, кто на них летал и может их сравнить с «боингами». По словам анонимных и отставных военных, наши ракеты с ядерными боеголовками годятся только на то, чтобы пустить на дно Мирового океана целый континент, а для точного попадания по адресу они годятся мало. Что происходит с нашими подлодками (тонут при испытаниях), батискафами для спасения с судов (сами спасаются только с помощью Великобритании и США) и ракетами на ракетных кораблях (или не выходят из стволов, или стреляют не в ту сторону), знает каждый телезритель.

Долгие десятилетия отсталая страна пыталась преуспеть в создании арсенала смерти, напрочь исключив жизнь из сферы своих интересов. И оказалось, что есть справедливость и на Земле, и выше: «военку» и «оборонку» постигло возмездие. Оказывается, страны, умеющие выпускать для людей приличные машины, приличные костюмы и детское питание, преуспевают и в военных технологиях. Свобода, инфраструктура, процветание, культ знаний и ума дают суммарно не только хорошее «Б», но и лучшее «А».

А человеческий фактор как же не учесть? Неужели такое количество арестованных и осужденных якобы за разглашение гостайны химиков, физиков и ракетчиков не приведет к тому, что последние в этом направлении соображающие мозги окажутся в каком-нибудь Лос-Аламосе? На Западе для ученых этого ранга заготовлено много-много пряников, а у нас – одни только кнуты, наручники, дубинки. К тому же полуголодные и забитые солдаты Российской армии, где давно уже не ступала нога образованного солдата (потому что в армию тащат тех, у кого не хватило денег или ума, чтобы от нее спастись), едва ли способны работать с современным оружием.

Поэтому мне не страшно: ничего они не произведут, не придумают, не доведут до производства, эти ребята из ВПК плюс Сергей Иванов и Игорь Сечин сотоварищи. И когда нас в бой пошлет товарищ Путин и первый маршал в бой нас поведет, воевать будет нечем. Разве что очередной ржавой дубиной. Жизнь на нефтяной трубе развращает абсолютно и отучает от экономики вообще, даже от военной. Как в любимой президентской считалочке: «А» и «Б» сидели на трубе. «А» упало, «Б» пропало. Кто остался на трубе? Только КГБ. Такая вот высокая технология.