Новое время #35, 2003 г.

Валерия Новодворская

Секреты СПС, Чубайса и Полишинеля

У журналистов появилась свежая пища для ума. Сенсация! Ищут пожарные, ищет милиция, ищут фотографы в нашей столице... Что означает появление Чубайса на третьем месте в первой тройке федерального списка? Чубайс – он же такой успешный и беспроигрышный, значит, он нашел ноу-хау? Пойдет в лес, сорвет траву «папорть» («разрыв-траву»). Вытащит из цилиндра с баксами какого-нибудь кролика... «Иначе не пошел бы», – думают премудрые политологи. Ведь, с их точки зрения, СПС с Чубайсом во главе уповают на 2008 год, на реальную президентскую кампанию... Не станет же он проигрывать эти выборы, это же ему повредит в его электоральном будущем...

Хочу всех разочаровать: никакого туза в рукаве ни у Чубайса, ни у СПС нет. И никогда не было. Ни у них, ни у «Демвыбора России».

Появление Чубайса – это еще не все. В московском списке еще Гайдар имеется. А если его нет в федеральном, то, во-первых, список этот будет очень короткий, на восемь или девять фамилий, все остальное – регионы, а во-вторых, он сам этого не хотел.

На дворе нелиберальные времена, страна левеет на глазах, и если набрать только 5 процентов (а иные опросы выделяют и СПС, и «Яблоку» по 2–4 процента, не больше), да еще с длинным федеральным списком, то на регионы ничего не останется, а какие же регионы и в какой партии это потерпят?

Секрет у СПС и Чубайса действительно имеется, и я его разглашу, поскольку подписку о неразглашении и закон омерты эспээсовцы никак не введут и даже не планируют. Секрет в том, что и Чубайс в частности, и СПС в целом – идеалисты, инстинкт самосохранения у них плохо срабатывает, мимикрии они никак не научатся, и, хотя они периодически объявляют себя прагматиками (в просторечии читай «шкурниками»), ничего у них из этого не выходит.

Появление Чубайса означает не что иное, как вызов социуму и готовность партии взойти на избирательный костер. «Он каяться и плакать не желает, он жертвует спасением души», – прямо как в песне Нателлы Болтянской. Значит, никакого отречения от принципов. И приватизация, и либерализация.

Чубайс уже однажды занимался выборами. Президента. И брал на себя ответственность за коробку от ксерокса. Поставил все на карту – и выиграл. А мог бы и проиграть. В то лето все могли проиграть. На кону была не политическая карьера – жизнь.

...В то теплое лето 1996 года моя мама не хотела варить варенье. Ем его в основном я, а она понимала, что не пройдет Ельцин, и варенье все останется. Помню я, что делали прагматики из «Демвыбора» в ночь после голосования. Сидели в штабе и ждали: то ли открывать шампанское, то ли за ними придут. Никто не спал, и я все время звонила Гайдару, а ему было известно, как идет подсчет. И уже под утро он мне сказал, что можно передать по цепочке, чтобы ложились спать: Ельцин прошел, и, значит, мы еще поживем. Сколько я помню эту парламентскую партию, она и до СПС, и после все время жила короткими перебежками на тропе войны за правое дело в левой стране.

По формуле того же Гайдара: добежать до ближайшей сосны, перемотать портянки, бежать дальше. А чтобы разуться, тапочки надеть – такого им на их парламентском веку не выпало.

А Альфред Кох во главе избирательного штаба тоже появился не как волшебник с голубого вертолета, а как сильнейший раздражитель. И не для либералов, потому что никакого разгона НТВ он не хотел, а собирался продлить им жизнь, пока высшие авторитеты еще были на это согласны. Кох – раздражитель для квасных патриотов и державников. От своего давнего разгромного для традиционалистской России интервью он не отказался да еще прибавил пару ушатов холодной воды в новой книге «Ящик водки», написанной (и выпитой) им вместе с Игорем Свинаренко (сиречь новые Ильф и Петров).

В книге в сократическом диалоге два отпетых латентных диссидента («до-сидента», как у нас говорили) излагают свою «кочку зрения» (а это уже Горби-1986) на период с 1982 по 2002 год (по бутылке водки на год), громя авторитеты, не жалея ни своих, ни чужих, наступая на все мозолистые комплексы советского народа. И в своем примечании этот самый Кох высказывает такое мнение о «чекизации» власти, что у этой самой власти иллюзий относительно Коха (и партии, поставившей его на эту должность) остаться не должно.

И в избирательном новом варианте газеты СПС «Правое дело» в каждом номере идет глава из этой новой книги. Видно, чтобы у электората тоже иллюзий не осталось.

Я очень хорошо помню дикие для нежного либерального слуха слова Чубайса с прошлых парламентских выборов о возрождении армии в Чечне и о ноже, который вонзает в ее спину Явлинский. А сегодня один из программных принципов СПС на выборах – это «немедленное прекращение войны в Чечне». Немедленное. Вот так. Как это все с позицией Чубайса совместимо? А очень просто. СПС – союз партий с латентной многофракционностью, и охватывает партия правых консерваторов типа обоих Бушей и Маргарет Тэтчер (не желавшей дать парламентскую автономию Шотландии) и либералов типа Бориса Немцова. Такие вот параметры. При этом программа отчетливо либеральная и лидер партии – либерал. Хотя либералы в руководстве партии не составляют большинство.

Наверное, Чубайсу при его влиянии не составило бы труда заменить лидера партии и убрать пункт о немедленном окончании войны. Но ничего подобного он не сделал. В СПС меньшинство не только не обязано соглашаться с мнением большинства и выполнять его решения. Оно еще и программу может составить, и лидера выдвинуть для всей партии. Ибо его мнение и есть завтрашний европейский день. И правые консерваторы это понимают.

Маловато в СПС прагматики. Футболки с символикой, рок-концерты... 80 процентов населения за «черный передел» собственности, за экспроприацию у олигархов, а СПС открыто против. Сергей Юшенков, открытый «жесткий» (это из программы!) оппозиционер Кремлю, уходит и уводит часть самых неугодных власти членов партии. Радоваться надо, а Немцов до последнего предлагал им вернуться.

Самое по-человечески симпатичное в СПС – это безуспешность их попыток стать прагматиками. И даже их правые консерваторы совершенно не готовы сдать своих либералов на живодерню и идти дальше по пути «Единой России», с популизмом в башке и с портретом президента в руке.

Так устроен социум в Европе, от Блэра слева до Берлускони справа. СПС – мини-Европа. Действующая модель. Семечко, брошенное в заросли плевел.