Новое время #46, 2004 г.

Валерия Новодворская

Обратно в мезозой

Считается, что прокуратура – это «государево око». А государи на свою страну смотрели в основном холодно и плотоядно, как коты на мельтешащую у их лап мышь. В пословицы вошел и портрет Анны Иоанновны кисти самиздатчиков XVIII века. «Царица престрашного зраку», и впечатление, оставляемое Николаем I (читайте Герцена): холодный, оловянный взгляд, «взгляд Медузы». Так что когда на экране появляется голубой мундир г-на Устинова, смутно и идейно напоминающий и голубые мундиры николаевских жандармов из III отделения, и голубые погоны «органавтов» из НКВД, невольно хочется зажмуриться. А когда включается звуковое оформление и генпрокуратор озвучивает свою очередную инициативу, невольно задаешься вопросом: а не является ли наша прокуратура по совместительству еще и государевым гласом? И ужасная тоска овладевает демократической душой. Ведь так хочется, чтобы очередной пас г-на Устинова – предложение брать контрзаложников «из числа родственников террористов» – оказался «инициативой с мест»… И чтобы потом последовало государево опровержение в виде ремейка статьи «Головокружение от успехов…»

Хотя, помнится мне, что-то подобное мы имели в виде первоначальной президентской отповеди «перегибщикам» из рядов сервильных функционеров (насчет назначения губернаторов). Теперь неприкаянные демократы стоят на площадях, держа в окостеневших от холода руках эти президентские цитаты: что, мол, никогда, и в конституции это не так записано, и наши враги не дождутся, чтобы мы покусились… Самые изобретательные даже включают президентскую фонограмму.

А закон уже прошел первое чтение. Известен же рецепт: слово мое, хочу – дал, хочу – взял обратно. Да и после сталинской «защиты» единоличников всех все равно загнали в колхозы (кроме миллионов, ушедших с «раскулачки» в Сибирь и в могилы). Так что «устиновщина», как в свое время ежовщина, видимо, является некой органической частью властного проекта и прямым продолжением и даже творческим развитием «басманщины», выписавшей Игорю Сутягину путевку на 15 лет за изменнический анализ открытой печати для американской фирмы, а Михаилу Ходорковскому продлившей регистрацию в «Матросской Тишине» до дня св. Валентина.

Устиновских предложений о взятии контрзаложников испугалась даже лояльная Любовь Слиска. И с нехорошей готовностью им тут же выразил поддержку новый чеченский наместник Алу Алханов.

Было ли такое в подлунном мире? И если было, то при ком? Вообще-то взятие друг у друга заложников, или аманатов, практиковалось прежде самыми дикими горскими племенами. Это было чем-то вроде приложения к мирному договору, за неимением на этой стадии развития других гарантий и международных документов. Хаджи-Мурат Толстого так дергался именно потому, что его семья была в заложниках у местного горского авторитета, сражавшегося против Российской империи. Но тогдашние федералы и сами были не лучше, ибо Хаджи- Мурата тоже держали под подпиской «о невыходе», не давая ему освободить семью. И кончилось все смертью Хаджи-Мурата, а в исторической перспективе – провалом российской политики в регионе, последствия чего мы и расхлебываем до сих пор.

Римская империя на очень ранней стадии требовала от завоеванных племен посылать детей местной знати в Рим, под покровительство «римского народа». Но не в качестве козлов отпущения на случай отпадения новой провинции, а в качестве будущих цивилизаторов и преобразователей своей дикой страны, новой проримской элиты.

Европейское Средневековье знало институт определения в королевские пажи отпрысков знатных родов. Но это был вопрос карьеры и тогдашних «вертикальных» правил этикета и приличия – «оммажа». Не было прецедентов, чтобы эти юноши отвечали за плохое поведение отцов.

Зато на нашей злополучной территории был другой прецедент, возможно, как раз вдохновивший г-на Устинова. Во время ига Золотая Орда требовала от русских князей их сыновей в заложники. Мальчики воспитывались вместе с сыновьями хана, и жилось им хорошо. Но в случае проявления у отцов каких-нибудь национально-освободительных тенденций юношей казнили. Жестоко, хладнокровно, без сантиментов.

Так хан Узбек казнил юного Федора, сына тверского князя Александра (оба канонизированы как святые) за то, что отец поднял народное восстание. И хотя он явился на суд, вернее, на аутодафе, все равно их убили вместе: и Федора, и Александра. На всякий случай. Чтобы не плодились патриоты на Руси.

Видимо, г-н Устинов предлагает России занять позицию Золотой Орды, да еще подкрепив это законодательством. Такого и Сталин не вытворял: насчет «родственников врагов народа» и пыток ничего в бухаринскую конституцию не внесли. Единственный европейский прецедент – гитлеровская оккупация Европы. За одного убитого солдата вермахта или СС казнили 100 заложников-нонкомбатантов. Ведь партизан надо было еще поймать, а мирные жители всегда под рукой.

Правда, такую «контртеррористическую деятельность» потом оценивали в Нюрнберге.

И более того, по данным «Мемориала» и других правозащитных организаций, тактику взятия заложников федералы в Чечне давно освоили явочным порядком без всяких законов. «Норд- Ост» и Беслан – как раз результаты этой федеральной методики.

Российская империя не унижалась до таких «адекватных» методов, хотя имела дело со злостными террористами, народовольцами и эсерами. Зато сталинщина вполне укладывается в концепцию г-на Устинова. Жен военачальников и советских ответработников зачастую пытали и расстреливали, в лучшем случае отправляя в лагеря как ЧСИР («членов семьи изменника Родины»), а для «детей врагов народа» были спецдетдома (читайте Анатолия Приставкина).

Будем придумывать новую аббревиатуру? Что-то вроде ЧCT (члены семей террористов)? С такими законами в «восьмерке» уж точно не останешься, прямая дорога в страны-изгои.

Самая блестящая реализация идей г-на Устинова была осуществлена в Китае императором Цинь Шихуанди в III в. до н.э. За государственную измену там казнили не только «преступника», но и всю его семью, включая грудных детей. А также родственников жены и семьи братьев и сестер. Циньская династия пала всего через 15 лет из-за своей чудовищной жестокости (а для Китая даже сто лет – это мимолетность).

Предложения зашивать мертвых шахидов в шкуры свиней в Израиле не прошло. Кому охота возвращаться в неолит?

Чего, собственно, хочет г-н Устинов? Заранее брать в заложники всех мирных жителей в надежде, что среди них есть родные будущих шахидов? После свершения теракта запихивать этих родственников в самолет и взрывать его в воздухе? Или срочно поднимать такой борт в воздух после захвата другого борта шахидами? Запирать контрзаложников в школе, не давать им воды, а потом взрывать эту школу?

Такого предложения достаточно, чтобы г-н Устинов был «уйден» в отставку в день его легендарного заявления. Такие предложения не дискутируются в цивилизованной стране. Мы явно вне цивилизации. «Помнишь мезозойскую культуру?»