Новое время #14, 2003 г.

Валерия Новодворская

Триумф неволи

Лени Рифеншталь на нас не хватает. Триумф неволи с одной стороны – это, как правило, триумф воли с другой.

Лени Рифеншталь могла бы снять оскароносный фильм: стройные чеченские очереди за бюллетенями на избирательных участках, осененные путинскими и кадыровскими портретами, федеральные солдаты, организованно голосующие за чеченскую конституцию, умытые танки, улыбающиеся во все гусеницы, добродушные блокпосты…

Ни выстрелов, ни пикетов…

Как там сказал Вознесенский шестидесятых: «Невыносимо, когда насильно, а добровольно – невыносимей!».

ПАСЕ не признала референдум. С тем же успехом можно было не признавать результаты советских выборов в 60–80-е годы. Они были до боли похожи на чеченский референдум: 99% шли и голосовали за кандидатов блока «коммунистов и беспартийных». Автоматчики по домам не ходили, у урн не стояли. На участках продавали бутерброды с кетой и копченой колбасой и кое-какой дефицит. Играла музыка.

Активисты не могли уйти домой, пока все не проголосуют, они звонили в квартиры. Но кто, кроме отпетых диссидюг, отказников, редких идеалистов и алкашей, дерзал не прийти и не проголосовать? Хотя кары были минимальны. Рабочие и трудовое крестьянство вообще не рисковали ничем. По Оруэллу: «Пролы и животные свободны».

Остальные рисковали стать невыездными, остаться без степени, без карьеры, без партбилета. Ни о расстреле, ни о сроке, ни о ссылке речи уже не было. Но и степенью было рисковать неохота, да и «пролы» голосовали исправно, потому что страна прошла сталинские огонь, воду и медные трубы, и страх перед Большим Братом и Министерством Любви был мистическим, куда больше их тогдашних реальных возможностей.

Что до Чечни, то побольше вакуумных бомб, зачисток, пыток, тайных казней, солдатского беспредела, ужасов ожидания то красных, то белых (то боевиков-сепаратистов, то федералов) – и можно устраивать любое голосование, хоть за таблицу Менделеева. Придут и проголосуют.

После сталинских уроков «федерализма» чеченцы «не возникали» до эпохи великих перестроечных надежд. Сейчас вновь наступило время, когда цена свободы становится непомерной для большинства.

Большинству нужно выжить, работать, иметь кусок хлеба и крышу над головой, вырастить детей. Кто осудит его за это?

Чечня уплатила по счету. А у нас расплата еще впереди.