Новое время #5, 2005 г.

Валерия Новодворская

Кто ищет, тот всегда найдет

Когда вся страна идет не в ногу, причем на протяжении поколений, вопрос о количестве и направленности колонн может разрешиться нетрадиционно, по фильму про Фанфана- Тюльпана: «Наш правый фланг – слева; наш левый фланг – в центре; центр у нас – справа». С порядковыми номерами тоже не все ясно. В зависимости от количества врагов, которое желает и умеет себе нажить данное государство, возможны варианты, вплоть до седьмой, восьмой и девятой колонн. Бывший либерал В. Сурков все-таки оптимист. Увлекшись мичуринскими сюжетами, он перечислил только фрукты, причем на все про все выдал им одну колонну. А ведь еще и «овощи» есть. При всей пассивности наших корнеплодов, которые привыкли мирно сидеть на грядке, массовое неудовольствие всей окрестной флоры, от злаков до фиалок на клумбе, угрожает местным ботаникам, агрономам и садовникам как минимум неурожаем, мором и гладом, а как максимум – каким-нибудь жутким антиутопическим катаклизмом, чреватым концом света на одной восьмой части суши.

Так что поскольку в кремлевском институте растениеводства подвизаются такие ведущие специалисты по пестикам, тычинкам и перекрестному опылению, как г-н Сурков, придется нам попытаться выполнить за него его работу и посчитать яблоки, лимоны, апельсины и колонны самостоятельно.

Отдельной колонной идут чеченцы. Всякие: вооруженные и безоружные, правозащитники и шахиды, равнинные и горные, московские и грозненские, лондонские, нью-йоркские, турецкие и иорданские, ваххабиты и атеисты. Ни один народ никогда не сможет забыть и простить то, что мы с Чечней сделали. То, что надо было забыть после 1864 года, окончания (официального) Кавказской войны и пленения Шамиля, забыться не успело, потому что большевики не давали, а потом и российские власти в лице федеральных вооруженных сил. Старые недобрые воспоминания вошли в резонанс с новым кошмаром. К тому же эта пятая колонна боеспособна без всякого переносного смысла.

В колонне № 6 следует бизнес – даже если внешне угодливый после инцидентов с Березовским, Гусинским и публичной казни «ЮКОСа», то втайне стучащий зубами от страха и скрежещущий ими от бессильной (пока) ненависти.

А «навар» с этой локальной войны Кремль уже имеет. Гусинский создал в изгнании «Эхо- ТВ», по сравнению с которым старый НТВ вполне может считаться компанией кроткой и ангельской. Иметь Березовского в союзниках – это явно было не самое большое удовольствие, но Березовский в качестве врага – это совсем уж вредно для здоровья. А руководство «ЮКОСа», а все, кто так или иначе связан с ним? От менеджмента компании до рядовых работяг, от лицеистов-сирот, которым Михаил Борисович давал полный пансион и образование, до образовательных и правозащитных фондов (и демократических партий, кстати), оставшихся без гроша… РГГУ, «Открытое общество», члены семей работников «ЮКОСа», города, попавшие в юкосовскую инфраструктуру… А те, кто еще на очереди, кто ждет, когда за ним придут? Общая паника, общий уход инвестиций, общая неуверенность в завтрашнем дне... Тот, кто ссорится с бизнесом, обречен отступать по старой смоленской дороге в распределительный социализм. Пока есть что распределять.

Но есть еще колонна № 7. Журналисты либерального и демократического толка, шестидесятническо-перестроечной формации и их читатели и зрители, то есть западническая, свободомыслящая интеллигенция. Здесь же личный состав «Яблока», СПС, демороссов, здесь же их электорат. Пусть это 5%, но это очень решительные, закаленные у Белого дома, у Моссовета, в противостоянии путчам и переворотам проценты. Проценты эти очень голосистые, причем с хорошо поставленным голосом, ехидные, грамотные и привыкшие общаться с западным сообществом. Готовые диссиденты XXI века. Именно их г-н Сурков и имел в виду в первую очередь. Это «яблочная» часть придуманного им диковинного гибридного фрукта. На их знаменах звезды Европейского союза, гандистские символы, аллюзии и ссылки на мрачные гулаговские и советско-застойные времена. В руках у них тоже много чего: Конституция РФ, Пакт о гражданских и политических правах, Декларация прав человека. На месте власти я бы с этой колонной не связывалась. У нее по определению выиграть нельзя: играющий против нее играет против прогресса, Запада, истории, общечеловеческих ценностей. Победители всего этого попадают в изгои, в изоляцию, в компанию Лукашенко и Кастро.

В колонне № 8 следуют ученые. Просоветски настроенные вздыхают о временах сплошного финансирования любого наукообразного занятия ради престижа СССР и увеличения ученого «поголовья». Результативные и прогрессивные ученые, которые хотят работать и зарабатывать, отчаиваются сохранить профессию у себя на Родине под стеклянным и недремлющим оком ФСБ. Тотальная ссора с «мозгами» – прямой путь в палеолит.

Колонна № 9 – студенты. Живут в постоянном страхе перед армией и отменой отсрочек, прячутся от облав и повесток и чувствуют себя чем-то вроде этапников. Ссора государства с мыслящей молодежью чревата лишением самих себя будущего.

Колонна № 10. Прогрессивная часть украинского и абхазского общества, которые уже никогда не простят надругательства над их национальным достоинством на выборах и примкнут к прочим нашим «симпатизантам» из стран Балтии, Грузии и бывшего соцлагеря, где никогда в сердцах и умах не сотрутся следы от наших танковых гусениц.

Колонна № 11. Пенсионеры, инвалиды, ветераны и прочие «льготники». С этим контингентом стоило бы поссориться во имя будущего, свободы и реформ, но при наличии первых десяти колонн эта ссора приобретает совсем уж шизофренический характер. Что будет, если все эти колонны сойдутся в некотором пункте С? Для страны и ее европейского выбора от этого, скорее всего, будет столько же пользы, сколько от 25 октября и выстрела «Авроры». Но и власти ведь не поздоровится.

Какова цель режима, который ссорится сразу со всеми: с западниками и фундаменталистами, стариками и молодежью, своими и чужими, соседями и нацокраинами, Западом и Востоком, либералами и социалистами? И есть ли вообще какая-то цель у тех, кто окружает себя сплошным «кольцом фронтов»? У Катаева (в «Хуторке в степи») есть сценка, диалог между чиновником министерства образования и педагогом гимназии. «Если вы не понимаете этого по своему недомыслию, то вам не место на государственной службе». А если вся «госслужба» на таком уровне?