Новое время #21, 2000 г.

Валерия Новодворская

Кулак планет

Об этом мы мечтали сами и давно. Еще при Ельцине. Еще до первой чеченской. Как реорганизовать Рабкрин и одолеть злокозненных и глубоко социалистических (или мелко феодальных) губернаторов - тормоз реформ, круговую Вандею, душителей новых идей, губителей свободной прессы, реакционеров и подрывной элемент. Красные пояса, коричневые рубашки, розовые футболки... Мы мечтали о наших комиссарах в пыльных шлемах, которые защитили бы Черепкова от Наздратенко, спасли бы угнетаемые СМИ, поставили бы на место Кирсана Илюмжинова с его Степным уложением, и рядом не лежавшим с конституцией, предотвратили бы убийство Ларисы Юдиной. Заставили бы замолчать юдофоба Кондратенко. В Башкортостане и Татарстане оградили бы газеты и телевидение от Рахимова и Шаймиева.

Мы видели блестящую плеяду комиссаров-западников, от Чубайса до Старовойтовой. В то время мы верили в Ельцина - Петра I и, позабыв про всякую конституцию, хотели вручить ему всю власть. Для революционных преобразований.

Иллюзия этой идиллии горела петардой над танками, входящими в Грозный, она усыхала, как шагреневая кожа, и скончалась в муках под новогодней елкой 31 декабря 1999 года. Когда мы, наконец, остались одни - без ангелов, президентов, надежд, реформ и перспектив. Одни, если не считать ФСБ.

И вот наша мечта сбывается. Поверх пестрой сетки республик, простых и автономных, губерний и нацменьшинств, субъектов Федерации и краев, и областей со стуком и лязгом падает стальная решетка то ли воеводств, то ли военных генерал-губернаторств. С комиссарами (или эмиссарами) от Кремля. Как мы и хотели. Но на этот раз вспоминается другой текст: "А в комнатах наших сидят комиссары..." Интересно, им выделят особнячки, покои в зданиях губернских правлений или прямо посадят по специальности - в ФСБ?

Мы могли бы возопить, что де-факто нарушается конституция. Буква конституции. Грубо и непоправимо. Но мы не возопим. Все-таки демократы - честные люди. Нас волнует не буква конституции, а ее дух. Мы хотели просто выстроить планеты по нормальной астрономической схеме. Парад планет - а потом все расходятся по орбитам.

Но здесь пахнет не парадом, а кулаком планет.

Да, наш чахоточный федерализм мало на что годился. Правда, Д.Аяцков закрыл вытрезвители, стал продавать землю и даже завел речь о легализации проституции. А Борис Немцов возобновил ярмарки Нижнего, известные всей России. А К.Титов почти построил капитализм. А у Михаила Прусака в Великом Новгороде развелась иностранная промышленность с местными рабочими. А Р.Аушев помогал беженцам из Чечни, старался накормить их чем-то в лагерях.

Но главное - не это. Дифференциация земель и краев, склочные губернаторы, строптивые мэры и феодальные замашки охраняли нас от установления единственно возможного в наших исторических условиях порядка - диктатуры то ли закона, то ли произвола. Заранее не скажешь. Но вычислить можно, вопрошая пепел Грозного и чеченских сел.

У нас это уже было. С конца XIV века по начало XVI - собирательство русских земель. В один кулак, в железную перчатку Москвы. Это было исторически неизбежно. Но неизбежность не означает ни блага, ни свободы. Иван III покончил с Новгородом, а Псков падет уже без боя, помня об учиненной над Новгородом расправе. У Великого князя не станет проблем с территориями. Не будет соперничающих княжеств. Кончится эпоха "враждующих царств".

Но в городе, соединившемся в самом себе, не устоит человек. Территориальная дифференциация давала какие-то гарантии отдельной личности. Теперь до нее дойдут руки. Именно при Иване III на Руси появляется первый "узник совести" (долго сидеть ему не пришлось: казнили) дьяк Берсень-Беклемишев (из диссидентского кружка монаха Максима Грека).

Конечно, вольный Новгород или независимая Тверь, где и укрыться можно было от Москвы, - это не наши субъекты Федерации, где тебя все равно достанет ФСБ, как Андрея Бабицкого: в Чечне, Осетии, Дагестане, Азербайджане, а теперь достает в Москве. Но проблемы Центру губернаторы создавали. Кулак не сжимался, та или иная планета могла спокойно скользнуть на свою орбиту.

Всматриваясь в прошлое, мы вспоминаем о будущем. Приглядитесь: у нас де-факто нет институционального разделения властей. Оно и раньше проявлялось только в склоках: добрый слабый президент, злобный реакционный парламент, безгласный суд. Зато теперь ситуация выглядит так: сильный и злой президент, раболепный и злой парламент, безгласный по-прежнему суд. Сервильная Церковь. Впрочем, на Руси никогда не было разделения духовной и светской властей. За исключением великого противостояния митрополита Филиппа (Федора Колычева) и Ивана Васильевича Грозного.

Хаос власти, который создавали своим самоуправством нецивилизованные, манкирующие конституцией губернаторы, не давал разыграться самоуправству федеральному, создавал противовес попыткам ограничить сверху права и свободы личности. Беспорядок ограждал от беспредела.

Владимир Путин торопится. Одновременно с территориальной дифференциацией он пытается устранить журналистскую. "Медиа-МОСТ" оказался крайним, и обвиняют его как раз в том, чем занимаются его противники из ФСБ: в прослушивании и ведении досье.

Конечно, вы можете меня спросить, почему я жду от Путина чего-то дурного. А вдруг он хочет нас облагодетельствовать? Но я вижу Андрея Бабицкого даже без российского паспорта, со справкой об освобождении, словно после фильтрационного лагеря. Я вижу новенькую мемориальную табличку с профилем Андропова на здании КГБ. Я вижу пепелище Чечни.

Я не опасаюсь, не предполагаю, не сомневаюсь. Этот кулак планет - для нас. Я уверена.