Новое время #28, 2001 г.

Валерия Новодворская

Стеклянное море

В нелегитимной и с законодательной, и с исполнительной точки зрения Беларуси назревают выборы. Для честной и идейной старой доброй демократической оппозиции это может означать формальный конец света. Известно ведь, что за одного легитимного двух нелегитимных дают. Россия проголосовала за В. Путина, Татарстан исправно голосует за М. Шаймиева, Тула - за Стародубцева, Курск жаждал проголосовать за Руцкого, а Приморье от голосования за Наздратенко, по-моему, уберегло только то, что он ушел по собственному желанию с повышением на рыбалку. Так почему бы Беларуси не проголосовать за Лукашенко? Тогда жалкая лужайка, на которой сегодня действует оппозиция, превратится в пятачок, на котором придется стоять на одной ноге. Свободных выборов уже не потребуешь, в узурпации президента не обвинишь.

Лукашенковский "легитимный" парламент может очутиться в Совете Европы. Лукашенко, того и гляди, станет "выездным", его могут начать принимать на Западе.

Некий функционер Американской торговой палаты уже ответил одному российскому демократу на его стенания и мольбы: "Зато теперь у вас стабильность", - вежливо пояснив, что США, конечно, поддерживают демократию, но не навязывают ее тем народам, которым она, очевидно, не нужна. Скорее всего, в случае победы Лукашенко на выборах это предстоит выслушивать и белорусскому Сопротивлению. Не поворачивается язык назвать оппозицией сообщество людей, не имеющих парламентского представительства, легального статуса, количественного веса, которых милиция после каждого митинга тащит в участок, а то и в КПЗ.

За бесконечные годы советской власти в мире, где живем мы и где живут они, белорусские демократы, преданные народом, в мире охладела любовь и возникло "стеклянное море". Этого моря хватит и на остатки БНФ, и на Демократическую партию, и на Социал-демократическую громаду. В этом море равнодушия утонет все. Бархатная революция 1989 года совершалась в Праге по схеме: в первый день вышли студенты - их разогнали. Тогда на второй день вышли студенты и интеллигенты. Их разогнали. Дальше кроме университетов, театров, научных институтов забастовали все заводы. Вышли рабочие. Их разогнать уже не смогли. И к Праге подтянулась вся страна. Бархатная революция, шелковая приватизация, атласная демократия. Благополучие, членство в

НАТО и ЕС как переходящий вышитый стяг с золотыми буквами: свобода, собственность, законность.

А если все кончается в первый день? Если после студентов (и то тех, кто не идет с Лукашенко "вместе", там тоже есть соответствующий "лукашол") не выходит никто? Год, два, три? И глаза подергиваются пеплом отчаяния, и голос глохнет в вате безвременья.