Новое время #11, 2005 г.

Валерия Новодворская

Бойся чекистов, приносящих дары

У нас беда, господа россияне. Не у чеченцев, а у нас. Нет, конечно, чеченцы, не имеющие несчастья состоять в законном вооруженном бандформировании Рамзана Кадырова (или при президентской администрации очередного прикомандированного к Чечне и избранного в Кремле президента – простите, имя запамятовала, всех марионеток разве упомнишь), оплачут своего третьего президента, павшего от российских федеральных рук. Ведь второй президент, Зелимхан Яндарбиев, возглавлявший Ичкерию после смерти Джохара Дудаева до выборов, тоже погиб от тех же рук, и все уже знают (и чеченцы тоже), что эти длинные федеральные руки, доставшие детского писателя и его ребенка в Катаре, по прибытии в Россию на пожизненную отсидку, вопреки всем международным нормам, в заключении не оказались и где-то скромно поправляют здоровье, наслаждаясь «заслуженными правительственными наградами». Масхадова оплачут и отомстят. Нам же и отомстят, мирные россияне. Нам мстить проще, у нас нет ни бронетранспортеров, ни блокпостов, ни оружия, как у военных и кремлевских начальников. Нет даже черных масок, как у фээсбэшников. А что нам мстить нельзя, что мы нонкомбатанты и мирные жители, теперь в Чечне не скажет уже никто. Аслана Масхадова убили, а Ильяс Ахмадов и Ахмед Закаев далеко, в США и Великобритании, и даже если бы они очень захотели приехать и зачитать соплеменникам Женевские конвенции, сделать это будет невозможно: они в розыске, их тут же арестуют, осудят и тоже убьют, как убили в заключении Радуева и Атгериева (чем очень кстати в тот же мартовский день фактически похвалился Первый канал).

Я могу себе представить, что в Англии ловили бы (и убили при задержании) какого-нибудь отпетого террориста из ИРА, не прельстившегося мирным процессом. Но абсолютно исключаю, что какой-нибудь функционер британской короны (а Рамзан Кадыров – именно российский функционер, если Чечня, как утверждают федеральные власти, является частью России) сделал бы заявление, что это подарок английским, ирландским или шотландским женщинам ко дню св. Валентина. А Рамзан Кадыров афишировал операцию по ликвидации А. Масхадова, осуществленную спецназом ФСБ, как подарок женщинам к 8 Марта.

А если вспомнить залпы снарядами по чеченскому селу под мудрым руководством полковника Буданова и с подзаголовком «Поздравляем с Новым годом!», то можно открывать клинический отдел по изучению специфического людоедского федерального юмора.

Я думаю, что у приличных граждан России с федеральной властью наметился ряд стилистических разногласий. Мы, благодаря «отцам Отечества» из Кремля, оказываемся в какой-то жуткой и доисторической системе координат, где главенствует принцип «труп врага всегда пахнет хорошо». А еще можно вспомнить, что американские индейцы-инуиты имели трогательный свадебный обычай: юноша не мог жениться, если не приносил своей избраннице двух-трех вражеских голов…

Российские государственные телеканалы обильно оснастили свою эпитафию Масхадову определениями, взятыми из обихода российского президента: «бандит», «террорист» и тому подобное. Не говоря уж о чеченцах, я лично обиделась. И здесь дело не только в моих личных убеждениях относительно политических судеб и прав чеченского народа (в частности, на самоопределение). Здесь проблема еще и в том, что «родная» власть меня уважает еще меньше, чем Большой Брат уважал граждан Океании. Там все-таки специально платили жалованье работникам Министерства Правды (в частности, Юлии и Уинстону Смиту), чтобы они уничтожали прежнюю информацию из старых газет и заменяли ее новой, согласно политической конъюнктуре (чтобы не было, скажем, свидетельства того, что Океания воевала с Евразией, а не с Ост-Азией).

У нас хуже: оставили и газеты, и Интернет, и радио, то есть аудиоматериалы и видеокадры. И вот не до конца еще зачищенный НТВ показывает, как Борис Ельцин и Аслан Масхадов подписывают Хасавюртские соглашения. Причем Масхадов был приглашен в Кремль не в качестве бандита, а в качестве легитимного президента Чечни. Это уже даже не двоемыслие, а полное раздвоение личности нынешней власти.

Чеченцы будут вспоминать Аслана Масхадова добром не потому, что он оказался таким уж блестящим президентом. Президентом он оказался слабым: не сумел остановить дагестанский рейд Басаева, не сумел противостоять религиозным фанатикам, успевшим ввести в Чечне между двумя войнами и шариат, и публичные казни, и телесные наказания, и женские платочки для артисток и журналисток. И он ни от чего не смог защитить свой народ: ни от зачисток, ни от пыток и бессудных казней, ни от голода, холода и вечного страха. Да и как бы он смог, сам укрываясь в подполье?

Но он погиб за свой народ, погиб, оставшись честным солдатом и не став террористом (есть чеченцы, для которых это важно: неучастие в «Норд-Осте» и кошмаре Беслана). И самое главное: чеченцы будут помнить эти свои выборы как светлый день. Еще что-то оставалось от Грозного; была какая-то еда, какая-то надежда на завтрашний день, какая-то безопасность. И были честные выборы, и с неба не сыпались бомбы, и не стреляли. И были наблюдатели и альтернативные кандидаты. Это была жизнь по сравнению с тем адом, в который сегодня ввергнута Чечня.

Благородство предполагает, что честного врага, павшего в бою, надо почтить. Тот, кто глумится над ним и после смерти, может иметь большой рейтинг у современников, но не у историков и потомства (если потомство будет лучше отцов и дедов). И, наверное, это единственный случай в мировой военной истории, когда вражеского предводителя и полководца убили не потому, что он не хотел вступать в мирные переговоры, а потому, что он именно этого и хотел. Убили за готовность закончить войну (хоть и не капитуляцией), чтобы не с кем было вести переговоры, чтобы не окончилась война.

И мне глубоко не интересно, кто отдал приказ: первое лицо, второе, третье. Партия войны, силовики, враги Путина или друзья. За убийство Джохара Дудаева перед историей ответит Борис Ельцин. За смерть А. Масхадова ответит нынешний российский президент. У нас же, кажется, квазипрезидентская республика?

И, по-моему, вопреки мнению подкованных журналистов, Аслан Масхадов был против терактов и за войну по женевским правилам (которые, я уверена, он даже не читал) не ради желания уподобиться Шинн фейн (о которой наверняка и не слышал), а просто потому, что был такой человек. Честный солдат. Чеченец, усвоивший национальные адаты: не трогать слабого и безоружного. Просто они с Шамилем Басаевым разные люди. И если все эти высокие материи читателю-россиянину не интересны, то вот вам прагматика, следующая из чекистского дара к 8 Марта: отныне методика Шамиля Басаева становится единственной для чеченского сопротивления. Всякий юнец скажет: вот, Масхадов нас учил воевать по европейским правилам, и к чему эта тактика привела? Где результат? Его же и убили.

В Евангелии сказано: «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут». Теперь на милость мы рассчитывать не можем.