Новое время #9, 2002 г.

Валерия Новодворская

Сколько их? Куда их гонят?

Понятие "страны-изгои", как все в этом мире, имеет свою предысторию. Первой коллизией такого рода были Пунические войны. Это с самого начала было нечто большее, нежели смертельная схватка двух тогдашних сверхдержав за власть над Средиземноморьем. Республиканский Рим олицетворял некий эмбрион Запада с его верховенством закона, демократическими институтами и свободными выборами. До Империи еще было жить да жить. А Карфаген олицетворял Восток: душный, феодальный, с властью тьмы вверху, с безгласными рабами снизу, с человеческими жертвоприношениями. Он был сказочно богат, куда богаче Рима. Этакая Саудовская Аравия, решившая завоевать безбожный Запад...

Рим висел на волоске, как Англия, какое-то время сражавшаяся с Гитлером в одиночку. 2- я Пуническая война, высадка Ганнибала в Италии (Лациуме), Каннский разгром - это было равносильно тому, как если бы Гитлер все-таки пересек Ла-Манш.

Но 3-я Пуническая не могла быть оправдана только военной угрозой; угроза была локализована и стала чисто потенциальной. И тогда это было произнесено впервые, произнесено в Римском сенате: то, что подобные карфагенскому режимы не должны существовать.

Когда Катон-старший на каждом заседании провозглашал: "Delenda est Carthago!" ("Карфаген должен быть разрушен!"), он имел в виду идеологическую миссию Рима, хотя, за неимением политологов, это никто не мог тогда сформулировать.

Туристам нечем поживиться на месте второй античной сверхдержавы: Карфаген был снесен, засеян солью, вокруг развалин плугом проведена борозда. ("И обесславлен и раздавлен Карфаген и словом Рима, и оружьем Рима".)

Аналогичный пример - это антифранцузская коалиция Англии, России и Пруссии, всех, всех, всех сначала против Франции, казнившей короля, потом против наполеоновской державы. Якобинская Франция, обезумевшая от крови, была, безусловно, изгоем.

С наполеоновской державой все не так однозначно. Слов нет, Наполеон был сомнительный демократ, но ведь и его противники из "исторических" монархий, считавшихся легитимными, с идеей прав человека не слишком были знакомы, кроме Англии. Да и пацифистами никого из членов коалиции нельзя было назвать. Но Наполеон мало того что воевал - он воевал удачно. Он был выскочка без родословной, а в Австрии, Пруссии и средневековых Испании и России французское законодательство и политические нравы, внедряемые великой армией, казались революционной крамолой. На Наполеона шла вся Европа плюс Россия, и когда императора-изгоя отправили сначала на поселение, а потом в ссылку, Франция, оснащенная Людовиком XVIII и Хартией, перестала фигурировать в черном списке.

Священный союз же был призван немедленно пресекать "изгойство" в тех странах, которые бы могли последовать за Францией. Даже при очень серьезных основаниях для национально-освободительной борьбы (как у Италии и Венгрии).

С тех пор так и повелось: изгоями часто нарекали тех, кто кому-нибудь насолил (если он был один против группы недоброжелателей).

Вот так возникли в сфере "изгойства" и особенно зачисления в данную категорию те самые "двойные стандарты", на которых, боюсь, зиждется современная цивилизация. Ведь на однозначности человеческое общество стоять не может. В 30-е годы XX века было совершенно очевидно, что гитлеровская Германия и сталинский Советский Союз - первые кандидаты в лигу "изгоев" по всем параметрам, а цивилизованный Запад должен им коалиционно противостоять.

Но жизнь была не столь правильна и прямолинейна. Случилась полная фантасмагория. Честные демократические страны поочередно блокировались с одними изгоями против других изгоев. А изгои (что "Третий рейх", что СССР) по очереди объявили изгоями своих праведных противников. "Недочеловеки" и "жидовствующие янки" - это вклад в черный пиар гитлеровской Германии. А СССР был щедр на инвективы в адрес "плутократов" и "буржуев", а то попросту обзывал фашистами всех подряд, причем не только гитлеровцев и франкистско-муссолиниевский арьергард, но и поляков, и финнов, и норвежцев. А в лагерях сначала будущие члены антигитлеровской коалиции поделились с Гитлером вполне западной и антигитлеровской Чехословакией. Потом антигитлеровский СССР поделил с Гитлером Польшу и согласованно с ним же занял страны Балтии.

А на закуску такая зрелая демократия, как СССР, судила вместе со странами Запада фашистских бонз за преступления против человечности. Конечно, бонзы были судимы за дело, но человечная советская держава в свободное от суда народов время продолжала пачками совать невинных людей в топку ГУЛАГа. Конечно, западные демократии это знали. Что не помешало им скормить Советскому Союзу Восточную Европу.

Вопрос "изгойства" и дальше решался столь же неоднозначно. Скажем, на роль изгоя подходила КНР, а не Тайвань, однако президент Никсон предложил отнять место в ООН у Тайваня и отдать его КНР. И поныне демократический Тайвань не имеет этого места под солнцем (потому что маленький), а имеет его тоталитарный в политическом плане Китай (потому что большой).

Так каков критерий изгойства? Конечно, КНДР, Ирак и Иран - бесспорные изгои по параметрам демократии. Но им могли бы составить компанию и КНР, и Куба, и Вьетнам, и Лаос, и многие африканские режимы, и Туркменистан, и Саудовская Аравия. А по стандартам демократии Турции, скорее, место среди изгоев, чем в НАТО.

Боюсь, что здесь критерий "изгойства" чисто практический: "кто по зубам" и "кто мешает и угрожает". Остальные могут спокойно терзать свои народы. В этом, кстати, и историческая заслуга Р. Рейгана: он поместил в разряд изгоев "Империю зла" - СССР, вторую сверхдержаву. Но понимая избирательность теории, следует приветствовать практику борьбы с любыми изгоями, которые за дело попадут в черный список США. Пусть хоть еще три народа получат перспективу, пусть другие изгои знают, что, возможно, придет и их черед.