Новое время #47, 2004 г.

Валерия Новодворская

И юный Октябрь впереди

Коммунисты любили говорить, что учение Маркса всесильно, ибо оно верно. Боюсь, что они были недалеки от истины. Не с марксистской ли подачи у нас в политической, артистической и уж, конечно, экономической элитах развелось столько прагматиков, которые бесплатно шагу не сделают, а за деньги пойдут под любой флаг и в любом направлении? Экономический уровень их бытия очень детерминирует их сознание, а на мощный базис комфорта и достатка насаживается какая угодно надстройка. Универсальный проект! И если бы такими были только «Единая Россия» и ЛДПР, этот вечный состав прокремлевской массовки! Но к ним, увы, примыкали в разное время и «прожженные» демократы, благородные отцы и первые любовники перестройки.

Сегодня мы с тоской наблюдаем, как под кремлевскими стягами выстраиваются властители дум, кто ради своего театра, кто ради своего концерта. Хлеб наш насущный даждь нам днесь…

В «Единой России» оказался явный либерал Хлопонин, туда собирается бывший либерал, а потом бывший социал-демократ Константин Титов, туда же перешел с тонущего корабля СПС Павел Крашенинников. Не успели после последних парламентских выборов подсчитать голоса, как все хваленые 50 спонсоров оставили СПС на произвол судьбы. Вне Думы и лоббирования правая идея оказалась им не нужна. Кстати, Маркс и Энгельс, надо отдать им должное, своему марксизму не следовали, а действовали как записные идеалисты себе во вред. И здесь мы вплотную подходим к ленинизму. С его тактикой политической конъюнктуры. В. И. Ульянов честно объявил, что нравственно и морально все то, что полезно для дела революции.

И когда Геннадий Зюганов сегодня заявляет, что можно против путинского режима скооперироваться и с «буржуазно-либеральными» элементами на временной основе, то я просто восхищаюсь такой подкованностью. Он же цитирует блестящие политиканские способности стратега Ульянова. И корысть, себялюбие и малодушие его противников (и их недомыслие, само собой) дали возможность партии большевиков пройти с триумфом по этапам: сначала со всем крестьянством против помещиков; потом с бедняками и середняками против «кулаков». И это еще был не конец. Сталин довел эту тактику до последнего этапа: с бедняками, люмпенами и комбедовцами против середняков. То есть сначала массовое раскулачивание и этапы в Сибирь для «кулаков» и «подкулачников», а потом – или этот самый середняк-единоличник шел в колхоз, или…

Сейчас несчастным демократам из «Яблока» и с соседних деревьев демократического сада предложено объединиться с коммунистами против Путина (как ставленника Ельцина) и олигархов. А потом? Со средним и мелким бизнесом – против крупного бизнеса. Это раз. С мелким бизнесом – против среднего. С бюджетниками – против мелкого. Мир хижинам, война дворцам. Грабь награбленное.

Национализация и присвоение всего ВВП номенклатурой КПРФ, которая отнимет все это у номенклатуры «Единой России». У коммунистов для этого есть хороший термин: «попутчики». Для этого сгодятся и В. Рыжков, и И. Хакамада, и Г. Каспаров. А на какой- нибудь узловой станции их ждет пересадка в ГУЛАГ. С красного бронепоезда, который КПРФ всегда держит на запасном пути, пересадка всегда следует только в столыпинский (или сразу уж в телячий) вагон. Вариант объединения со Стенькой Разиным в лице масс, желающих все отобрать и поделить (да еще с атаманами из КПРФ во главе), сулит нашей злополучной интеллигенции только одну роль – утопленной персидской княжны.

Коммунисты страшно любят демократию, пока они не у власти. Всякие коммунисты: советские, итальянские, испанские, венгерские. Но когда они эту власть получают, советские коммунисты уничтожают своих сограждан, итальянские – вешают за ноги расстрелянного без суда Муссолини и заодно убивают его ни в чем не повинную любовницу, испанские… Впрочем, читайте Хемингуэя «По ком звонит колокол», там красочно описано, что делали они в захваченных городах, а если еще вспомнить, что коммунисты едва не расстреляли Оруэлла, явившегося им же помогать…

Кадеты пошли на союз с левыми силами, интеллигенция собирала деньги для большевиков, артистки императорских театров предоставляли им под штаб-квартиру свои особняки, Керенский вместо союза с Корниловым объединился с РСДРП… Результат был налицо, и очень скоро: Мартов и Керенский оказались в эмиграции, кадетов объявили вне закона и начали уничтожать еще до первого заседания Учредилки. В 1919 году начались массовые аресты идейных анархистов (не грабителей, теоретиков). В 1920 году в политизоляторы пошли меньшевики. В 1921 году принялись за беспартийную интеллигенцию: арест всех участников чаепитий у Таганцева, расстрел самых разговорчивых гостей и поэта Гумилева были только началом пути, который кончился уничтожением Михоэлса и «делом врачей».

Это самое страшное из того, что мы видели на своем веку: без принуждения, не из-под палки, добровольное объединение большинства демократических лидеров с идейными, упертыми, закоснелыми во всех советских грехах коммунистами (а другие в КПРФ и не вступали, радостно освободившись от КПСС после ее роспуска). Ленин-то, оказывается, не только в Мавзолее. И Ленин такой молодой, современный, актуальный, востребованный именно как политикан. И юный Октябрь впереди…

Какой-то новый, но все равно жуткий вариант. В насквозь левой стране (как в 1917-м, так и в 2004-м) можно, конечно, под популистскими лозунгами спихнуть автократию и заменить ее тоталитаризмом. Именно это и произошло в России в 1917 году и в Иране, где шаха сменила свирепая теократия.

29 октября КПРФ боролась у Музея им. Ленина против путинской диктатуры вместе с демократами, а 7 ноября те же коммунисты из КПРФ (кроме тех, кто назначен на «дежурство по демократам») митинговали по всей стране за ленинские «ценности», против отмены «праздника 7 ноября», дня их переворота, после которого все доказательства любви компартии к свободе и последовали: миллионы жертв, раскулачивание всей страны, пытки, казни, ГУЛАГ. На этот раз скооперировались с Анпиловым. Демократы согласны занимать его место, когда оно вакантно, вахтовым методом?

Беда наших демократических лидеров в том, что они остались в основном (за очень немногими исключениями) советскими людьми, для которых идея легитимации Зла – дело десятое, ибо Добро и Зло – не их приоритеты. А главный приоритет – успех, и цель оправдывает средства.