Новое время #33, 1999 г.

Валерия Новодворская

Налог на наследство

Каждый раз, когда заходит речь о том, какой президент начнет управлять Россией в XXI веке, я вспоминаю бессмертный труд Андрея Амальрика, с чисто диссидентской запальчивостью названный: "Доживет ли СССР до 1984 года?"

Андрей ошибся только на 7 лет, СССР протянул ноги в 1991-м. Правда, самому Андрею увидеть это не удалось. Он погиб в Париже, уже после лагерей, в очень подозрительной автокатастрофе.

Когда два диссидента едут на международную конференцию по разрядке, чтобы опровергнуть ложь советских участников, и переворачиваются, я в это верю примерно так же, как в то, что Раскольников сам выпал из поезда, а Михоэлс - попал под грузовик.

Что там президенты? Это дело пустое. Вопрос можно поставить шире. Доживет ли Россия до XXI века? Или 1) образуется союз между ней, Белоруссией и Сербией Милошевича. Как будет называться этот гибрид, я не знаю, но только не Россией; 2) ее завоюют чеченцы (китайцы, северные корейцы, щедро снабженные нашим оружием); 3) она распадется на уделы (и удел каждого удела будет таким горьким, что придется говорить об XI веке, а не о XXI); 4) взорвутся ржавые боеголовки в шахтах или испарятся с помощью террористов запасы химического и бактериологического оружия, и все вообще прахом пойдет на 1/8 части суши.

Но если эти напасти нас минуют, тогда вопрос встает ребром. Борис Николаевич Ельцин сдает Россию с большими недоделками, совсем как советское СМУ: престол есть, но с народом и отечеством проблемы. Ленина не закопали; коммунистов не перевели из Думы, судов и прочих им не подходящих по профилю учреждений; народ не возлюбил либерализм, но разлюбил президента; экономика существует наполовину в виртуальном измерении; рубль легкий, зато на сердце тяжело; национальный вопрос не решили, несмотря на коврово-точечные бомбардировки; с Лукашенко и Милошевичем подружились, а с Западом поссорились; гимн, герб и флаг не утвердили; колхозы не упразднили.

Поэтому срочно требуется наследник, чтобы эти авгиевы конюшни разгрести, а лернейских гидр вывести за скобки. Желательно сочетание талантов: стратегические способности Александра Македонского, мудрость царя Соломона, мужество Давида перед лицом филистимлян, энтузиазм Жанны д'Арк, воля Муция Сцеволы, чистота Иисуса Христа. Но поскольку эти качества и по отдельности-то редко встречаются, а в сочетании и вовсе никогда, то, значит, Борису Николаевичу приходится пользоваться наличными ресурсами. Хотя, конечно, кое-что (с Лениным и коммуно-нацистами) президент мог бы сделать и сам, пустив на эти процедуры время, сэкономленное на общении с Лукашенко и дрязгах с НАТО.

Вопрос даже о кровных и прямых наследниках чьих-нибудь реформ редко решался на Руси (да и не только на ней) благополучно. Всем памятна жуткая коллизия Петр I - царевич Алексей. Пара Борис Годунов - его сын Федор - тоже не мед. А Иван Грозный - Федор Иоаннович - вообще притча во языцех. Хотя Иван Грозный был не реформатором, а автократором, но бессильное Добро его сына имеет такую же долю в Смутном времени, как и отцовская свирепость.

Ни потомки Радищева, ни сын Александра II Александр III, ни екатерининский отпрыск Павел I не унаследовали реформаторских потенций родителей.

Но это не значит, что дети приемные радовали родителей чаще в смысле продолжения великих дел. Сам Кай Юлий Цезарь здесь крупно промахнулся. Лично он - вне критики. Положение у него было, как у Бориса Николаевича: Сенату он не доверял, народу - еще меньше. Вот и усыновил Октавиана Августа. Август быстро установил жуткую диктатуру, и на этом реформы кончились до Тита, а пришли Нероны с Тибериями.

Я это к чему? А к тому, что, кажется, Борис Николаевич путает наследников и преторианцев. Случай с Коржаковым, видно, не имел нужных педагогических последствий.

Ясное дело, и Ельцин сам это признавал и озвучивал, в XXI век Россию должен вести человек молодой, образованный. Не коммунист, европеец, сторонник НАТО, США, атлантизма, Сити-банка и достаточно упорный и смелый для того, чтобы ломать сопротивление косных спецслужб и косной армии, косных "совков" и противников Запада. Может быть, Борису Немцову некоторых качеств и недоставало, но он точно молодой, веселый, в кроссовках и белых штанах. И в Чили ездил перенимать опыт.

Естественно, Гайдар - это наша Корделия. Но его кандидатуру даже и не рассматривали.

Боюсь, что в последнее время президентом рассматриваются в основном кандидатуры Гонерильи и Реганы в разных вариантах. Едва ли это может обеспечить спокойную старость: и нам, и Ельцину, и Российской Федерации. Преторианцы - тоже вещь полезная, но они не делают реформы. Они их о-бес-пе-чи-вают. Если есть приказ. Верность Сергея Степашина вере, царю и отечеству я не оспариваю, но верность идеалам - это не то, что верность Престолу. Когда некому дать приказ, преторианец способен действовать, как Бог на душу положит.

Но последний выбор президента меня лично поверг в легкие конвульсии. Я совсем не хочу сказать, что г-н Путин зол или жесток. Борис Николаевич с ним больше общался и утверждает обратное. Сам Борис Николаевич! Физиономист и сердцевед, который в результате научно продуманной кадровой политики остался в чистом поле с клерками, денщиками и адъютантами.

Конечно, г-н Путин "не расстреливал несчастных по темницам". И обещал посадить только тех, кто дестабилизирует общество. Вот здесь хотелось бы поподробнее. Нас хотят консолидировать. С коммунистами, видно. А если либералы не захотят? Я, например, не буду консолидироваться ни с Зюгановым, ни с Жириновским, ни даже с Заварзиным. Может, это и есть дестабилизация - отказ пожать руку Макашову? Может, нас-то как раз и посадят? Конечно, дружба с Собчаком - большой плюс. А возложение цветов на могилу палача Андропова и заявление, что такие люди нам нужны - это минус, который способен поглотить еще дюжину плюсов.

В XXI век не ходят ни с СВР, ни с ФСБ, ни с ГРУ, ни с ВПК. Здесь налог на наследство может оказаться не по карману ни Борису Николаевичу, ни его семье, ни нам, западникам и прогрессистам. Может, еще поищем? Время есть. По три недели на премьера и соискателя.