Новое время #13, 2001 г.

Валерия Новодворская

Неосознанная необходимость

Надо думать, что для тех, кто там, в Чечне, по обе стороны фронта, первая чеченская ничем не отличается от второй. Сплошной кошмарный кавказский круг, из которого нет выхода. Голодные и запуганные отцами-командирами солдатики. Такие же, как и в 1995 году. Искалеченные чеченские детишки - что в фильме Ванессы Редгрейв, что по данным Анатолия Шабада и Сергея Ковалева - из того же 1995 года. Пытки; "фильтры"; имевшие крупные (порой смертельные) неприятности со "своей" федеральной стороны журналисты. Не слишком громкие протесты западных правительств, предельное отчаяние западных правозащитников и интеллектуалов. Разные чеченцы. Патриоты и коллаборационисты. Голодные беженцы. Несчастные мирные жители, иногда проклинающие своих партизан так же искренне, как и чужих федералов. Хаджи-Мураты, мечущиеся между Россией-сюзереном и ополченцами, которые казнят их, как предателей.

Все это было во французском Сопротивлении.В очень давнем фильме "Армия теней" с молодым Лино Вентурой было показано, как это страшно: необходимость убивать своими руками французов, вчерашних товарищей, которые по слабости характера или переменив убеждения работали на вишистский режим или немецкую администрацию.,

Но есть и новшество, и оно не свидетельствует об общественном прогрессе. Это адаптация к войне части либералов и демократов, адаптация настолько глубокая, что здесь возникла линия фронта уже внутри демократического движения. В 1995 - 1996 годах все было страшно, но просто и честно: и Григорий Явлинский, и Егор Гайдар, и Сергей Юшенков, и Михаил Горбачев, и Александр Лебедь, и радикалы из АРА - все они участвовали в совместных антивоенных акциях. Егора Гайдара даже пытались осудить за организацию несанкционированного митинга на 15 суток. Да, общественное бессилие было велико, но в демократических рядах было чисто и светло. Борис Немцов собирал подписи против войны, "Демвыбор России" честно проигрывал выборы в Госдуму, поддерживая слабейшую… сторону. Требование было одно: прекратите войну. Любой ценой. Все радовались выводу войск и Хасавюрту.

Прошло 5 лет. И вот Анатолий Чубайс обвиняет Григория Явлинского в том, что он втыкает нож в спину армии. Почти никто не требует вывода войск (кроме "уличных" радикальных демократов). И Борис Немцов озвучивает проект СПС: разделить Чечню колючей проволокой, бетоном, рвами на мирную равнинную и немирную горную. А где гарантия, что худшие чеченцы останутся в горной половине? Похитители людей и расхитители федеральных субсидий явно будут на равнине.

Колючая проволока. Чисто либеральный проект.

Справедливо говорили марксисты, что свобода - это осознанная необходимость. Необходимость этой самой свободы. Осознали ли мы необходимость чужой свободы и насущность выбора: отпустить чеченцев живыми или оставить их мертвыми?

Не надо мудрствовать лукаво и корчить из себя государственных мужей за счет утраты человеческой сущности. У интеллигентов и демократов в этой войне одно предназначение: как героиня "Кукушат" А. Приставкина Сандра бежать наперерез войне и кричать: "Жалость! Жалость! Жалость!"

Но мы рискуем не только нашей вконец потерянной совестью и человеческим лицом российской переходной, чахлой демократии. Это-то, кажется, с воза упало и соответственно пропало. Мы рискуем и нашей драгоценной шкурой (похоже, что только она нам и дорога). Все рискуют. Военные и штатские, старики и тинейджеры, виновные и безвинные, россияне и иностранцы. Может случиться такое, что в самолеты с нашим экипажем или принадлежащие нашим авиакомпаниям не сядет никто. И мы сами не сядем. Ту-154 и трагически погибшая Юлия Фомина - это, боюсь, только начало. Так было всегда. Колониальные войны, колонии, сепаратизм. После исчезновения регулярных армий в дело идут партизаны. Когда же нет убежища ни в лесах, ни в горах, ни на улицах Москвы, где тебя сразу "вычислят" исключительно по таким уликам твоего врожденного преступления, как цвет глаз и волос, да еще прописка бывшего "Джохар-галы", бывшего Грозного, бывшего города, где под гусеницами федеральных танков и молотами федеральных бомб может никогда больше не вырасти трава, тогда начинается террор. Уже бессмысленный и уже беспощадный. Когда мы станем "гяурами", для которых нет закона и права на жизнь.

Конечно, случай с Ту-154 безобразен и не может быть оправдан никакими зверствами федеральной стороны. Женевские конвенции и правила морали неотменяемы. Но мы их отменили, значит, могут отменить и они. Пока - это безумная выходка инвалида I группы Супьяна Арсаева, человека малограмотного, темного, искалеченного бомбежкой еще в первую чеченскую (по его словам, он потерял в войну пять сыновей), и двух детей (едва ли они сами додумались бы до теракта): 19-летнего Дени (с кухонным ножом) и 16- летнего Ирисхана (с маникюрными ножницами). Еще был самолетный аварийный топорик. И мобильник вместо взрывного устройства. Оказывается, с этим можно захватить самолет, где полно мужчин. Как же мы боимся террористов. Как же с нами легко... Это был кошмар. Чеченский флаг, развернутый на захваченном самолете, словно пригвожденный к позорному столбу, обесчещенный насилием над нонкомбатантами. Удар ножом в живот (пусть не смертельный) стюарду, который даже не знал, что это захват. Пули спасителей из саудовского спецназа для спасаемых: Юлии Фоминой и турецкого инженера. Кто ответит? Кому рубить мечом голову, кого приговаривать к бессрочной тюрьме? Супьян Арсаев убит, остались два тинейджера, которым ни судьба, ни семья не дали другого варианта, не дали вырасти и учиться, гонять в футбол, бегать за девчонками, играть в компьютерные игры.

Аслан Масхадов осудил теракт, но предупредил, что отчаяние не слушается командиров. И даже президентов. Пушкин верил и не ошибся, полагая, что глас литературы и вольности доходит до "каторжных нор" декабристов. А вот до тех нор в скалах, где будут укрываться от федералов "немирные" чеченцы, глас культуры и цивилизации может и не дойти. Мы обретем в них беспощадных свирепых морлоков, а они будут охотиться за нами, как за бессильными элоями, готовыми подчиниться пустой угрозе топорика и мобильника.

Почему до сих пор не унялись баски и ирландцы? Вроде бы нет сегодняшних причин. Но есть позавчерашние. При Франко отряды карателей убивали в селениях басков всех мужчин на глазах у их детей. А Ирландия борется с Англией с XII века. И трава забвения все еще не растет. Мы сами готовим себе будущее, в котором "злой чечен" вечно будет ползти на берег и точить свой кинжал. Или маникюрные ножницы.