Новое время #49, 2001 г.

Валерия Новодворская

Если выпало в империи родиться

Кажется, у нас намечаются небольшие поминки. Как сказал один старомодный, в духе первой оттепели, мемориалец, выступая 30 октября (в День политзаключенного) у Соловецкого камня: «Три партизана сошлись в заповедном лесу и незаконно репрессировали Советский Союз. По этой жертве политических репрессий не только регулярно и ритуально проливают слезы все левые, все слишком правые (до ЛДПР и далее) и все солидные этатисты-центристы, но мало кто смеет нарушить правила хорошего тона и перешагнуть через формулу респектабельных политиков, что тот, мол, кто не сожалеет об СССР, тот не имеет совести и сердца, а кто пытается восстановить СССР, у того головы нет на плечах.

Очевидно, я принадлежу к числу самых бессердечных, потому что на этих поминках не испытываю и тени скорби. Хотя мне приходилось разговаривать с природными, аутентичными грузинами, азербайджанцами, армянами, украинцами и латышами, которые всерьез считали, что были очень счастливы в СССР, могли ездить в Москву, как к себе домой, хорошо зарабатывали, ездили в Юрмалу (грузины) и в Гагру (латыши), и эту родную, милую империю убили в цвете лет безбожные демократы. Это поколение уже не помнило сталинских репрессий, а поминало только веселый (для некоторых) кутеж на 1/6 части мировой лужайки на все недолговечные, но звонкие сырьевые деньги.

Конечно, империи так не умирали, как эта, наша, самая громадная и самая неэффективная. Вообще-то все доисторические явления вроде мамонтов и драконов, динозавров и Змеев Горынычей вымирают долго, поэтапно, гниют во мху, или их находят в вечной мерзлоте.

Римская империя по тем временам была источником просвещения, цивилизации, hi-tec, даже гуманизма (хотя бы юношей они не приносили в жертву богу войны Земекису, как даки, бросая беднягу на копья острого бамбука с горы). Но когда подвластные провинции взяли у Рима все полезное, от его власти в VѕVI вв. уходили со вздохом облегчения, не оглядываясь назад. Забыв поблагодарить. И становились на несколько веков варварами под властью вестготов в лучшем случае.

Империя Александра Македонского кончила и вовсе неприлично. Диадохи, наследники царя, который разделил между ними мир, после ранней его смерти утопили его сына и жену Роксану и немедленно передрались, желая подверстать к своей части ойкумены еще и соседнюю. Стабильность оказалась мимолетной и эфемерной. Спросите сегодня у любого грека, как он относится к Османской империи. Или можно спросить у армянина. Ответ сулит сильные впечатления...

Психологический комфорт от империй сильно преувеличен.

Британия дала Индии неизмеримо больше, чем отняла. Но люди шли на смерть, чтобы избавиться от британской «опеки. От Испании ее колонии, особенно Фландрия, бежали, как от чумы. А сколько поколений ирландцев и шотландцев легли в землю или пошли на виселицу, чтобы не быть причастными к Британской империи с ее Хартией вольностей и ее судами пэров!

Даже далекие американские колонии при первой же возможности вооруженным путем избавились от рафинированной метрополии, без сожаления выбросив в океан дорогой чай.

Все законы империи рано или поздно становятся как для американских колонистов английские Intolerable laws.

Советская империя была как ошейник с шипами: она давила вдвойне ѕ и как империя, и как коммунистическая диктатура. Поэтому, улучив благоприятную возможность, «колониальные коммунисты прикинулись Вильгельмами Теллями и Жаннами д'Aрк и повезли тележки, груженные суверенитетом, к своим личным подворьям и резиденциям.

Но немногие свободные демократы, патриоты по совместительству, та соль земли, которая понемногу серебрилась в каждой колонии, не погнались за ними. У них были заняты руки: они уносили свободу. И им некогда было делить собственность и власть. Они были заняты главным: вкапывали пограничные столбы, учили сограждан родному языку, шили шелковые флаги: вишневые, желто-голубые, красно-белые, желто-зелено- красные. Это было сотворение мира, и нельзя было отвлекаться на пустяки.

И каждый живет теперь в своем доме: латыши, эстонцы и литовцы ѕ в коттеджах с евроремонтом, кто-то в хижинах, кто-то в саклях.

«Но под каждой слабенькой крышей, как она ни слаба, свое счастье, свои мыши и своя судьба... (Иосиф Уткин).

Если вам выпало в империи родиться, вам будет дискомфортно и зябко в любой глухой провинции у моря. Если вы человек. Потому что любая метрополия ѕ это могильная плита, из-под которой несутся стоны раздавленных национальных окраин. Долго ли просидит совестливый человек на такой плите?

Знавала я одну демократическую партию, чьи балтийские и украинские отделения где-то году в 1990-м отказались состоять в одной организации со своими товарищами из метрополии и создали отдельные региональные партии с документами на национальных языках. Самое занятное, что они все были русские. Совесть заела.

В империях есть что-то изначально порочное. Они как Кольцо всевластия по Толкиену: «Чтобы всех созвать, воедино собрать и единою черною волей сковать в Мордоре, где вековечная тьма.

Такое кольцо полагается бросать в огнедышащее жерло горы Ородруин, потому что империи создаются не на Благо, а на Зло.

Иногда создатели империй тешат себя идеей Добра, но, как сказала владычица эльфов в том же эпосе Толкиена, «это добром бы началось, но добром не кончилось.

Поэтому С. Шушкевич, Л. Кравчук и Б. Ельцин в Беловежской Пуще бросили кольцо. Мордора больше не будет. Будут маленькие властелины в бывших колониях вроде А. Лукашенко и Туркменбаши, но не будет единого «Властелина на черном престоле.

Наверное, те трое и впрямь чувствовали себя немного партизанами. «И листья плещутся, дрожа, и птичий молкнет гам, и убегают сторожа, открыв дорогу нам... (Э. Багрицкий).

Может быть, они даже боялись, что их арестует комендант укрепрайона Михаил Сергеевич Горбачев. За диверсию. Но он не захотел остаться в истории тем комендантом, который вешает партизан. И эшелон пустили под откос тихо, вежливо, культурно... Не каждому доведется убить Дракона. А этим трем Ланселотам довелось... Новый мир, созданный этими гёзами, этими минитменами, кос, кривобок, грязен. Но он неизмеримо лучше старого. Пусть на поминках читают В. Высоцкого: «Бросайте за борт все, что пахнет кровью, и верьте, что цена не высока.