Новое время #37, 2003 г.

Валерия Новодворская

Достоевского в политтехнологи

Чем дальше, казалось бы, мы уходим от дремучего тоталитарно-непролазного леса российского прошлого, тем больше попадается нарубленных с запасом на века, валяющихся под ногами тех же тоталитарных дров. Вот вам выборы. Вот вам партии. Осел, козел, косолапый мишка. Лебедь. Щука. Рак. (В одном флаконе.) Мартышка с очками. Крылов ведь описывал будущий электорат, будущих политиков, будущих пиарщиков. С тех пор ничего принципиально не изменилось.

Вроде бы политический рынок. Есть спрос, есть предложение. Но если вдуматься в нехитрую суть востребованных товаров и предложенных услуг, то картина получается жуткая. Традиционно жуткая. Почти все избиратели действуют прямо по формуле Великого инквизитора из вставной новеллы в «Братьях Карамазовых». Чаяние большинства недвусмысленно: «Поработи нас, но накорми» (варианты: защити, укрой, согрей, успокой). Хочется как можно скорее и прибыльнее всучить кому-нибудь когда-то, в начале 1990-х, свалившуюся с неба на бесталанные головушки обременительную и непонятную, несъедобную и холодную свободу.

И вот навстречу потребителю идут производители. Являются на подиум партия – одеяло, партия – шоры, партия – спальный мешок, партия – скатерть-самобранка. Партия реванша, партия приятных сновидений. Все они призваны удовлетворить одну потребность: не вылечить зубы, а заговорить. Больной, конечно, умрет от заражения крови. Но таковы правила демократии: всеобщее, прямое, равное, тайное избирательное право. «Четыреххвостка». Никто не имеет права (и возможности) силой затолкать глупого пациента в кресло и выдрать гнилой зуб. Дантист, к которому приводят под конвоем, – уже палач.

Нет, этот фильм придется досмотреть до конца. Гибель пациента от свободного выбора. А свободный выбор – отказ от лечения. И в том избиратели дадут подписку на бюллетенях «Единой России», народных, возрожденческих, коммунистических, либерально-нацистских и прочих партий. Ничего нельзя сделать.

СПС зазывает клиентов в стоматологический кабинет. Объясняет, что будет больно и почему должно быть больно. Показывает инструменты, рассказывает что для чего. Ведь нельзя без боли вырвать вековые комплексы, хронические недуги, рудименты социализма, империи, сказочного королевства кривых зеркал. Но пациенты все свое уносят с собой и идут мимо варягов и греков в то вымышленное царство, где по щучьему веленью и по их хотенью отечественные сапоги-скороходы, омытые в Индийском океане, давно превзошли все «ауди» и «мерседесы», а ковры-самолеты сто очков вперед дадут «боингам».

Про провиант я и не говорю, провиант в этом государстве известно какой: молочные реки, кисельные берега, скатерти-самобранки... Куда там Штатам и Евросоюзу. Желание идти «другим путем», то ли третьим, то ли четвертым, прямо пропорционально нежеланию идти, как все люди ходят, по первому нормальному капиталистическому пути.

Великий инквизитор (и вместе с ним Достоевский), кажется, не знал самого неприятного: нельзя накормить порабощенных; порабощенные так работают, что их нечем становится кормить. Однако целый набор партий, и «жизни и возрождения», и коммунисты, и социал- демократы, предлагает свой табльдот безданно, беспошлинно, за одни красивые глаза.

Партия жизни предлагает жить (не окончив войну). Партия возрождения предлагает возрождаться по давнишним левым рецептам всеобщей погибели. Все виноватые – извне. Гайдар, Чубайс, Ельцин. Климат. Американский империализм. Однополюсный мир. Мировая закулиса. Избиратель всегда прав. Какую бы чушь он ни заказывал – извольте-с! Все состряпаем, кроме свободы.

Пока ее заказывает меньшинство. Большинству же, ясное дело, в ней никто и никогда не отказывал. Поэтому великодушное решение Центризбиркома устроить в Манеже выставку достижений партийного хозяйства вызывает вместо восторга неизбывную тоску. По-моему, это предельное унижение для таких партий, как «Яблоко» и СПС («Яблоко» это поняло и на свой «стенд» не пошло). И все вместе – страшная профанация идеи многопартийности и плюрализма. Схема прилагается: вот павильон «Сахар», а вот павильон «Виноделие». Налево Зюганов, направо Селезнев, за углом Немцов.

Что-то есть в этом от супермаркета, но ведь партии не шмотками торгуют, а предлагают альтернативные пути развития. И не годится делать из этого балаган. И что может гарантировать соглашение о честных выборах между демократами и коммунистами, а также державными госмедведями и разного сорта националистами, которые то ли за бедных, то ли за русских? Коммунисты, будь на то их воля, вообще бы проводили выборы из одного кандидата от блока коммунистов и беспартийных. Мишки в сосновом лесу из телевизора сделали свою берлогу, а из бюджета – свой улей, и они уж ни капельки меда соседям по лесу не отдадут. Элдэпээровцы вообще видят конкурентов на нарах. И какой «черный» пиар нужен для борьбы с КПРФ, ЛДПР, Народной партией, «единороссами»? Достаточно дословно привести их доктрину и собственные высказывания. А «Яблоко» и СПС могли бы в другом месте поговорить.

Избирательная кампания-2003 проходит в обстановке безнадежной ясности и безысходного отсутствия иллюзий у приличных партий (а таковых не так много: те же «Яблоко», СПС, «Либеральная Россия», республиканцы, социал-демократы, то есть те, кто входит в «Демократическое совещание»). Народ хочет мира (но не переговоров с Масхадовым или ухода из Чечни), народ хочет Путина, порядка, стабильности, гарантий, уровня жизни, как в США, но при этом еще и величия, восстановления СССР, статуса сверхдержавы – и все это особо не надрываясь. При этом народ хочет национализации, пересмотра итогов приватизации, раскулачивания олигархов. А те, кто пойдет народу наперекор, в Думу не попадут.

Время честных народников прошло. Сегодня народники – это лицемеры.