Новое время #11, 2000 г.

Валерия Новодворская

Танталовы муки избирателей

Вот наши президентские кандидаты и оперились, и вылетели из родного Центризбиркома, и начали хлопотливо вить программные гнездышки в кущах российской конституции, а иногда и вне ее кущ - так сказать, на вырубках. Певчие кандидаты в избранники России разинули клювики, и раздалось дружное карканье, заглушившее несколько нездешних песен рая из уст К. Титова и Г. Явлинского.

Кандидатов дюжина, демократов - двое. Можно считать, что права меньшинств соблюдены. Политическое меньшинство имеет 1/6 в списке. Если бы оно имело такой процент "в народе"! Так что щедро, очень щедро. Совет Европы плачет от счастья и утирает глаза "Пактом о гражданских и политических правах". Женское меньшинство имеет свою квоту: 1/12. Как некогда в Верховном Совете. Галина Старовойтова квоты на предыдущих выборах не получила. Слишком много в ней было человеческого, то есть общечеловеческого. Куда бы делись Г.Явлинский и Б.Ельцин, если бы демократы-избиратели получили такой лот - Галину Старовойтову? Но не получили и не получат больше никогда. "Каркнул ворон: "Nevermore". И кандидата Собчака больше не будет, как и не было. Сколько об этом мечтали демократические праздные умы, праздные поневоле, потому что никому мы здесь, оказывается, не были нужны. Так что и Анатолий Собчак в списках не значился, не значится и не будет значиться.

А Элла Памфилова объясняет, что идет на выборы, чтобы консолидировать общество. И если вы удивляетесь, как это можно усилить консолидацию, умножая число претендентов, то это вы зря. Красивая, нежная и белокурая Элла Памфилова хочет консолидации ради великой цели: чтобы "какая-то" Польша не топтала наш флаг.

Действительно, общество и его кандидаты (кроме демократической "двойки") консолидировались на солидной платформе "какой-то Польши", "какой-то Чечни", какого-то Запада", "какого-то ЕС", "каких-то прав человека".

Приличия соблюдены до тонкости: представлено нацменьшинство: Умар Джабраилов. В порядке алиби. Какая, мол, ксенофобия. Так антисемиты любят оправдываться: какой же я антисемит, я не люблю только плохих евреев, сионистов, а наших, из "Антисионистского комитета", просто обожаю, да и друг-еврей у меня есть...

У российской демократии железное алиби. Правда, ласковый Центризбирком отечески предупредил Титова и Савостьянова (и Умара Джабраилова для компании, чтобы разбавить одно меньшинство другим), чтобы они не набирали слишком много голосов, а то будут неприятности: дело-то на них в Генпрокуратуре.

Так что из-под демократических декораций местами торчит колючая проволока. Как изволил выразиться некий генерал, объясняя, почему у искалеченных трупов чеченцев руки связаны колючей проволокой: другого материала под рукой не было.

У этих выборов есть нечто новое по сравнению с прежними. Исчез азарт. "Играйте на рисковой карте, не бойтесь жизнь переменить!" - в это мы больше не верим.

Изменился фон и изменился расклад: мы перестали бояться Зюганова, зато испугались Путина. Я не знаю претендующих на порядочность и не претендующих на место в политике людей, которые при дилемме "Путин - Зюганов" поколеблются голосовать "против всех". Кажется, у нас есть вполне приличный выбор: для социалдемократов западного толка - Григорий Алексеевич, для тори, республиканцев, правых, словом - Константин Алексеевич. Один молод, блестящ, образован, генерал от экономической теории. Второй верует в реформы, в рынок, в Запад, практик-либерал. Но вот беда: это витрина. Товар с витрины не выдается, как раньше с ВДНХ.

Так вот что такое эти выборы и вообще вся наша демократия, которую вот-вот скатают и унесут за кулисы! ВДНХ! Павильон "Сахар" с невиданными сладостями, которых никогда нет в продаже. В меню два блюда: Путин и Зюганов. А остальное для возбуждения аппетита. Операция прикрытия. И мы будем голосовать за экспонаты с табличкой "Социал-демократия", "Либерализм", зная, что вынести из торгового зала их не дадут. Знают ли это сами Титов и Явлинский? Похоже, постарались забыть. Им труднее, им надо доиграть до конца, пока власти не погасят свечи.

Но даже они человеческую жизнь предлагают только нам. Чеченцам жизнь не предлагают вообще. Недавно Григорий Явлинский Евгению Киселеву свой план объяснял: Чечню поделить на три укрепрайона, между равниной и горами построить оборонительные сооружения, на Эльбрусе чрезвычайное положение ввести, бандитов перебить (правда, он их временами путает с вооруженными сепаратистами, то есть чеченским народом). И долго они с Киселевым спорили: прощать Масхадова или нет? И не задавались вопросом: а простит ли их Масхадов? И как можно такие планы строить, у народа Ичкерии не спросив? То есть демократия - для своих, распивочно, но не на вынос.

Хорошо, что хоть Титов молчит на эту тему, ограничиваясь "мирным и политическим урегулированием". Если и у него аналогичный план созрел, то за кого же голосовать в этом съемочном павильоне? Впрочем, советские люди переживут все. Они 74 года президентов не выбирали даже для вида и запаха и выжили.