Новое время #4, 2001 г.

Валерия Новодворская

В России холодно купаться

Россию подвергли экономическим санкциям. Не ее многочисленные и скорбные западные кредиторы, не навеки опечаленные нашим гнусным поведением (в области "человеческого измерения") поборники прав и свобод из ПАСЕ.

Экономическим санкциям подвергла нас природа, видимо окончательно перешедшая на службу к однополюсному миру, НАТО и "золотому миллиарду". Как писал еще Маяковский: "Оказалось - не ЧК, а ветер". Хотя и ЧК присутствует в такой степени, что во время визитов на высшем уровне публично зачитываются аттестаты зрелости, некогда выданные в Высшей школе КГБ.

Словом, дело пахнет мировой катастрофой. То есть неожиданное оледенение в России сразу нокаутировало еще два месяца назад считавшийся образцовым профицитный бюджет. Профицитный в ноябре, он сразу впал в дефицит в январе. Куда только промышленный рост, рассказами о котором нас угощают почитай что год, подевался.

Смятенный вице-премьер не едет в Давос, потому что зима занесла глубокими снегами благие намерения РФ платить свои долги летнему Западу. И правильно делает, что не едет, потому что, как известно, Давос тоже не тропики, а горнолыжный курорт, и как объяснить капитанам капиталистического производства, что зима прикончила нашу экономику, указуя при этом перстом на лежащий вокруг снег, почему-то не парализующий не только Австрию, Швецию, Норвегию, Данию, Польшу и Канаду, но даже Аляску и Исландию...

Странные дела творятся на нашей с вами исторической родине. Такие, какие не творились и на доисторической. По крайней мере, некогда ледниковый период прикончил только динозавров, диплодоков, игуанодонтов и птеродактилей. Даже мамонты, обрядившись в мохер, бодро выжили. Не говоря уж о роде людском, который тогда-то и расцвел, без ящеров, на свежем воздухе.

Как известно, еще в палеолите люди научились добывать огонь, обеспечивать себя дровами, одеваться в звериные шкуры, добытые отнюдь не в магазине "Снежная королева", а в тяжелых боях с их, мехов, непосредственными носителями (носители же обладали рогами, копытами, быстрыми ногами, а иные и вполне внушительными зубами). И жилища наши предки себе находили в пещерах, а потом стали ставить себе хижины.

Вот так выжило и приумножилось в холодные ледниковые времена прогрессивное человечество. Специалисты даже утверждают, что похолодание послужило стимулом для рационализаторов и изобретателей. И, кажется, беспечальное существование тропических обезьян, снабженных бананами самой природой, не очень-то послужило к их пользе и развитию. За палкой и камнем не потянешься без крайней к тому необходимости.

Недаром возникла геополитико-геоэкономическая проблема Севера и Юга: отсталый аграрный Юг и прогрессистский высокотехнологичный.

Невозможно, оставаясь в рамках проблематики "матушка-природа", объяснить катастрофическое положение России при урочном для нее наступлении зимы. Или засухи. Или оттепели, когда в столице останавливается весь транспорт. Или неурожая, который требует срочных кредитов. Или, напротив, хорошего урожая, который мы не можем убрать. У природы для нас, видно, нет хорошей погоды.

Как объяснить эту коллизию, перед которой даже современники ледникового периода имели некоторые преимущества в плане отопления? Разве что тем, что у нас не все динозавры вымерли. Особенно во властных структурах, не исключая и кремлевской.

В дооктябрьской России, управляемой "проклятым царизмом", никто и не слыхивал в Сибири, несмотря на тогдашний более суровый и более континентальный климат, о том, чтобы население осталось без топлива и замерзло. А свет в городах этой самой Сибири в эталонном 1913 году в жилых домах никто не отключал (там, где он вообще был).

Ямщик замерзал исключительно в степи глухой, но не в губернском городе. Боюсь, что сравнения, подходящие к этой ситуации, мы не сыщем в цивилизованном мире да и вообще нигде.

Американские индейцы, бывало, страдали от голода из-за отсутствия рентабельного скотоводства и земледелия. Помните вечные коллизии рассказов Джека Лондона? То лосось не приплыл, то олень не пришел. И несчастное индейское племя обращается за гуманитарной помощью к белым. И белые не отказывали.

Однако вполне понятно, что индейские земли в конце концов оказались в руках у кредиторов, а не у должников. Хотя формально старатели часто давали индейцам гуманитарную еду даром. Но про то, что индейцы мерзнут, не слыхивал даже первопроходец Мэлмьют Кид.

Проще всего было бы починить и заменить изношенное оборудование и начинать топить вовремя, не пытаясь сэкономить на лишний "Тополь" или "СС" с очередным многообещающим номером.

Страна, экономика которой не выдерживает не извержения вулканов, не Всемирного потопа, не цунами, не геологической катастрофы, а просто очередной морозной зимы, не может называться "великой державой", потому что хвастливые слова музыкальных и поэтических утопий, положенные на утопическое сознание исполнителей, слушателей и вдохновителей, звучащие даже два раза в сутки, не заменяют ни топливо, ни отсутствующий здравый смысл.

"Региональная" же держава, так смертельно зависимая от своего постоянного климата, тоже должна отбросить лишнюю спесь.

Премьер Касьянов совершенно прав: отопительно-квартирный вопрос нам испортил репутацию. Ни одно из индейских племен, обращавшихся к белым старателям за вспомоществованием по случаю неприбытия оленя или лосося, не именовало себя державой вообще, не боролось за многополюсный мир и не пеклось об информационной безопасности.

Некогда страны, неспособные прокормиться за свой счет, называли "слаборазвитыми". Впоследствии политкорректность подвигла цивилизованный Запад заменить этот термин на "развивающиеся". Некоторые и впрямь развились: Аргентина, Чили, Бразилия, Индия.

А если развитие идет в обратном направлении? А если данная страна еще и отопиться за свой счет не может, сидя на запасах угля, леса, нефти и газа, которые являются единственными доходными статьями экспорта? Как нас теперь называть? И надо ли нам бояться "мирового правительства", если наше собственное в студеную зимнюю пору не догадывается привезти в город хворосту (газа, нефти, угля) воз? И не является ли доктрина "информационной безопасности" надежным гарантом мирной и тихой кончины регионов по отдельности, без удручающей гласности, чтобы каждый замерзал и умирал в одиночку?

Из джентльменского набора российских приоритетов осталось мало что. Ракеты наши устарели и вот-вот упадут, подобно станции "Мир", перекрытый Енисей не дает нужного тока, балет делит в Большом власть. Но неизменно одно: в России холодно купаться.