Новое время #34, 2004 г.

Валерия Новодворская

Кетаминовый кошмар

Железный конь идет на смену крестьянской лошадке. То есть на смену врачам – «убийцам в белых халатах» идет генерация врачей-наркодилеров. История повторяется (пока, слава Богу, как фарс, потому что никого из врачей-ветеринаров не посадили). Хотя по нелепости и алогичности обвинений одно дело стоит другого. Дело начала пятидесятых содержало сенсационные обвинения врачей в том, что они уморили кучу советских начальников и собирались покуситься на самого товарища Сталина. Интеллигенция в это не верила уже тогда, остальные разуверились, когда врачей выпустили, а дело закрыли после смерти Сталина.

Сегодняшнее «дело» привязано к 228-й статье УК РФ. То есть ветврачей обвиняют в том, что они распространяют наркотики и даже сбывают их в особо крупных размерах. Что могло бы еще как-то правдоподобно звучать, если бы в качестве получателей, фигурантов, сообщников преступных ветеринаров не выступали кошки, собаки и, в крайнем случае, штатные работники Госнаркоконтроля, которые подставляют делу плечо, если не хватает усилий бессловесных и хвостатых друзей человека. Что придает делу, сверх репрессивного уклона, еще и явно постмодернистский аспект.

В Москве было возбуждено шесть дел, в провинции – тоже что-то вроде того. Одно дело (Константина Садоведова) кончилось оправдательным приговором (за отсутствием состава преступления). Другое (Александра Дуки) дошло в суде до прений сторон (24 августа может быть вынесен приговор). Остальные находятся на уровне полуфабрикатов. Так что торжественное обещание генпрокурора Устинова закрыть все эти «абсурдные» дела сбылось пока в той же степени, как и не менее торжественные обещания «гаранта конституции» «замирить Чечню» и не допустить «невыгодное государству» (что трудно отрицать: более чем невыгодное) банкротство «ЮКОСа» или расформирование «талантливой команды Е. Киселева».

На кону – кетамин, обезболивающее средство для животных, тот самый легкий наркотик, который применяют ветеринары всего мира (недорог, адекватен, дает хорошее обезболивание). Никогда еще ни один наркоман не употреблял кетамин (он дает не «кайф», а кошмары). И именно это средство приставленный к сюжету Минсельхоз забыл (или «забыл») внести в перечень разрешенных по медицинским показаниям. Ветврачи подозревают, что это неспроста. Разрешенные средства дают не обезболивание, а «обездвиживание». То есть несчастная божья тварь имеет все шансы умереть на операционном столе от болевого шока. Врачей толкали на вивисекцию. Или на отказ в медицинской помощи. Со стороны прокураторов всех мастей явно развивается практика борьбы с клятвой Гиппократа. Но плохое средство – наше, а кетамин – импортный. Врачи считают, что здесь опять протекционизм, то есть культивирование «отечественного производителя», причем из «двоечников» («отличники» в лоббировании не нуждаются). Врачи опять-таки считают, что и прямое лоббирование своей никчемной продукции за сходную цену родные фирмы могли осуществить. Так бедные доктора оказались наркодилерами, а топ-менеджеры Медельинского картеля переместились в Россию, что лестно, но хлопотно. Ведь статья, по которой судят врача частной клиники Bon pet Александра Дуку, сулит 15 лет тюрьмы. А жертвы уже были, хотя и не человеческие. Пока в одной провинциальной клинике наркоконтролеры делали обыск и допрашивали доктора, на столе погибло ни в чем не повинное животное.

22 октября 2003 года ведущий специалист центра ветеринарной помощи «Свой доктор» Константин Садоведов, кончавший «военно-ветеринарную академию» (есть в Военно- медицинской академии такой факультет) и три года боровшийся с помощью ученых собачек с наркотрафиком в Таджикистане, был вызван на дом к кошечке. Любящие хозяева сразу сказали, что операцию кошечке согласны делать только под хорошим наркозом, и поинтересовались, какой есть у доктора. Наивный доктор заверил их, что кетамин – хороший наркоз. После чего квартира оказалась нехорошей квартиркой «сотрудника наркоконтроля», кошечка – мышеловкой, а вызов – провокацией. Намеков на скорое закрытие дела на полюбовной коммерческой основе доктор понять не захотел. И дело длилось 7 месяцев, которые ушли в основном на определение социального статуса кошки. Является ли кошка физическим или даже юридическим лицом? (Статья 228 имеет в виду оборот наркотиков исключительно между людьми.) Может ли кошка стать наркоманом? После семи месяцев этих увлекательных дискуссий кошку лишили гражданских прав (по Гражданскому кодексу она оказалась то ли «утварью», то ли «предметом домашнего обихода»), а дело доктора закрыли.

С собачками же вышло еще хуже, потому что Александра Дуку, нынешнего подсудимого, вызвали к собачке. Причем в офис (потому что в нем лучше условия для осмотра и лечения). Здесь уж заботливые хозяева сказали, что сделают укол сами, потому что собачка нервная и может доктора порвать. Получили шприц с кетамином, оказались «дневным дозором» наркоконтроля, а офис – служебным помещением. То есть на роль наркоманов претендуют борцы с наркотиками, а все «преступления» имеют место или у них в офисе, или у них же на квартирах. Сильно криминогенное место это «контрольное» ведомство. Может, закрыть?

Самое интересное – это то, что под прессингом наших и иностранных котофилов и собаколюбов (а это народ боевой и за своих тварей жизнь отдаст) «криминальный» кетамин в январе сего года включен в список разрешенных средств. А дело А. Дуки дошло до прений. И еще «полуфабрикаты» в прокурорской заморозке. Зачем?! Все станет понятно, когда мы вспомним, что к «делу врачей-1» имела «некоторое» отношение организация под названием МГБ. А «дело врачей-2» началось, когда в Госнаркоконтроль назначили товарища Виктора Черкесова, хорошо известного диссидентам. Он был начальником УКГБ по Ленинграду и области и оставил у арестантов не самые лучшие воспоминания (то есть относился к «делу» не формально, а «с душой», издевался и запугивал). Он ухитрился завести последнее в СССР дело по статье 70-й («Антисоветская агитация и пропаганда») в 1988 году (!), хотя статья не работала с октября 1986-го, а осужденных по ней в 1988 году вовсю освобождали из лагерей.

Чекистская логика известна: нет преступления – создай его. Почему-то всюду, куда являются трудоустраиваться наши чекисты, бывает «место пусто»: в сфере СМИ, в нефтяной отрасли, в мирном ветеринарном промысле… А признавать свои ошибки у них не принято: «честь» голубого мундира. Лучше вести дело еще 10 лет. Вести вечно и хранить вечно.

Но ветврачи и ветпациенты (и их хозяева, конечно) оказались как раз продвинутым сегментом гражданского общества. По Москве 9 августа разъезжал кортеж из оклеенных лозунгами машин ветврачей. У дверей судов стоят четвероногие пациенты и их хозяева. Врачи готовы к общероссийской забастовке. Подключились израильские, американские и даже бразильские врачи. Солидарность на высшем уровне. В отличие от бизнесменов, предавших «ЮКОС».