Новое время #16, 2000 г.

Валерия Новодворская

Белоснежна снова в коме

Всем известно, что Белоснежка проглотила кусочек отравленного яблока и впала в коматозное состояние. Проведя в хрустальном гробу энное количество лет, она дождалась королевича, который тряхнул гроб, потряс свою суженую, зловредный отравленный кусочек выпал, и дело кончилось свадьбой.

Россия находится в аналогичной ситуации, потому что она почти всю свою историю тащила в рот что попало, даже не дожидаясь, пока ее угостят, и оттого редко из комы выходила.

До 1917 года мы подавились Кавказом, Польшей, Финляндией. В страшных муках удушья Россия воевала за свое право подавиться - регулярно и даже успешно. Когда страшный толчок 1917 года вытряхнул из горла страны прежние отравленные яблоки, играть свадьбу было рано, потому что из праха империи восставал новый Годзилла - СССР и страны Балтии, Украина, Белоруссия, Кавказ, Закавказье, Средняя Азия, Молдова так закупорили российские дыхательные пути, что опрокинули бедную в гроб на семьдесят с лишним лет.

И вот очередной катаклизм, последний день Помпеи: тронулись вековые плато, рассыпалась Империя Зла, и Россия, поведя очами, села в своем гробу и робко, осторожно стала жить и дышать. Мы дышали долго: целых три года. До 1995 года, вернее, до рокового непраздничного декабря 1994-го, навеки лишившего нас возможности отмечать День Конституции, потому что именно в этот день танки пошли через границу Чечни...

Теперь уже диагноз очевиден: Россия подавилась Чечней.

Вопрос, по-моему, не в том, что нам делать с Чечней, а в том, что Чечня делает с нами. А она нас губит с каждым днем и каждым шагом. Мы докатились до геноцида, до концлагерей, до всенародного вопля про несчастных чеченцев: "Mata Io!" ("Убей его!"). Лунные каньоны Грозного, предложения омоновцев срыть аул Дарго вместе с горами, художественное описание в газете "Завтра", как спецназовец, привязав на глазах у всей деревни к столбу пленного чеченца, вырезает у него (у живого!) печень... А уши в качестве трофеев? Это ведь даже не средневековье, это каменный век.

Россия стремительно теряет нравственное измерение и представление о Добре и Зле. Андрей Бабицкий теперь невыездной: ни на работу в Чечню, ни в Страсбург - выступить на сессии ПАСЕ. Это не просто произвол, это беспредел.

Микроклимат - как перед грозой. Душно, темно, мерзко, молнии сверкают. Что нам делать с собой? Освободиться. "Бросайте за борт все, что пахнет кровью, и верьте, что цена не высока" - так писал Высоцкий; писал о пиратах и их добыче, которую во время шторма капитан отдал стихии в жертву. А разве мы не пираты? Потомственные пираты, бороздившие Кавказ сначала на лошадях, потом - на танках... Правда, на капитана надежды мало. Значит, мы сами должны вернуть добычу, плод 150- летнего грабежа. Неужели мы предпочтем утонуть, прижимая ее к своему сердцу? Страна в коме, а кома рано или поздно станет необратимой. И никакие 40 богатырей из ПАСЕ нас не добудятся. Чечня - это был тест. На профпригодность в Европу и в цивилизацию. Тест мы завалили. В конце концов, Аслан Масхадов оказался прав: независимость - это единственная для чеченцев гарантия, что завтра с неба не посыплются бомбы, причем вакуумные. Отложенный до 2001 года статус, обеды с Ельциным чеченских должностных лиц, законно выбранных или законно назначенных законно выбранными, обернулись чудовищной ложью, морем крови для них и океанами грязи для нас. Еще немного, и Чечня нас добьет. Мы уже в состоянии латентной гражданской войны. Вчерашние соратники по 1991-му или 1993 году не здороваются. Крошечная Чечня расколола огромную Россию. Между нами горит мост... Между нами сгорел Грозный...

В конце концов, Франции тоже было не просто. Отдать Алжир вместе с французами и всем, что они там настроили, пренебречь терактами ОАС и настроением армии. Переселить к себе почти всех французов из Алжира. Заплатить им астрономические суммы компенсации за собственность. И всем стало хуже. Роптала Франция, шипела по углам ОАС, пропадал Алжир (сейчас совсем пропал). Но де Голль превозмог все. Он знал, что спасет Францию (а не Алжир). Французы остались людьми, европейцами.

Чехии, может быть, тоже было жалко Словакии: с Татр можно кататься на горных лыжах. Канада на референдуме шла на потерю Квебека. Все бывшие империи всё потеряли. И не прогадали.

Легкий патронаж Англии над Содружеством, взаимная приязнь франкоговорящих стран, культурный союз испаноговорящих, отличные отношения Британии и ее бывших американских колоний... А что некто говорит, что нам не простит ухода, то это мы уже слышали.

Мифические чехословаки, вызвавшие танки по вертушке в 1968 году. Мифические прибалты, призвавшие наши войска в 1940-м. "Штази", конечно, на нас в обиде. И ладно.

Независимость Чечни - это наша плата за билет в Европу. Или проще - в человечество. Плати - или проиграешь.