Новое время #49, 2000 г.

Валерия Новодворская

Затерянные миры

Не на далеких латиноамериканских плато и не в пустотах под земной корой, а в пределах нашей прозаической российской действительности, на несколько сотен или тысяч километров южнее, левее или правее Федерального Центра вращаются затерянные миры. Они, конечно, пронумерованы и оприходованы и даже называются субъектами Российской Федерации, но что из того? Звезды тоже занесены в каталоги и имеют названия. Однако от этого они не становятся ни доступнее, ни ближе. Так и с затерянными субъектами Российской Федерации. Мы с ними общаемся посредством СМИ. Для нас это своего рода "клуб кинопутешествий". Мы узнаем из "Коммерсанта" или НТВ, что там кипятят чайники на кострах и спят в валенках; живут по Степному уложению и выбирают безальтернативных ханов, почему-то играющих в шахматы и приверженных к "роллс-ройсам". Мы узнаем, что в затерянных мирах открыто следуют рецептам "Третьего рейха"; что там изничтожают независимую прессу, которая бежит в Москву, а если не бежит, то ее хоронят на местном кладбище.

Вот, в частности, Приморье. Кризис "жанра" (в смысле начатков демократического развития) там наступил давно. На Тихом океане душители всех пламенных демократических идей не закончили, а начали свой поход. С приходом к власти (увы, "демократическим" путем) губернатора Евгения Наздратенко.

Начал он, помнится, с того, что почти что объявил войну китайцам. Не радуйтесь: он с китайской компартией разошелся не на почве демократических ценностей, равно отвергаемых обеими сторонами. Территорию делили. Затерянные субъекты РФ зачастую могут и такое, вплоть до объявления войны и заключения мира. (Кстати, для сохранения душевного здоровья я советую россиянам субъектом РФ Чечню не считать; легче пережить неправедную войну с маленьким соседним государством, чем допустить, что Российская Федерация уничтожает по квадратам пятый год свой собственный субъект. Это уже смахивало бы даже не на нарушение прав человека, а на нарушение высшей нервной деятельности.)

Далее Евгений Наздратенко объявил крестовый поход против прессы. Мало кто помнит сегодня об информации "Экспресс-хроники" пятилетней давности: как одного журналиста сторонники губернатора схватили ночью, привезли на кладбище, угрожали прикончить и закопать в свободной могиле, а когда не подействовало, стали пытать. Когда же и это не помогло (сторонники требовали немедленно полюбить отца края), то жертву бросили и удалились, не опасаясь разглашения этой оригинальной информации. И правильно не опасались: правозащитники возопили к Богу и к президенту Ельцину, но Федеральный Центр остался хладен и равнодушен.

Далее наступил сериал с Виктором Черепковым. Его неизменно выбирал демократически настроенный (видимо, не дававший большие сборы голосов губернатору) Владивосток. И "с постоянством геометра" верные губернатору суды и избиркомы эти выборы опротестовывали. А до этого Виктор Черепков мэром был, но его выкинул из мэрии ОМОН, а президент Ельцин отстранил от работы. У него и сына на четыре года ни за что посадили, а он все не унимался. Наконец, его сплавили в Госдуму. А финал наступил, когда вся наздратенковская рать с экранов спела реквием: "Оппозиции в Приморье, наконец, настал конец".

После такого конца весьма органично (для знатоков дела) смотрится начало отопительного сезона с чайниками на кострах. Конечно, зима для наших широт - весьма редкий случай. Этого стихийного бедствия в Приморье никто из начальства не ожидал. В рассказе Джека Лондона "Лига стариков" неразумное племя Клондайка отдало всю дичь за часы, которые не шли, за пилы с тупыми лезвиями и за пистолеты без патронов. А когда неожиданно, как у нас, настала полярная зима, половина племени вымерла от голода. Что, в Приморье тоже топливо продали налево?

Я допускаю даже еретическую и бездоказательную мысль, что Федеральный Центр тоже мог увлечься выгодной торговлей нефтепродуктами и не оставить пристойных запасов затерянным субъектам РФ. При таких пространствах нет риска, что они пойдут брать Кремль.

Напрашиваются некоторые оргвыводы:

1. Количество политической оппозиции, свободных СМИ, гражданского общества в затерянных субъектах прямо пропорционально количеству топлива в студеную зимнюю пору. (И не только у нас.) Не надо гадать, почему. Аксиома.

2. Федеральный Центр рассматривает губернаторов затерянных субъектов, как Романовы (вплоть до Екатерины II) рассматривали откупщиков или воевод. Откупщик должен был поставить государю некое количество жизненных благ с региона. Сколько он оставлял себе (и несчастным жителям) - никого не интересовало. Регион давался ему на откуп. Ныне поставки осуществляются в виде голосов на федеральных выборах и рекрутов на избиение в Чечне. Все остальное - молчание.

Воеводы же получали свой регион, дабы "кормиться", а за это "кормление" исполняли государеву службу. Причем "кормление" отнюдь не предполагало, что воевода будет кормить (или даст прокормиться) выделенное ему вместе с регионом население. Государева служба ныне - те же голоса на выборах плюс лояльность (с точки зрения политологов) или сервильность (собственно говоря).

3. Во времена, когда возможны подобные коллизии, реформаторы смотрятся во власти как три тополя на Плющихе. И полстраны плюс Уполномоченный по правам человека коммунист Миронов убеждены, что без Чубайса или зима не настала бы, или топили бы с сентября.