Новое время #5, 2000 г.

Валерия Новодворская

Я люблю тебя, власть

Что, как водится, само по себе и не ново. КПРФ любит власть. И всегда имеет. Хорошо меньшинство, которое 10 лет после своей описанной во всех рекламных ельцинских проспектах кончины заставляет под свою дудку плясать всю страну. Наивные люди вздыхают: "Только бы коммунисты к власти не пришли... Только бы войны не было..." Святая простота! Война уже вторая. Не считая Приднестровья, Абхазии, Таджикистана и Грузии 1993 года. Я вот затрудняюсь назвать один хотя бы мирный год в короткой истории демократической России, чтобы без войны и без груза-200. Акупунктура такая. Сначала создаешь горячие точки, потом подливаешь туда маслица.

И с коммунистами все в порядке. Хам пшеницу сеет, Сим молитву деет, в результате их тщетных усилий Лифшиц или Чубайс кредиты выпрашивают, а КПРФ власть имеет. Везде понемногу. У себя в обкоме или во фракции, у аграриев, у ОВР, у "Единства", у половины "Яблока", у половины СПС. Все мы вышли из краснокожей книжицы или на худой конец из кандидатской карточки. Знаете ли вы, что в прежней Думе было два депутата, никогда не состоявших в КПСС? Сергей Ковалев и Константин Боровой. А в нынешней как бы ни одного.

Но до сих пор принято было считать, что если левые (коммунисты) любят власть, то правые (комсомольцы) любят реформы, рынок, демократию и Запад. Ромашки спрятались с началом первой чеченской войны. Ушел из либералов Б. Федоров, посыпалась самая крупная либеральная партия - ДВР: вышел Олег Бойко (вместе с деньгами, оставив Е. Гайдара без финансирования и даже без машины); вышел Андрей Козырев, предпочтя мидовскую синицу либеральному и антивоенному журавлю. Потом вместе со службой у демократа А. Собчака кончился "голубой период де Домье-Смита" - либеральная узкая полоска на тернистом жизненном пути нынешнего и.о. президента.

Но стояли, как маяки у твердого либерального берега, Гайдар и Чубайс, как новые Кастор и Поллукс, и указывали путь кораблям. Долго они держались. До самого дефолта. До косовской эпопеи НАТО, до заморозков в душах электората и в Кремле.

Выборы-99 раскололи либералов по крупному и по черному. Вы спросите, а как же в таком случае они получили свои 8 с лишним процентов? На все есть свои механизмы. Политтехнолог А. Чубайс может писать учебники.

Делается это так: под либеральные знамена собираются все партии, движения, даже самые маленькие, группы (Хельсинкская, скажем) и профобъединения (даже гильдия адвокатов и объединение риелторов), и все это вместе называется "Правое дело". "Яблоко" откатывается в левый угол просто силой этого названия.

Все либералы полны идей, рвения и героизма. Затем их сверху посыпают не очень крупной солью виртуальных, в Интернете почерпнутых партий С. Кириенко и Б. Немцова. По вкусу прибавляют Ирину Хакамаду. Проводят съезды и произносят речи.

Потом в одну темную ночь происходит зачистка "Правого дела". На съезд в "Президент-отеле" собираются уже только "Новая сила" Сергея Кириенко, "Россия молодая" Бориса Немцова, ДВР, "Общее дело" Ирины Хакамады и гильдия адвокатов. Они называют себя в отличие от своих товарищей по борьбе за идею "блокообразующими". (Все партии входят в блок СПС, но одни более блокообразующие, чем другие.)

Гильдия адвокатов вообще не поняла, в чем дело, и пошла заниматься защитой прав человека. Кандидаты от ПЭС оказались делегатами от "России молодой". У членов ДВР никто ничего не спрашивал.

С этой минуты А. Чубайс и три первых лица (Кириенко, Немцов, Хакамада) в списке взяли на себя и теорию, и практику. Четыре человека ведут одну избирательную кампанию, сугубо антилиберальную (война, Путин, антизападничество, этатизм). Причем делают это на всех каналах, до мозолей на глазах.

Расставшись с химерой, называемой совестью, А. Чубайс объявляет пацифиста Явлинского предателем Престола и Отечества, а войскам в Чечне ставит в пример действия НКВД на Украине против ОУНа в конце 40-х годов и против прибалтов тогда же. Он же, играя роль инквизиции при Егоре Гайдаре, заставляет того выдавить из себя отречение: поддержку "антитеррористической" операции в Чечне и кандидатуры Путина (при наличии вариантов выбора в виде Зюганова и Примакова). И, как Галилео Галилеи, Е. Гайдар тут же заявляет, что она все-таки вертится: записывает чисто либеральный избирательный ролик, защищает Дмитрия Неверовского, получившего два года за отказ от службы в армии и заявившего на суде, что в Чечне он перешел бы на сторону чеченцев, выступает против штурма Грозного, отношения к беженцам, боевых действий против мирных жителей. (Что же поддерживать тогда?)

Выброшенные из лодки остальные либералы из "Правого дела", уже без СМИ, преданные первой тройкой и политтехнологом А.Чубайсом, ведут свою избирательную кампанию: против войны (а потом и против Путина), за западные ценности, против этатизма. Их большинство, но у них нет денег на листовки и плакаты и доступа к электронным СМИ. Они идут на Лобное место протестовать против войны.

Они агитируют либералов, Чубайса и Ко-державников. На выборах эти суммы складываются. Но предварительного сговора не было. Выборы выиграны. Потеряна только честь. Егор Гайдар, честный и совестливый интеллигент, прячется от людей. Его тень, Анатолий Чубайс, не сходит с экрана. На первом же политсовете "Правого дела" он оказывается ни с чем: вопрос о поддержке войны и Путина даже нельзя поставить на голосование. Фракция СПС делится на три стана: семь человек во главе с С.Юшенковым и Ю. Рыбаковым идут поддерживать К. Титова, Сергей Ковалев идет к Явлинскому, Путину останется та же первая тройка и еще кое-что по мелочи (из фракции, не из партий бывшего СПС). Но сделка с дьяволом всегда односторонняя: кровью (чужой) расписались лишь вожди СПС. Путин объединяется с КПРФ. Ведь "Единство" - это простые советские люди, "родившиеся в смирительной рубашке". Никаких фокусов. Послушание. Советский народ из "Единства", возглавляемый ВЧК, объединяется с КПРФ. Блок коммунистов и беспартийных отныне нерушимый. Реформы умерли, да здравствует реакция! В Думе будет полдюжины диссидентов для запаха. Остальные конструктивно вернутся и конструктивно смирятся с неизбежным.