Новое время #30, 2000 г.

Валерия Новодворская

Мы вольные птицы, пора, брат, пора...

Туризм в России, как и все остальное, всегда был чем-то большим, чем туризм. Все-таки Россия оказалась в исторической перспективе вместе с народными деспотиями типа Ирака, Ирана, Кубы и других наших африканских и азиатских последователей наследницей платоновского идеального Государства хотя бы в плане туризма.

Платон к туризму подходил с солидных государственных позиций. В его Государстве туристы моложе 50 лет не должны были выезжать за рубеж. В молодости недолго и Отечество скомпрометировать своим поведением, а главное, легкомысленными речами. Любое идеальное государство - это полицейское государство. Из чего вытекает постулат, что Бог и электорат послали нам в президенты идеалиста.

Народные деспотии, включая СССР и с недавних пор (с начала XXI космическо-информационного века) демократическую Россию, развили бизнес-план Платона по туризму и перестали свободно выпускать за рубеж даже мудрых старцев. Конечно, есть и здесь градация. Из Кореи, которая Северная, и с Кубы вообще никого не выпускают до сих пор. Из СССР выпускали кое-кого (за хорошее поведение). Из демократической России не выпускают кое-кого (за плохое поведение).

Не выпускали Вила Мирзаянова два с лишним года, с 1995-го по 1997-й, не выпускали меня (коржаковщина), не выпускали получить международную премию А. Никитина. И это все еще в мирные ельцинские времена.

Чтобы А. Никитину не было скучно, не выпускают Григория Пасько и Андрея Бабицкого. Чисто платоновские опасения: как бы не сболтнули лишнее. Не выпускавшие из аэропорта Москвы И. Малашенко тоже начитались Платона: потенциальный турист даже не скрывал своих неблаговидных целей: ездить за президентом Путаным, как дева Эвменида, и всюду давать пресс-конференции.

Туристы с правильным поведением тоже не могут рассчитывать на бесконтрольный выезд. Ведь народный поэт А. Пушкин не получил в свое время иностранного паспорта от народной деспотии в лице двух народных (всенародных) монархов.

На пути российского туриста целый набор сказочных препятствий: стеклянные горы, непроходимые чащи, огненные реки. Если выпускает Родина, это еще не значит, что впустит Заграница. Олигархов не пускают в Швейцарию и США. Конечно, выборочно. Тех, которые что-то там отмывали в Женевском озере или состояли в американских компьютерах в качестве почетных мафиози (или их покровителей). То есть российские крупные чиновники и "хозяева жизни" могут начать осмотр достопримечательностей с местных тюрем, которые хоть и лучше даже самого роскошного нашего Лефортово, но уступают госдачам и личным виллам.

Дискриминация угрожает и нашим шпионам, которые, поработав на благо КГБ в Британии или США, переменили профессию, конверсировались и, подобно Раскольникову, вернулись в те места, где совершали разные подвиги (по бизнес-делу или отдохновения ради). Но увы! Их подвиги тоже оказываются занесенными в компьютеры, и вместо сувениров они получают первым делом наручники. А потом родное ведомство и родной МИД их выцарапывают из узилища, объясняя, что, во-первых, они из шпионов уже уволились, а во-вторых, в шпионах никогда не состояли. В-третьих, это наше внутреннее дело: выпускать наших бывших шпионов во внешний мир.

Были пару раз такие инциденты и в США, и в Великобритании.

Но эти препятствия - для персон класса VIP. Нас, простых смертных, подстерегают другие напасти. Мы можем показаться объекту наших туристических вожделений слишком бедными, слишком красивыми и слишком склонными у них "навеки поселиться" и повиснуть на шее европейского налогоплательщика.

Слишком красивые и слишком бездетные тоже опасны - шенгенские страны этого не терпят. Они подозревают в намерении заняться проституцией и юных дев, и зрелых матрон. Ну, бедным красоткам деться некуда. Не делать же пластическую операцию.

Зато обвиненные в бедности Форин оффисом бойко занимаются чисто советскими приписками, чтобы попасть, скажем, в антисоветскую Англию. И добываются фальшивые справки с места работы в должности замминистра театральной критики с окладом в 1000 долларов. И снимаются на пленку сверкающие иномарки из салонов этак на 100 000 баксов или чьи-то кирпичные трехэтажные хоромы в ближнем Подмосковье и предъявляются в консульство в качестве личной недвижимости. Англичане ведут себя как партком (не из пьесы Гельмана) или Министерство сельского хозяйства 70-х годов, которому сообщали, что урожай - в закромах Родины. Бюрократы получают фальшивые бумажки, россиянин - визу.

Но в этом году все туры будут иметь характер разведки боем или поражать уже привыкших к отъездам в дальние края и добровольным возвращениям оттуда россиян горьким привкусом прощания.

Разведка боем покажет, что богатых и умных, умелых и специализированных россиян ждут на Западе, дабы они вложили свои трудовые доллары в западную экономику или направили свои дефицитные мозги в Силиконовую долину или бесчисленные лаборатории и полигоны тамошнего ВПК. Бедных же россиян, умеющих что-то делать руками, ждут не только в США, но и в Испании, и Элладе. Всюду нужны нянигувернантки, официантки,, электрики, медсестры для геронтологии.

Многие россияне после истории с НТВ стали посматривать налево. Особенно, если учесть, что российский орел-бройлер кровавую пищу чеченской войны клюет под окнами семей, где есть сыновья. Так что, взирая на военные комментарии РТР, многие россияне повторяют: "Пора, брат, пора..."

Те же, кто упорно отказывается и от Африки, и от берега турецкого, повторяют единственно удачные строки Льва Ошанина, который, вопреки избыточной советскости, тоже познал это горькое чувство отлученности от мира: "...а мы здесь уже невидимки, сейчас мы летим на Восток. Оставь кальвадос для Ремарка, бургундским других угощай, прощай, Триумфальная арка, бульвар Капуцинок, прощай".

И только одному туризму ничего не угрожает: государственному. Когда с Жириновским летят на сессию ПАСЕ, а потом президент втирается в "семерку" на Окинаве. Показывать им нечего, а людей из-за самобытности они в упор не видят. Но и визы, и подорожная им всегда обеспечены. Потому что из всех верительных грамот баллистические ценятся превыше других.