Новое время #30, 2005 г.

Валерия Новодворская

Россия распивочно и навынос

Слово «пиар» появилось сравнительно недавно, в XX веке, а у нас так только что, после отделения первой ступени Империи Зла, где-то к выборам 1995 года. Но само занятие и понятие существуют официально с V в. до н. э. Разные восточные тираны и сатрапы типа Ксеркса и Дария, египетские фараоны и их референты- жрецы, ассирийские цари вроде Саргона о пиаре не заботились. Обратная связь им была без надобности. Открыто бунтовать против власти там считалось делом неблагочестивым. Да и за такое поведение присуждали (без суда, конечно) к казням египетским. Если правитель – наместник Бога на Земле, ему не нужен работающий на дальнее и ближнее зарубежье Агитпроп.

Впервые зарубежным пиаром заинтересовались в демократической Элладе, и заинтересовался им интеллектуал Платон. В своем «Государстве», строя идеальную (и коммунистическую!) модель, он зафиксировал, что граждане его Утопии смогут выезжать за границу только по достижении 50 лет, дабы легкомысленная, незрелая молодежь не дискредитировала своим поведением родное идеальное Отечество.

Надо бы рекомендовать эту меру тем вспомогательным кремлевским структурам, которые судорожно решают роковой вопрос о том, как бы та Россия, которая существует в реальности (распивочно) не пошла навынос, то есть на экспорт, а была бы в глазах строгих заграничных ценителей белой, пушистой, с пшеничной косой и родниковыми глазами, но при этом самой умной, самой научной, самой образованной (что особенно сложно, потому что те, кто читал книги в метро, теперь ездят на собственных машинах; по крайней мере, добрая их половина). Ко всем этим достоинствам Россия как экспортный продукт в представлении кремлевских дизайнеров должна быть еще и сильной, могучей, вооруженной до зубов, дающей отпор, сурово насупленной перед сонмами врагов со всех концов света, которые жаждут ее сломать, краеугольным полюсом многополюсного мира, единственной защитой от Америки и Голливуда, ловцом мировых и местных террористов, словом, Великой и Ужасной (помесь Белоснежки, Красной Шапочки, Кинг-Конга, Александра Матросова, Суворова, Ильи Муромца, Василисы Прекрасной и водопроводчика дяди Васи из ближайшего ЖЭКа, сильно пьющего и ненавидящего «чурок», Америку и дерьмократов).

Как эти проекты сшибаются в кремлевских головах, как белизна и пушистость там совмещаются с суровой насупленностью, дающей отпор, я не знаю, потому что в Кремле бывала только в рамках опер во Дворце съездов, в Оружейной палате и один раз в каком-то красивом зале, где демократы пили с Борисом Николаевичем чай перед указом №1400. Но тогда речь шла об отпоре красно-коричневым, и от нас белизны и пушистости не требовали, наоборот, мы были насуплены как никогда. Так что мне очень жаль кремлевских джиннов, которым отбывающий второй срок Аладдин дал такое задание.

Ведь этот экспортный проект грамотного исполнения требует полной закрытости страны, чтобы ни туда мышь не прошмыгнула, ни оттуда враг не пролетел. Такой закупоренности на уровне бутылки Клейна не имел даже Советский Союз 70-х годов. Разве что Северная Корея или Албания с Китаем и Кампучией полпотовского периода имели такие условия. А на дворе (и даже на Ивановской площади Кремля) XXI век. С Интернетом, Си-эн-эн, западными «фирмами» и туристами по всей России, с толпами россиян, выезжающих, когда хотят, за рубеж, с западными СМИ и правозащитниками, ночующими и днюющими в наших палестинах. Словом, проходной двор. Как здесь ее переодеть, как заставить всех у российских таможен надевать зеленые очки, чтобы поверили в наши изумруды, я ума не приложу.

Ведь платоновский тоталитарный проект насчет загранпоездок никогда не был осуществлен в Элладе, а в средневековой Европе никогда не осуществлялся аналогичный «закрытый» проект Кампанеллы «Город Солнца». Впрочем, солярии и не хотели путешествовать, потому что, с их (и автора) точки зрения, мир лежал возле, и нечего было там делать. Римляне мир завоевывали и вестернизировали, нисколько не заботясь о своем имидже в глазах варваров. Римский патриотизм был патриотизмом наиболее продвинутой цивилизации. Бежать к кровожадным пиктам или саксам мало находилось охотников, хотя никто и не держал. Иван Грозный пытался закрыть страну, но при такой протяженности границ все, кто хотел, убежали в Литву или в Сибирь. В Сибири, положим, жаловаться было некому, зато московская история, изданная А. Курбским в Польше, обеспечила царю и Руси такой пиар, что хватило надолго.

Только в СССР попытались наличными средствами решить эту задачу. Но не преуспели даже при Сталине, а при Ленине и вовсе организовали «Философский пароход». После этого бесполезно было приглашать в СССР Уэллса и вешать ему на уши передовицы из «Правды». Первая волна русской эмиграции все всем рассказала, так что Дж. Рид со своими «10 днями, которые потрясли мир», уже тогда смотрелся заправским лжецом. Сталин никого не обманул, кроме тех, кому выгодно было быть обманутым (чтобы торговать с СССР, использовать Сталина против Гитлера, получать дешевое сырье или опираться на Совдепию, дабы дискредитировать или «подорвать» «проклятый капитализм»).

Пока Илья Эренбург лгал насчет дел в СССР со всех трибун, вышли воспоминания Ивана Солоневича «Россия в концлагере», и записки беглеца с Соловков, и много чего еще. Хрущев открыл шлюзы, и до конца завинтить кран уже больше ни Брежневу, ни Андропову не удалось. Сам- и тамиздат шли косяками, Буковского обменяли со всей его информацией, диссиденты типа Войновича, Максимова, Литвинова и Аксенова, которых вынуждали уезжать на Запад, тоже не молчали. И сегодня попытка «создать привлекательный имидж России» через специальный канал и комитет неумных политтехнологов вызывает смех сострадания. Могу рекомендовать ряд спецмероприятий по рекламному российскому проекту: 1. Закрыть страну, заколотить досками крест-накрест все иностранные фирмы, предприятия, корпункты и посольства. 2. Закрыть все газеты, кроме «Российской». 3. Отключить все каналы, кроме пропагандистского. 4. Выпускать на Запад только штатных сотрудников КГБ, да и для них предусмотреть статью ЦК, которая была в ходу в ЧССР до «бархатной революции» («Дискредитация страны за рубежом»). 5. Отключить Интернет, конфисковать приемники, глушить «Свободу», Би-би-си, «Голос Америки». 6. Закрыть все радиостанции, кроме «России», да и оттуда убрать всех лишних. 7. Сбивать иностранные спутники связи, проходящие над нашей территорией.

Представляете, какой имидж у России будет после этого? Представили? Тогда не волнуйтесь и показывайте Западу ядерную боеголовку, баллон с газом и нефтяную трубу. Для положительного имиджа хватит.