Новое время #37, 2001 г.

Валерия Новодворская

Беспрофицитные выборы

Конечно, демократы, наши братья по разуму, западные, восточноевропейские и домашние, скажут, что никакой свободы на белорусских президентских выборах не было и что народ не мог сделать правильный выбор. Конечно, не признавать печальные результаты будет хорошим тоном, и я лично, и как журналист, и как поэт, и как гражданин, и как член редколлегии (то есть если не как книго-, то хотя бы как журналопродавец), буду в первых рядах. Меня вообще не устраивает политическая постсоветская реальность, данная мне в моих мрачных ощущениях, если не считать реальностей трех стран Балтии. Но правду сказать все-таки хочется, чтобы хотя бы помешать белорусской оппозиции себя по дешевке утешать и валить вину на силовые структуры, российский истеблишмент, экспансию "Газпрома" и "Лукойла", президентских клевретов и прочие малозначительные факторы.

По-моему, сделать правильный выбор в белорусской ситуации гораздо легче, чем в ситуации американской, французской или даже японской. Сложно разбираться в малоощутимых тонкостях между вице-президентами и губернаторами в США, новыми лейбористами и старыми консерваторами, соцветиями христианских демократов или демократов светских, которые тоже отнюдь не язычники. Можно неделями выбирать между Бушем и Гором, но в случае с Александром Лукашенко все слишком очевидно, чтобы колебаться.

Интересно, каких сведений здесь не хватило белорусскому электорату? Положим, белорусское телевидение безнадежно оккупировано Александром Григорьевичем. Так ведь каждое его слово должно порождать в свободных думах и трезвых умах смятение и ужас. Чем больше он говорит, тем меньше должно было быть поданных за него бюллетеней. Кажется, что он обещал с оппонентами разобраться, а с некоторыми разобрался до выборов? Хорошо! Как разберешься с теми, кто тайно сунет в урну свою черную метку? И кто запрещал белорусскому электорату смотреть российские каналы, куда более мощные и полноводные, чем свои домашние? Кто-то стал глушить "Свободу", белорусскую редакцию которой не разгромишь и не запугаешь, она не на лукашенковской территории сидит? Информации о человеческих и политических, национальных и экономических достижениях А.Г. Лукашенко было более чем достаточно для того, чтобы он не получил ничьих голосов, даже голосов своей администрации (ведь и Гончар, и Захаренко когда-то входили в его окружение).

Я убеждена в том, что несвободные выборы - это только те, когда избирателя ведут к урне под дулами автоматов и проверяют, где он поставил крестик, обещая наглядно в случае неверного графического решения уже другую урну: могильную. Но такие выборы не проводились даже в СССР, где избиратели могли запросто вычеркнуть всех кандидатов от блока коммунистов и беспартийных, и начиная с конца пятидесятых годов ни ареста, ни даже увольнения с работы за этим не последовало бы. Ну, не пустили бы за границу и не дали бы защитить докторскую диссертацию.

Недорогая плата за чистую совесть и исполнение гражданского долга. Но в Беларуси не было бы и минимальной расплаты: поди определи, кого электорат вычеркивает в кабинке - Лукашенко, Гайдукевича, Гончарика, Домаша.

Просто интересно, почему это сербские избиратели проголосовали против Милошевича, за оппозиционера Коштуницу? Кажется, Слободан Милошевич любил свободу не больше А.Г. Лукашенко. И неужели разорительные этнические войны и натовские бомбежки - единственные средства предвыборной агитации, пропаганды и просвещения? Схема одна что в российской, что в белорусской "глубинке": даны Лукашенко, Руцкой, Стародубцев, Наздратенко, Климентьев и прочие. Никто не тащит за шиворот, и все ясно. Что, что-то кому-то неясно с Шандыбиным, Зюгановым, Лукьяновым? Однако большинство идет и голосует "за". Сумеречное состояние души? Томление рабьих трудов? Тяжелое наследие проклятого прошлого?

А при чем здесь отсутствие свободы? И "свобода" есть, и ТВ-6, и НТВ, и Си-эн-эн. Но это все - снаружи. А что внутри? На свободных выборах народ выбрал несвободу. Это - проблема народа. Делайте ваши ставки, господа. Ставок больше нет. Надолго. Не знаю, как насчет бездефицитного бюджета, но бывают беспрофицитные выборы. Когда не за кого голосовать. А это уже проблема оппозиции. О г-не Гайдукевиче вообще говорить нет смысла. Он не больший оппозиционер, чем российский его аналог (правда, более пугающий) Жириновский. Но ни г-н Домаш, ни г-н Гончарик на старте и на финише не вызывали никакого стремления бежать за ними с бюллетенем в руках. Их заурядность, вторичность, советскость и затертость были слишком очевидны, чтобы поверить в возрождение, демократический поворот, независимость внешней политики, экономические реформы и прочие приличные и симпатичные вещи. Это - для избирателя с принципами, запросами и жаждой европейского пути развития. Но об этом электорате должен был позаботиться БНФ, первый лидер которого, Зенон Поздняк, проявил излишнюю прыть, обеспечивая свою личную безопасность, а его преемники продемонстрировали на этих выборах излишнее смирение, соглашаясь на кандидатов, устраивавших номенклатуру и назначенных в оппозицию по случаю, в порядке "дежурства по гарнизону".

Сожалеть не о ком и пенять не на кого. Отсутствие даже проигрышного, но приличного варианта - это не проблема Лукашенко, а проблема оппозиции. Выборы были. Но выбора не было.