Новое время #34, 2002 г.

Валерия Новодворская

Наш мирный план – простой, как штык

На кавказском направлении достигнута удивительная стабильность. Россиянам не надо напрягаться, соображая, с кем же, собственно, они воюют: с Евразией или Остазией. Вчера и сегодня, с осени 1994 года, мы воюем с Чечней и, похоже, будем воевать с ней и завтра, и послезавтра. Слишком уж близки установки МИДа и Минобороны к слоганам оруэлловского Министерства Мира, которое вполне искренне считало, что мир – это война, и действовало соответственно; а кого не убеждало в справедливости такой программы Министерство Правды, теми уже занималось Министерство Любви, вплоть до комнаты 101.

Никто из официозных структур не говорит, что воевать в Чечне надо вечно. Да и войны-то там, собственно, нет: сплошная контртеррористическая операция. Тем более что воевать с федеральной армией некому, одни только бандиты то ли Басаева, то ли Хаттаба, да и их-то вполне уничтожили, только какие-то две тысячи боевиков маршируют по Панкисскому ущелью то туда, то обратно через прозрачную российско-грузинскую границу, охраняемую, похоже, одними чабанами- орденоносцами.

Планы федеральной армии по мирному урегулированию очень просты, как штык, как вой снаряда. И планы эти от планов Ермолова и тогдашнего российского генералитета ничем не отличаются. Немирных чеченцев следует убивать, сдавшихся судить, аулы «зачищать» и жечь, мирных чеченцев привлекать на свою сторону и ассимилировать в армию и гражданскую жизнь. Только вот Дикой (Горской) дивизии в составе российских вооруженных сил не предвидится; да и плененного Шамиля послали бы не в почетную ссылку в Калугу, а куда Макар телят не гонял – пожизненно.

МИД и президентская вертикаль мало что добавляют в общий «миротворческий котел», даже если отвлечься от художественного отступления на тему «мочить в сортире». Гражданские структуры власти то припоминают с радостным блеском в глазах, что и США борются с терроризмом в Афганистане, и Израиль этим занимается на палестинских территориях. А в последнее время еще и добавляют с вовсе уж опасным энтузиазмом, что Грузия становится Афганистаном-2 и что по Панкисскому ущелью можно отбомбиться. Если вспомнить, что беглые чеченцы живут и в Анкаре, и в Баку, и в Польше и что везде они, как правило, выпускают газеты, а в Кракове даже пытались сделать радиоцентр, то становится совсем интересно.

Есть высказывания и действия ниже этого уровня. Озверевшая солдатня, получившая Чечню не на три дня, а, видно, навечно, которая грабит, насилует и убивает все подряд; офицерство типа полковника Буданова и его защитников; предположения о том, что врагами следует считать уже и десятилетних чеченцев. Причем чеченцам великодушно разрешают жить даже не при одной только лояльности к федеральному центру и федеральным концлагерям, а при горячей ко всему этому любви, чтобы сами выдавали партизан.

На этом фоне, казалось бы, должны были воссиять светлые мирные инициативы российских демократов и правозащитников. На то имеется специальный форум, собирающийся по инициативе «Яблока» в мэрии на Новом Арбате, – «Демократическое совещание». Но вот уже больше года с момента своего создания почтенное демократическое сообщество не может провести заседание по чеченскому вопросу, потому что он конфликтен, консенсуса по нему нет, и на этом хрупкая демократическая «Антанта» может распасться.

На первом правозащитном съезде уже случилась маленькая неприятность: объекты правозащитной деятельности, чеченцы, ушли с заседания «чеченской секции», немножко послушав спор о том, есть в Чечне геноцид или еще нет (в резолюцию «геноцид» не прошел).

И дальше все в этом же ключе: позиция членов «Демсовещания» (одна организация – один голос) колеблется от крайне консервативной у партийцев Бориса Федорова (все там нормально, а мы государственники) и лояльно-озабоченной позиции СПС до чисто правозащитного нигилизма «Либеральной России» и ДС.

Позиция СПС многослойна. Известен нетрадиционный для либералов план Б. Немцова насчет отгораживания «немирных» чеченцев от «мирных» колючей проволокой, причем часть «колючки» выносится и на шоссе Ростов – Баку. Гуманитарную помощь чеченским детям они возят, но и стипендии «воинам- интернационалистам» назначают.

Самой массовой на «Демсовещании» является центристская позиция – «Яблоко», правозащитники из «Мемориала», центра «За права человека» Льва Пономарева, партия Социальной демократии, социал-демократы М. Горбачева: войну закончить, переговоры вести с легитимным Масхадовым, сепаратизм возможен и допустим, но без оружия. Начало хорошее, но конец проблематичен. Чеченцы должны прекратить партизанскую войну, а федералы должны прекратить зачистки. Но чем займется армия на время переговоров, как ее остановишь? А дальше что? Радикальные правозащитники (Лев Пономарев, Пен-клуб) говорят о референдуме по самоопределению. В присутствии армии это блеф. Говорить о выводе войск тоже неохота, уж очень страшен для федерального восприятия второй Хасавюрт.

Наконец, самый радикальный сопредседатель «Либеральной России» депутат Юшенков независимость Чечне предоставить готов, а его коллега по руководству Б. Березовский – не готов. Остальные думают.