Новое время #13, 2002 г.

Валерия Новодворская

Комментарий тертого демократа

Ну вот и управились с непричесанным изданием. Культурненько, в белых перчатках. Та самая глупая голова Змея Горыныча, которая, видя человека, изрекала что-то вроде: "Лангет!", "Антрекот!" (шукшинский прелестный скетч "До третьих петухов"). У головы были только желудочные ассоциации. Боюсь, что в последний год у кремлевских гурманов такие же ассоциации вызывает независимая пресса. Никто же не ожидал, что газеты будут есть на второе. Думали: каналы, радиостанции. А нас, пишущую братию, - на третье. Но оказалось, что могут пустить без очереди. Как "Новую газету". Опять хозяйствующий субъект с оппозиционным уклоном берется за шкирку нейтральной юстицией. И некуда жаловаться. Неимущий краснодарский судья и голодающий московский банкир поимеют за свою честь и достоинство, деловую репутацию, добродетель, белизну, пушистость и прочие неоспоримые качества больше чем годовой бюджет "Новой газеты".

Никто денег опальному изданию не даст. А счет к нему накопился большой. Военные репортажи Анны Политковской, взывающие к нашей культурной памяти не покупать слезами замученных чеченских детей территориальную целостность. Майор Измайлов как консультант. Социалист Борис Кагарлицкий как вечный оппонент наших хилых экономических реформ, отдаленно напоминающих либеральные. А тут еще С. Михалыч, автор антивоенных передовиц, и свежеотстроенный живой уголок, состоящий из старых наших знакомых Хрюна и Степана. Беженцы и вынужденные переселенцы, которые занялись старым сатирическим промыслом.

Но как увяжешь, как докажешь? Никакой политики. Честный суд, объективная ликвидация, непредвзятое уничтожение. Читатели расходятся по домам с чувством глубокого удовлетворения.

Так, кстати, делали цивилизованные чиновники в конце XIX и начале XX века. Власть разоряла либеральные газеты штрафами: за диффамацию, за неосторожный намек на поведение царицы или министра двора. Радикальные листки печатались нелегально и доставлялись в клетках с гусями, а либералов топили экономически. Их топят в России всегда: в засуху и в половодье, при белых, при красных, при зеленых в клеточку.