Новое время #6, 2005 г.

Валерия Новодворская

Вечные поиски Вечного жида

Анекдоты – мифы нашего времени, просто вместо нимф, кентавров и богов в них фигурируют те, кто остался то ли в Четвертой, то ли в Пятой эпохе (по летосчислению Толкиена): люди. Анекдот очень объективен и рассчитан на массовое прочтение. Поэтому один «национальный» анекдот 70-х годов дает нам ключ к ответу на «еврейский вопрос» в российском задачнике.

В этом национально-социологическом анекдоте берутся четыре народа и, соответственно, высмеиваются – такова природа анекдота. Все исторические грехи, просчеты, сплетни – все идет в общий котел.

Мнение о французах: снисходительно-ироническое, с легким пренебрежением, а итог таков: народ безобидный, но шалый, может наломать дров. «Один француз – любовник; два француза – дуэль; три француза – революция».

Мнение о грузинах уже иное: неуважение, сопряженное с ужасом. Из безобидного, веселого народа миф делает монстра (но по «объективке», предложенной российской историей). «Один грузин – спекулянт; два грузина – террор; трех, слава Богу, не было». О русских сказано особенно самокритично. Получается, что мы – конченый народ, ни на что доброе не способный. Но такой негатив о самих себе – это уже шанс (пусть и единственный). «Один русский – пьяница; двое русских – драка; трое – первичная партийная организация». Вроде бы всем сестрам по серьгам. Никто не ушел безнаказанным.

А как же евреи, неужели коллективный автор их обошел? А здесь – неожиданность. Беспощадные мифотворцы не нашли компромата. Вообще не нашли! «Один еврей – торговец; два еврея – шахматный турнир; три – симфонический оркестр». Вот вам и обвинительный акт! Коммерция, искусство, шахматы (то есть логическое мышление). Поймали за руку, что и говорить. И это тоже «объективка» из истории.

В истории еврейского народа много слез и крови, но это его слезы и его кровь. Я перебираю века и не нахожу, в чем упрекнуть этот древнейший народ по правозащитной линии. Конфликты с египетским фараоном и Навуходоносором, даже если брать легендарные времена; Исход; вавилонское пленение; и так до конца: бегство, заключение, насилие и изгнание. И мучительные поиски хотя бы крошечного места под солнцем: по дну морей, через пустыню, в попытках выжить перед лицом бесчисленных Голиафов. Осадное положение в средневековых городах; «реконкистизация» евреев заодно с маврами и морисками, хотя они в Испании только лечили, учили и работали вице-премьерами по экономике у кастильских «крестоносцев», и уж совсем никогда не воевали. Однако попали под горячую руку – и в горящий костер. В Испании евреев настиг первый Холокост.

Если подойти к истории еврейского народа (хотя бы по бесстрастному Сесилу Роту) с современных позиций Freedom House и Amnesty International, нам придется зачислить всех представителей нации поголовно в узники совести, жертв этно- и геноцида и в разряд беженцев и вынужденных переселенцев. Черта оседлости; пятипроцентная норма; Холокост, Освенцим, шесть миллионов жертв только за Вторую мировую. А потом еще вдогонку «дело врачей», «борьба с безродными космополитами», «пятая графа», Антисионистский комитет.

И когда чудом уцелевшие забились в Палестину, ибо Европа была осквернена печами крематориев и газовыми камерами, то и там они не нашли ни часа, ни минуты покоя. Израиль выживает прямо в жерле вулкана: то все соседи идут на него в общем погромном порыве, как в 1948 году, то Шестидневная война, то война Судного дня, то интифада, то похищение спортсменов на Олимпиаде, то теракты последних времен пополам с европейскими инициативами спасать от затравленного крошечного государства несчастных палестинских боевиков.

Люди Книги, как они сами себя называют, носители допотопной культуры человечества, имеющие неслыханный интеллектуальный потенциал и то моральное преимущество, что никогда не были палачами, но всегда – жертвами (это их гнали египтяне, ассирийцы, испанцы, гитлеровцы, римляне, а не наоборот), не нашли до сей поры для себя ни гарантий, ни безопасности, ни справедливости хотя бы в резолюциях ООН.

Так что, боюсь, Владимир Высоцкий был прав в своей балладе: «Зачем мне считаться шпаной и бандитом – не лучше ль падаться мне в антисемиты: на их стороне хоть и нету законов, – поддержка и энтузиазм миллионов». И объяснение столь стойкой и интернациональной фобии (конечно, на уровне людей примитивных и малокультурных), похоже, лежит в плоскости тех «анекдотических» изысканий: торговец (то есть бизнесмен), шахматист, музыкант. То есть явное интеллектуальное и моральное статистическое превосходство.

Понятно, что евреи этого о себе не скажут. До превосходства ли тут, если всегда оспаривалось их право на жизнь? Но мы, представители молодого (для Истории) славянского этноса, мы-то можем это честно признать? И когда-нибудь лидер будущей демократической России преклонит колени у Стены Плача, как лидер постгитлеровской кающейся Германии, и попросит прощения за все: за погромы, черту оседлости, дело Бейлиса и пятую графу; за пятипроцентную норму, Михоэлса и «дело врачей»; за космополитов, за «невыездных» евреев в 60–80-е годы, до Горбачева; за Антисионистский комитет и за казнь Еврейского антифашистского. И за письмо депутатов-черносотенцев Крутова, Чуева, Макашова etc. насчет закрытия еврейских организаций… На российской территории продолжаются вечные поиски Вечного Жида. И не только на уровне Макашова и присных, предлагающих возобновить дело Бейлиса против всех евреев России, чего даже дооктябрьские черносотенцы сделать не посмели – выбрали все-таки одного конкретного ответчика, якобы «заклавшего» православного отрока Андрюшу Ющинского…

В Интернете гуляет статья Михася Кукобаки, бывшего политзаключенного, советского диссидента, бывшего члена Демсоюза, которого я помню еще порядочным человеком. Он предлагает считать ответственными за мировое Зло три «сверхдержавы»: США, Россию и… Израиль (и Шарона лично). И обвиняет еврейский народ по схеме, не очень далекой от геббельсовской, сталинской и чуевской. При этом он считает, что защищает «демократические ценности». Да и депутат Чуев – бывший член того же ДС и бывший христианский демократ.

У меня нет иллюзий относительно внутренних убеждений кремлевского контингента по «еврейскому вопросу», у меня нет иллюзий относительно позиционирования российского социума на эту тему. 60-летие освобождения Освенцима человечество встречает в привычной обстановке. См. Галича: «Уходит наш поезд в Освенцим, наш поезд уходит в Освенцим сегодня и ежедневно!».