Новое время #6, 2004 г.

Валерия Новодворская

Байки из склепа-2

Покойники бывают разные. В том числе попадаются и очень настырные, неусидчивые.

7 декабря избиратели купно с Кремлем похоронили российский либерализм. Похоронили, засыпали снегом, а в Центризбиркоме отслужили гражданскую панихиду. Однако это были не первые похороны. Либерализм закопали еще в 1918 году, причем не в переносном смысле. Зарезали вместе с Шингаревым и Кокошкиным, запретили вместе с партией кадетов, разогнали и выбросили в эмиграцию вместе с Милюковым и Набоковым. По нему стреляли даже там, как по Милюкову (это тогда Набоков-старший закрыл его собой).

Либерализм был истреблен и забыт, но через 74 года явился в облике Гайдара. Выжил, пророс сквозь асфальт и колючую проволоку и еще посмел угостить шоковой терапией.

Так что не в первый раз замужем, не в первый раз на собственных поминках. Призрак либерализма будет вечно бродить по России, хихикать под окнами, рыдать с кремлевских башен, оставлять на полу мокрые следы, как кентервильское привидение. Он будет вести активный образ жизни, воплощаться в кого-нибудь, подкармливать неблагодарных россиян, и слово «реформы» будет вечно звучать укоризненным эхом в гулких коридорах типовых российских казарм. Это Россия, а не Китай. «И век ему с душой не будет сладу, к чему бы поиски ни привели» («Фауст» И. Гёте).

Последний съезд СПС напомнил туристическую песенку моей коктебельской юности: «Труп туриста в ущелье качается, молодой, жизнерадостный труп». Про откровения, инсинуации и умозаключения-разоблачения прочих органов печати и экрана, которые они якобы извлекли, опираясь на «источники», я могу сразу сказать: «Пусть вырвут лгуну его «гнусный язык!» (Булгаков, «Мастер и Маргарита»). Дело в том, что положение покойника нисколько не укротило лидера партии Бориса Немцова. И не только его. По его словам, после ареста Ходорковского они собрались с А. Кохом и А. Чубайсом решать, куда идти. У СПС было два пути: в политические трупы или в политические проститутки. Единогласно выбрали первое. Борис Немцов даже звонил некоторым неформальным радикалам и недобитым диссидентам и спрашивал, есть ли жизнь на том свете, поскольку принято считать, что у них уже приличный покойницкий стаж. На том свете все есть, как оказалось. Жизнь и смерть, бойкот выборов или участие в них с антисоветской позицией, жаркие политические споры и Комитет-2008, инициированный именно радикальным крылом СПС.

По сравнению со съездами раннего путинского периода и выборами 1999–2000 гг. – ощутимый прогресс. Выборы 1999 года идейно были проиграны с треском, с позором, а думские проценты куплены ценой поддержки В. В. Путина и второй чеченской войны, то есть ценой чести. А на этот раз Борис Немцов был единственным из политиков, кто использовал эфир для безнадежного, донкихотского вызова власти и лично гаранту.

При этом и он, и Ирина Хакамада покаялись в том, что были с властью недостаточно резки. Побит рекорд «Покаяния» Тенгиза Абуладзе. Ладно еще выбросить на свалку труп своего отца! А вот попробуйте свой собственный! Это уже постмодерн.

Русская интеллигенция от Достоевского до Аксенова всегда существовала по недосмотру власти, против течения и вопреки здравому смыслу. Ведь съезд СПС даже не поставил на голосование вопрос о поддержке действующего президента, хотя за такую крамолу от них разбежались олигархи (кроме «ЮКОСа») и удалились все спонсоры. Три сопредседателя заявили, что им «не нужно златого кумира, ненавистен им царский чертог». Есть ведь еще и Егор Гайдар, в прошлый раз голосовавший за Путина, а на этот раз весело объяснивший, что может вообще на выборы не пойти или голосовать против всех, а о поддержке Хакамады подумает до 14 марта. И даже А. Чубайс не произнес всуе фамилии президента. Табу. Табу для приличного общества.

Путинисты, то есть премудрые пескари из СПС, спрятались под коряги, уступив инициативу столичным карасям-идеалистам. Скелеты выброшены из шкафов. Если Борис Немцов в апреле на весеннем съезде возглавит партию, а Ирина Хакамада после избирательной кампании призовет к бойкоту и пригласит демократов на альтернативные выборы, наши покойники еще поживут.