Новое время #8, 2002 г.

Валерия Новодворская

Приходские ведомости

Невоспитанные светские насмешники, коим место в геенне огненной, любили повторять эту пословицу Даля: "Каков поп, таков и приход". Причем как до 1917 года, так и после оного. В начале времен, возможно, так и было. По словам доброго, но скептически настроенного христианина Алексея Константиновича Толстого, в похвальном желании обратить Отечество в христианство, увы, присутствовал не только административный ресурс, но и некие полицейско-административные чаяния: "Перун уж очень гадок! Когда его спихнем, увидите, порядок какой мы заведем!".

Но далее, по мнению классика, кадры решили все, и попы, с которыми заключили контракт на обслуживание, не сумели управиться с приходом. "Послал он (Владимир. - Прим. ред.) за попами в Афины и Царьград, попы пришли толпами, крестятся и кадят, поют себе умильно и полнят свой кисет; земля, как есть, обильна, порядка только нет".

Видимо, вопрос о порядке на языческой Руси стоял столь же остро, как и в Российской Федерации, где так усердно пытаются воткнуть в песок вертикаль власти. А то, что ни дома, ни вертикали на столь зыбком фундаменте построить нельзя, строители не понимают. Опять-таки потому, что в Священное Писание заглядывали только мельком и усвоили одну строчку: "Нет власти аще не от Бога". Жизнерадостные стихи Толстого свидетельствуют о том, что наши правители еще тысячу лет назад почему-то ждали, что христианство не столько просветит народ, сколько сделает его управляемым, хотя христианство не вожжи, не шоры, не удила и тем более не колючая проволока с вышками по периметру.

А еще эти стихи из "Истории государства Российского" свидетельствуют об очень малом уважении почтенного поэта, графа и придворного, к официальной Православной церкви 50-60-х годов XIX века. А ведь А.К. Толстой не нигилист какой-нибудь. Второму Толстому, Л.Н., еще хуже пришлось: дошло до анафемы. А ведь он, конечно, был вольнодумец, но даже не воинствующий атеист. Третий же представитель писательского сословия с той же фамилией, А.Н. Толстой, уже не верил ни в Бога, ни в черта.

И именно потому, что церковный официоз тогда был таким же, как наша сегодняшняя РПЦ, столь же неформальная, как канцелярское делопроизводство, и столь же свободомыслящая, как монастырский послушник. Своей косностью, золоченой византийской спесью она внушила неприязнь к себе почти всем образованным людям эпохи.

Изуверство с анафемой в адрес Толстого повторяется на наших глазах.

Уже проклинали НТВ, Скорсезе, конкурентов-католиков и протестантов. Уже записались в очередь на шестую кнопку, забыв, что те, кто делил ризы распятых на Голгофе, назывались палачами. Уже призывали юношей идти на бойню в Чечню.

Все те же старые грабли, все та же ржавая уваровская триада: и самодержавие, и православие, а вместо народности изоляционизм и кондовая исконность сталинской гимнастерки и сапог вместо традиционных лаптей.

И раз уж Церковь решила, что надо стремиться к Востоку Ксеркса, а не Христа, то с властью ей по дороге.

И власть не стесняется и плюет на этикет. Ей же нужна хоть какая-то идеология - мрачная, недобрая идеология отставших на три века изолянтов, утопающих в самодовольстве и ксенофобии. Черные тени Третьего Рима, сверхдержавы, которая уповала не на Бога, а на ядерные боеголовки, да и сегодня верует исключительно в них.

И ведь проблема не в куриных окорочках и табаке - нет никакого греха в коммерции, в желании заработать на достойную жизнь. Дело только в том, что если одной конфессии достаются ножки, то не мешало бы оделить другую хотя бы крылышками. Православным - табак, мусульманам - пиво. Без преференций. Без постоянных умилительных сцен братания президента с православными иерархами и публичного почитания православных святынь.

Все это совсем небезобидно. Мы рискуем вернуться к язычеству советских времен или к старому доброму Перуну, прообразу Минобороны. Когда я работала в эпоху застоя в научной библиотеке III Медицинского, серые тома "Истории КПСС" студенты называли "Закон Божий". Обратный путь возможен, и его нетрудно пройти. Если вколачивать христианство насильно, если вызывать к нему подневольную ненависть и ритуальную скуку, то РПЦ довольно быстро займет место парткома.

Конечно, это наследие дооктябрьского официоза (помните крестившегося еврея Александра Ивановича из рассказа Чехова "Перекати-поле", который не мог быть учителем в сельской школе, не приняв православия?), но ведь дооктябрьский официоз, не обративший внимания на евангельский феномен св. великой княгини Елизаветы и ее служения, дождался, что большевики закрыли церкви, сшибли кресты, убивали священников, а народ не вступился, хотя и в Грузии, и в Армении, и в Польше, и в Западной Украине верующие не дали ликвидировать Церковь. Потому что там Церковь была другой, и люди веровали, что их священники и иерархи чисты и праведны. Поэтому Литовская католическая церковь пошла в советские лагеря, а из РПЦ туда отправили (сами иерархи, конечно) только о. Глеба Якунина, о. Виктора Смирнова - и еще несколько имен...

Зачем заниматься миссионерской деятельностью, если ты собираешься применить государственное насилие? Насильно встанете под гимн, насильно будете ходить в церковь...

Вместо миссионерства РПЦ пока занимается зачистками среди других конфессий. Как государство среди сепаратистов, других партий, других телеканалов и радиостанций...

Такие вот новости из нашего прихода.