Новое время #30, 2004 г.

Валерия Новодворская

Да славен будет жареный петух

«И клюв его – да здравствует особо!», – заметила в одном из своих зонгов Нателла Болтянская, персональный Баян российской интеллигенции. Интересно, кстати, проанализировать, почему и она, и Галич, и Окуджава оказались достоянием интеллигентской публики, а не всей республики. В отличие от Высоцкого, который пошел по рукам в широкие массы. Боюсь, что не потому, что народ хотел куда-то пойти (кроме вытрезвителя, пивной, стадиона и дивана у телевизора), а Высоцкий его туда и позвал. Ни истопленная по-белому банька, ни монолог зарезанного за то, что был опасен, поэта, ни баллада ратующего за правду микрофона, ни роли Гамлета, Галилея или Хлопуши (или даже фон Корена) никогда не составляли всенародный обиход. «Место встречи изменить нельзя», слегка приблатненные баллады, военные песни, любовно-шахтерско-альпинистский ассортимент, некая ипостась российского «мачизма» обеспечили гениальному актеру, поэту и музыканту народную любовь.

А антисоветчик-аналитик Галич, исполненный рефлексии на несъедобные темы Окуджава и Н. Болтянская с ее двумя дисками «Предупреждение» (о реставрации) и, наконец, сама «Реставрация» обречены оставаться уделом немногих. Поколение Х и поколение Next поют уже не их. Тонкие, умелые, нездешние, взыскующие свободы и западных ценностей, переполненные историческим контекстом и подтекстом, требующим для дешифровки хорошей образованности – они как раз та жемчужная россыпь, которые никогда не будут нужны описанному еще в Евангелии электорату.

Именно в силу вышесказанного (и Евтушенко согласен: «Народ – это быдло, Петр Францевич, и если порою народ ярмом недовольно потряхивает, то вовсе не в жажде свобод. Ему бы корма образцовые, ему бы просторней хлева, свобода нужна образованному, неграмотному – жратва», – такой вот диалог П.Ф. Лесгафта с коллегой в поэме «Казанский университет») пора перестать ссылаться на народные нужды и защищать свои.

Свобода – достояние интеллигенции, ей и надо учиться ее защищать. Поэтому агония НТВ касается одной межфракционной и межрегиональной корпорации – корпорации мыслящих и страдающих людей (в бизнесе, в искусстве, в журналистике). Образование, журналистика, искусство, наука – это сферы, которые в принципе не могут существовать без свободы, разве что в форме карикатур. Бизнес, построенный на перекачивании энергоносителей и другого сырья с Востока на Запад, может существовать «без осветленного простора поднебесий» на одном «томлении рабьих трудов» довольно долго, как пресловутая рабовладельческая формация, от которой мы, судя по «делу ЮКОСа», не так уж далеко ушли. На скромные нуждишки латифундистов всех мастей, большевиков, нацистов высшего разбора, чекистов и их преторианцев хватит в любом случае.

Жареный петух, вещая птица Нателлы Болтянской, нас клевал неоднократно, прямо-таки с 1917 года, с 25 октября. Клюет и по сей день. Однако нашу несокрушимость не проклевал и не преодолел. Здесь клюв нужен титановый. Поэтому страшно раздражают комментарии по поводу зачисток руин НТВ, комментарии робких аналитиков, которые боятся сами себя или начинают учить чекистскую корпорацию, как ей надо защищать свои интересы. И по всем выкладкам таких демократов-передвижников получается, что интересы чекистов должны совпадать с интересами прогрессивного человечества.

А вот и не должны! Дано: есть две корпорации. Светильники (интеллигенция) и гасильники (положим, чекисты). Одни горят и светят, другие тушат и гасят. Одни живут под солнцем, другие – в темноте. Маркса бы сюда. Это как классовая теория, и здесь она абсолютно уместна. Мыслящие люди – и тайная полиция, разработавшая концепцию «мыслепреступления». Интересы этих корпораций никогда не совпадают. Кто не спрятался (или не боролся), они, спецслужбы, не виноваты. Они честно говорят, что есть в стране силы, которые заняты «очернительством» российской внешней и внутренней политики. Логично было бы восстановить статью «Клевета» – теперь уже на «российскую действительность»). Государственные (или даже общественные, не говоря уж об индивидуумах) интересы – для них не точка отсчета, а производное. Страна превращается в осажденную крепость, а спецслужбы при этой крепости работают ключниками, привратниками, управляющими и часовыми. И деньги, и почет (власть, страх, безнаказанность). Очень приятно.

У гасильников – своя идеология, свои эмоции, свои маленькие радости. О незабвенный Оруэлл! О’Брайен же объяснил: «сапог, наступающий на лицо человечества».

И не надо им про рентабельность. Убивать «ЮКОС», НТВ, гражданское общество нерентабельно?! А у них не рыночное хозяйство. Хозяйствующий чекистский субъект не сеет, не пашет, не продает. Он грабит, раскулачивает, отбирает, стрижет, режет, требует налог с живой коровы в 16 кг мяса и кожи (с 30-х годов до оттепели), обламывает рога, травит овчарками, а иногда дает попастись перед бойней (как дали «нэпманам» и «ЮКОСу»).

Зачем гасильники добивают НТВ? А ремесло такое. Контрольный выстрел у этих профи обязателен. Испанская инквизиция угробила Испанию, отставшую на два века от Великобритании, но инквизиторы были на коне, и никто ничем не заплатил. И чекисты не заплатили (Ягода, Ежов, Берия пошли следом за своими жертвами, но чекистская корпорация в целом выиграла и возглавила страну).

А вот почему не защищаются светильники, это уже сложнее понять. Они ведь даже кричать и плакать боятся. ТВ-6 втихаря просил себя не защищать, как раньше НТВ, надеясь договориться с властью. Просили и меня, так что знаю из первых рук.

Отступление по старой смоленской дороге кончается Ватерлоо и Святой Еленой. Особенно когда отступаешь от гласности, то есть со своей земли. Алексей Венедиктов и многие его коллеги заявили, что они бы тоже уволили Парфенова. Савик Шустер согласен взять неэфирную должность, как подачку. Свободный эфир для диссидентов (явных) остался только на «Свободе».

Корпорация гасильников наступает; корпорация светильников слабо и недружно отбивается, бросая раненых, убитых и обозы, отдавая врагу знамена и инициативу. Не надо быть стратегом, чтобы предсказать исход этой войны. Vae victis! – сказал один галл-силовик в 390 г. до н.э. «Горе побежденным!»