Новое время #31, 1999 г.

Валерия Новодворская

Палеолит по просьбе трудящихся

Но очень плохо, с другой стороны, - и Руслан Аушев даже не догадывается, с какой именно. Лиха беда начало: сначала чеченская журналистская интеллигенция поведала мне, что Мовлади Удугов шокирует все общество столицы, демонстративно заведя себе трех жен и заявляя, что копит на четвертую. У безбожников-журналистов это вызывало одну, причем адекватную реакцию: шаг к дикости и погребение всех надежд на цивилизованное развитие в Чечне. Потом они приехали ко мне еще с камерами, но уже в косыночках (женская часть), потому что Ваха Арсанов заявил, что женщины должны одеваться, как их бабушки и прабабушки. Группа с круглыми от ужаса глазами поведала мне, что ваххабиты и шариатский суд запретили устраивать новогодние елки, ибо это противоречит закону Пророка. То, что я наговорила на камеру (в том числе и совет меньше читать Коран, а больше - американскую конституцию), показывали час из какой-то горной кабельной студии. Видно, и Ваха Арсанов, и Мовлади Удугов этот материал посмотрели, и больше ко мне никто не приезжал, а потом оказалось, что эти молодые чеченские интеллектуалы перебрались в Москву (то есть в столицу колониальной Римской империи). Дальше начались массовые похищения людей. На этом все и кончилось. Не знаю, как смотрелся такой порядок вещей при Лермонтове и Толстом, но сейчас он смотрится несколько дико, даже включая Мцыри. Да и Джохар Дудаев всегда мне был ближе Хаджи-Мурата и даже шейха Мансура.

А Хаттаб и Хоттабыч всегда вызывали одни примерно ассоциации по части общей культуры и цивилизованности.

Интересно, прослеживает ли эту цепочку Руслан Аушев? До многого надо дожить, чтобы такого рода предложения делались официально с трибуны Совета Федерации в самом конце XX века, в Москве, столице Российской Федерации, имеющей почти американскую конституцию и робко, бочком пытающейся пролезть в Европу.

Ичкерия честно заявляет, что вышла из состава РФ. То есть хоть в матриархат, хоть в палеолит, хоть в шариат. Вольному - воля, спасенному - рай. Со стороны г-на Аушева было бы куда деликатней сначала попросить о выходе из РФ, а потом уже делать свои рацпредложения! Первое, сколько я помню, касалось похищения невест на игрищах у вод (или у гор). У нас та-, кое тоже было, помнится. У древлян. Поляне считали это для себя предосудительным еще до княгини Ольге. Аушев тогда сказал, что это такой народный обычай и лучше узаконить. Боюсь, что он не смотрел "Операцию "Ы" и другие приключения Шурика". Там очень доходчиво показано, как отучать ответственных работников от похищения невест в спальных мешках, и от многоженства.

Вы мне скажете, что это народный обычай и мы должны его уважать, если мы не расисты.

Так, мол, у мусульман принято. Ну, положим, мусульмане разные бывают. Доди аль-Файед не обещал принцессе Диане, что она станет первой, второй или четвертой женой. А если кто-нибудь в парламенте Турции выступит с таким предложением, то он и вовсе в тюрьму загремит. Бедолага, явившаяся в платке на заседание палаты, не была к работе допущена, пока не сняла.

А потом, разные бывают народные обычаи. Иногда весьма атавистические. В древности у многих народов было принято при первых же признаках голода оставлять стариков на снегу с маленькой охапкой хвороста; пока не догорит огонь, они жили. Потом наступала смерть. Позаимствуем? И пенсии не надо будет платить.

Еще древние аравийские племена (кроме иудеев) приносили в жертву сыновей-первенцев, замуровывая их в кувшине в стены жилища, чтобы крепче стояло. Введем этот прием в строительство в качестве ноу-хау?

Да и знаменитый Агамемнон принес в жертву дочь свою Ифигению, чтобы боги дали ветер триремам, спешащим под Трою. Совсем недавно, в XIII в. до н.э. Кого бы нам в жертву принести, чтобы МВФ дал больше кредитов?

Очевидно, все в курсе, что в США есть коренная народность - индейцы. Еще в XVIII в. (да и в начале XIX века) у них было принято пытать пленных врагов у столба пыток. Как отнеслась бы Америка к конгрессмену, который предложил бы узаконить пытки в качестве народного обычая? Политическая карьера его бы точно кончилась.

Боюсь, что с карьерой Аушева (и Строева) это не случится. Строева понять несложно: если при Ельцине будет узаконено многоженство, идея реформ будет перечеркнута так основательно, а реформаторы скомпрометированы столь надежно, что, право, можно спокойно брать курс то ли на китайский, то ли на северокорейский вариант. Вот Аушева понять труднее.

Мне могут возразить, у нас и так конституцию нарушают кому не лень. Но Одно дело - нарушить, другое дело - официально отменить, что и случится автоматически при принятии ингушской "идеи на правовом уровне".

Когда израильтяне бережно восстанавливали у себя библейские правила (назло всем врагам), они почему-то не вспомнили, что царь Соломон имел 300 жен и 700 наложниц, и не пытались даже вернуться ко временам Рахили, Лии, Зелфы и прочих жен и наложниц Иакова. Почему? Потому что они хотели создать блестящее, современное, стильное государство. И создали.

Не знаю, конечно, может, искомый центристами третий путь как раз туда и ведет: в матриархат, палеолит, юрский период?

Мне опять-таки, наверное, возразят, что женщины-то сами "за" и что Руслан Аушев выступил "по просьбе трудящихся". А я опять-таки возражу, что тогда надо проводить референдум. И пусть вторым вопросом стоит отмена Конституции РФ в Ингушетии. Третий вопрос напрашивается сам собой: государственная независимость.

И потом многие рабы очень любили своих господ и не боролись за феодализм, да и сегодня некоторые охотно пошли бы в рабы к хорошему хозяину.

А при отмене крепостного права многие крестьяне искренне рыдали и не знали, как они будут обходиться без барина. Такой же плач стоял в Южных штатах в 1865 г., когда победила Северная Америка и пришел час жить самостоятельно тем, кто поколениями цеплялся за господскую юбку.

А кто, кстати, спрашивал у женщин, согласны ли они? Может быть, дамы предпочтут иметь четырех мужей?

Руслан Аушев предложил неслыханное, чудовищное нарушение прав человека, порабощение женщины.

Кстати, мормоны в Юте, в Солт-Лейк-Сити, когда в XVIII в. пытались вводить многоженство, наткнулись на такой отпор, что многие женщины покончили с собой.

В Юте давно все кончено. А в России, я вижу, только начинается. Руслан Аушев предложил нам вернуться ко временам ордынского ига (ведь и у Чингисхана, и у его нойонов было по нескольку жен).

С чего начали, тем и кончаем. Может быть, "Московская Орда" не мой парадокс, а просто констатация?