Новое время #16, 2001 г.

Валерия Новодворская

Отечественная переписка ON-LINE

Все-таки Некрасов добился своего. И журналисты, и финансисты Белинского и Гоголя с базара понесли и донесли до Интернета. Переписка Курбского с Иоанном Васильевичем продолжилась когда-то в письмах Чаадаева urbi et orbi. Адресат быстро нашелся в лице Николая I. А смирительная рубашка была наготове. Хорошо еще, что Курбского ни за что бы не выдали в Москву, так что царь даже не просил об экстрадиции воюющую с ним Речь Посполитую. Испания, правда, с нами не воюет, но Гусинского, похоже, не выдаст. Несмотря на ласковые и настойчивые авансы.

Продолжение последовало в "Отечественных записках". Белинский писал Гоголю. Гоголь жег "Мертвые души" и возводил на пепелище свою новую государственническую позицию. Потом еретический "Новый мир" Твардовского переписывался с ортодоксальным "Октябрем". Номер - на номер. Но оказалось, что это не кончилось с началом технотронной эры. "Еще волнуются живые голоса о сладкой вольности гражданства!" Добродеев пишет для потомства. Парфёнов пишет Киселёву. Киселёв пишет Парфёнову. Вместо "Отечественных записок" - "Коммерсант" и Интернет. Шендерович тоже пишет кому-то. Кох сначала пишет ответ на вопросы, потом - ответ на ответы. Одни живут "без печали и гнева", другие - просто "не любят Отчизны своей". Никто из запорожцев, однако, не пишет турецкому султану. Хотя энтэвэшники, которые в строю, явно подразумевают: "...пока безумный наш султан сулит дорогу нам к острогу"... А те, что уже нестроевые, и "кризисные управляющие" имеют в виду: "За грознаго, Боже, царя я молюсь, за нашу святую, великую Русь". Спор вечный и неразрешимый, и начался он еще с Прометеевых времен.

Во всей переписке с мятежным НТВ, которое явно ищет бури, доминирует один упрек: вы неэстетичны, вы нетерпимы, вы больше не во фраках, вы надели камуфляж. Нам с вами неинтересно, от вас разит потом и кровью. Такова суть претензий Парфёнова и суть претензий Добродеева. Это же написано на боевых стягах А. Коха и В. Кулистикова.

Да, этого раньше не было в таком объеме. Но в желтых фигурных студиях НТВ на праздничных концертах, в новостных блоках все равно поверх эстетики витало это: "нетерпеливою душой Отчизны внемлем призыванье". И в триаде "Россия, Лета, Лорелея" эстетика была там, где ее поставил О. Мандельштам: на последнем месте. И когда началась война, почти все добровольно пошли в кабинет Е. Киселёва, где волею судеб размещался военкомат.

Да, война неэстетична. Котелок, тушенка, портянки, окопные вши. Но это война Свободы с Властью, и пусть мы не победим, но наше дело правое. И у уходящих с канала нонкомбатантов есть все права, кроме одного: права на исторические заслуги. Энтэвэшники - не молодогвардейцы, и они не собираются "суровой рукой карать своих товарищей". Но эту руку они им больше не подадут.

НТВ приобрело, волей власти и Провидения, смежную специальность: диссидентство. Раскол. Дело не в Киселёве и не в двоеперстном крещении, а в том, чтобы не уступить насилию, не дать растоптать ту самую гласность - алмазный наш венец. А на войне право на дезертирство и предательство, даже признанное, не может считаться самым фундаментальным из человеческих прав.

Жаль, что беспечная, нестесненная свобода в смокинге, на балу, не вернется. Жаль, что "исчезли юные забавы". Лучше стать "Варягом", чем прогулочной яхтой для Кремля. Свобода первична, эстетика вторична. Так будет всегда. "Пока свободою горим, пока сердца для чести живы".

Тем более что наша война - странная война. Ушедшие с НТВ от Киселёва в результате остались на четвертом канале с Кохом и Йорданом. И там у них - сплошной мир. Если не с Богом и совестью, то, по крайней мере, с "Газпромом" и властью. А те комбатанты, которые записывались в добровольцы в кабинете Киселёва, продлили себе срок службы в чистом останкинском поле - виртуальной реальности между ТНТ и "Эхом Москвы".

Похоже, придется им стать профессиональной телевизионной армией. Вот здесь и осуществится искомая военная реформа.

А телезрители сидят, как на оккупированной территории, и слушают "Эхо Москвы" - как во время Второй мировой войны то ли радио Лондона, то ли последнюю сводку Совинформбюро.

Остается надеяться, что власти хотя бы не будут конфисковывать радиоприемники.