Новое время #30, 1999 г.

Валерия Новодворская

Столкновение с Армагеддонами

Человечество сидит на пороховой бочке, покуривая и "махая белою ногой". Наша уютная планетка то и дело подбрасывает нам заслуженные и незаслуженные катаклизмы. Сначала нас злобно угнетали потусторонние силы с Потопами (по преимуществу всемирными), Содомами, Гоморрами и прочим адекватным реагированием Творца на свое Творение, пытающееся сойти со стези добродетели и отправиться по кривой дорожке порока.

Здесь-то человечество всегда и получало свои осадки на 40 дней и 40 ночей; или, напротив, огонек, почему-то излившийся на гей-города Содом и Гоморру. Не хочется думать, что Творец был ретроград и не принимал сексуальных меньшинств. Скорее всего, содомиты и гоморряне провинились чем-то еще. Требовали Welfare, скажем. Норму не выполняли производственную, IQ у них был слишком низок.

Творец в отличие от российской юстиции никогда никому зря срок не дает. Тем паче не казнит казнями египетскими.

Есть у Рея Брэдбери маленький рассказ "Завтра конец света". Супружеская пара в маленьком городке. 1969 год. То ли октябрь, то ли ноябрь.

И все одновременно, кроме детей, узнают, что завтра конец света. Никто не проснется. И все понимают, за что: за термоядерное оружие, за мир, круто замешанный на страхе и на решимости уничтожить друг друга, за Гитлера, за Мао, за Сталина. Америка не протестует, она молча кается и принимает кару, которую считает заслуженной. Супруги моют посуду, которая уже не понадобится, говорят друг другу "спокойной ночи" и засыпают, уложив детей. Ночь без грядущего утра...

Могу себе представить, что делалось бы на советской стороне, начисто лишенной христианского сознания. За оставшееся время еще и успели бы обвинить ЦРУ, Моссад, МИ 6 и НАТО. И какие были бы вопли и стенания! Коммунисты не умеют умирать. Впрочем, они ничего не умеют делать. Только стихийные бедствия.

Так что человечество всегда знало, за что оно может получить вышку. Прогрессивное человечество, одаренное совестью и умом.

А реакционное человечество, куда все еще входим с краешку и мы, на голубом глазу не видит за собой греха и не слышит нежной поступи дикой охоты короля Стаха. Не слышал чекист Судоплатов. Не слышали Хрущев, Молотов, Каганович в своих парках леденящее рыдание у своих дверей, подкрепленное душераздирающим выкриком: "Роман! Роман! Последний Роман! Выходи!" Потому что мщение за злодеяния настигает потомков вплоть до седьмого колена.

Пани Яновская готова была платить за грехи предков. А если порасспрашивать советский народ? Он готов платить за загубленную на полвека Восточную Европу, за ГУЛАГ, за ВЧК, за карательную медицину, за Чечню и Афганистан? За эти 75 лет платить кто будет?

Шоковая терапия, трудности экономической трансформации - это была минимальная плата, почти милость. Бог вправе потребовать еще.

Вообще, с началом технотронной эры мы на самообслуживании. Бог пишет вердикт в совещательной комнате, а приговор исполняет глупое человечество - само над собой.

Чернобыль - это классика. Склепать реакторы из вчерашних остатков, работать с ними, как со всем остальным, спустя рукава, - а потом, после выброса, делать вид, что все о'кей, выставляя детей под радиацию на параде в Киеве, и пустить ликвидаторов, на глазок, без оборудования, положить всех, потом навербовать еще, обмануть, не заплатить горьких денег, отнять здоровье и даже не дать компенсации, и врать, врать, врать: своим, чужим, граду и миру.

Вообще-то, мы еще с челябинского катаклизма 50-х годов привыкли прятать радиоактивные отходы или бактерии сибирской язвы себе под подушку (вместе с устаревшими отравляющими веществами). Когда места под подушкой не хватает, сливаем прямо соседям под ноги: норвежцам, японцам. Экологов, пытавшихся схватить нас за преступную руку, всех попривлекли: В.Мирзаянова, А.Никитина, Г.Пасько. То есть перспектива последнего дня Помпеи нас не волнует. Крайняя бедность, технологическое невежество, наплевательское отношение к правилам и крайнее самомнение насчет собственной науки и гениальности - все эти прекрасные черты делают нас чем-то вроде затаившегося цунами (и в экономике, и в политике, и в экологии). Миру остается ждать, когда пойдет эта последняя волна.

Если для мира стихийные бедствия - это что-то непредсказуемое, то мы давно используем оные в качестве шантажа.

1. Неурожай. Засуха. Хлеба нет, начнутся социальные волнения, коммунисты возьмут власть. Потому дайте корочку хлебца, денежек и что-нибудь мясное (куриное).

2. Неурожай. Дожди. (Далее без изменений.)

3. Неурожай. Морозы, оттепель, пурга. (Далее без изменений).

4. Денег нет. Народ ропщет. Того и гляди ополчится против Запада. Так что просим трехразовое питание. Десерт желателен.

5. Ядерные боеголовки заржавели. Нужны деньги на новые. А то еще взорвутся, и облако до Америки долетит.

6. У нас стихийное бедствие - выборы. Ничего там в США и Европе не делайте, не раздражайте наш психованный электорат. А то выберут Зюганова. И деньги несите, а то нам самим электорату на электоральный обед не хватает.

Если вы обратили внимание, на Западе Армагеддон - драма, случайность, момент преодоления.

У нас же все другое. Мы свои Армагеддоны выращиваем у себя на огороде, поливаем, удобряем, собираем. Мы купаемся в своих Армагеддонах и торгуем ими по сходной цене.

А нам все нипочем. Видно, прошла мутация, и либо мы далеко в будущем (экзоты), либо, напротив, спланирован во времена Юрского периода, где homo sapiens еще не завелся. Одни динозавры. Еще бы! Сценка взятия Приштины российскими десантниками (с аэродромом в придачу) сильно напоминает "Парк Юрского периода". По крайней мере, генералы, дипломаты, погромщики с яйцами у американского посольства, депутаты и кое-кто из мэров и губернаторов (из тех, что поглупей) так защелкали зубами, что даже чешуей обросли!

Поэтому у меня есть несколько версий стихийных бедствий последнего времени.

1. Саранча встала на крыло. Кара Господня за то, что не принят Земельный кодекс с продажей угодий, лугов и лесов в частную собственность.

2. Жара, которой не было 100 лет, или (I) является карой Москве за грехи ее мэра, или (II) Всевышний решил создать нам условия пустыни, чтобы мы ходили по ней 40 лет, пока не умрут все, родившиеся в рабстве. Может, и впрямь нам только пустыни для освобождения и не хватает?