Новое время #28, 1999 г.

Валерия Новодворская

Белая магия, черная печаль

Что-то мы очень засуетились насчет "черного пиара", черных и грязных технологий, криминализации выборов, "быков", конвоирующих оплаченных старушек до нужной урны. Ни нетопыри, ни черные коты, ни избушки на курьих ножках, ни ступы с бабками-ежками нам не опасны. От черной магии мы не умрем. С нас хватит и белой: демократии в чистом виде, обсаженной незабудками и украшенной целующимися голубками.

Мы повесились на четырехвостке, роковой мечте наших прадедов прогрессистского толка: на прямых, всеобщих, равных и тайных выборах. Эта петля была нами надета еще в 1993 году. Вместо галстука на встречу нового политического года. Тогда никто не жаловался на грязные технологии, и истина явила себя в страшной, стерильной чистоте: предоставленный своим жалким моральным и интеллектуальным ресурсам электорат легко голосует за прохвостов, империалистов, полунацистов, а Гайдара приемлет только в составе "партии власти", если он сам начальство, любим начальством, поддерживаем начальством. "Какими же словами молиться тут?"

Кстати, почему никто из вменяемых демократов не интересуется, почему генерал Грачев знал заранее, что Черноморский флот проголосует за Ельцина, и не задается вопросом, кто, собственно, голосовал в Чечне и как это там набрали избирателей, да еще за президента, развязавшего чеченскую войну? Здесь без грязных технологий не обошлось, но мы молчим, и правильно делаем, потому что в 1996 году без всякого черного пиара, с одним красным, можно было получить Зюганова. И сейчас еще этот путь нам не заказан.

Скажите, а если бы существовали зелье, технология, колдуны и маги, которые взялись бы провести в президенты Гайдара или Чубайса, неужели бы мы отказались от их услуг, не загубили бы свою бессмертную душу?

Так что нас волнует в грязных технологиях: то, что ишака украли, или то, что ишака украли именно у нас, у либералов?

Знаменитые свободные выборы с "четыреххвосткой" благодетельны для свободного народа. No taxation without legislation. Помните, как сказал это свободный американский народ начиная войну с английской метрополией? С тех пор свободных народов на Земле прибавилось, но не за счет нашего.

Веками, тысячелетиями просветители и реформаторы древности пытались создать работающий вариант демократии. Чтоб бюллетени были сыты, а Алкивиады и Сократы - целы. Еще в VI в. до н.э. Солон предусмотрел для афинян следующую дозированную демократию: деление граждан на 4 разряда. Пентакосиомедимны производили 5 сотен очень больших мер зерна, вина, оливкового масла. Всадники - уже 3 сотни таких мер. "Пенты" получали право служить в тяжелой греческой коннице. Они могли быть избраны в экклесию, Ареопаг и прочие законодательные органы. Всадники тоже служили в кавалерии и могли быть избраны, но на более скромном уровне. Зевгиты производили 2 сотни мер, на войне служили в тяжелой пехоте. Они имели право избирать, но избранными могли быть на очень мелкие должности. И, наконец, феты служили в легкой пехоте без щита и меча, но с пращой или дротиком. Эти могли избирать, но не быть избранными. Весь остальной афинский люд (даже не рабы и не иноземцы) избирать не мог. Военная честь и гражданские права доставались имущим. Не олигархам. Олигархи появятся потом, когда система Солона полетит ко всем чертям вместе со сдерживающими центрами. Кстати, легендарный Ликург, заядлый большевик, предусмотрел у себя в Лакедемоне (Спарте) полное равенство. Братский союз... а вот свободы не получилось. Избирали и избирались все, достигшие 30 лет, спартиаты, но более немой и зажатой области в Элладе не было. Благо и личное имущество Ликург спартиатам ограничил.

Но вот Афины...

Система Солона пала под вопли демагогов о полной демократии. И вот здесь-то все и началось. Выбирать и решать стал неимущий афинский плебс. Это он изгнал Анаксагора, казнил Сократа. Никаких черных технологий. Одна белая: танцуют все. То есть голосуют. Вот здесь появятся олигархи, нищих станут подкупать подачками, придет тирания "Тридцати", то есть Крития, и перед казнью либерал Ферамен скажет, что он против того порядка, когда государством правят немногие (олигархи), и против власти черни. Он высказался за власть граждан, защищающих отечество, имеющих достаток и не продающихся за горсть оболов.

Эллины предостерегали нас против четыреххвостки: полная бесцензовая демократия кончается тиранией, ибо подачки из рук тирана ждут не состоятельные и самостоятельные, а слабые и никчемные.

Хотите, пробежимся галопом по эпохам и сделаем стойку везде, где это не знающее исключений правило особенно ярко себя проявило?

1. Рим. Когда исчезают воины-граждане, кормившие себя сами, здесь-то и начинается чехарда с императорами типа Калигулы и Нерона, с раболепным сенатом и толпой охлоса, требующего хлеба и зрелищ. Четыреххвостка, как всегда, привела к упразднению свобод.

2. Франция, 1789 г. Крамольное третье сословие состояло из людей просвещенных и зажиточных, в париках, в бархате. Аббат Сийес, Мирабо, Лафайет, примкнувшие к нему... Богатый адвокат Дантон, журналисты, легисты, юристы...

Это они приняли "Декларацию прав человека и гражданина". Потом парики сменились фригийскими колпаками, и толпой черни, пляшущей вокруг гильотины, оравой санкюлотов, экстремистов, "бешеного" Жака Ру начинают управлять большевики типа Марата, Робеспьера и Сен-Жюста.

Директория поставила охлос на место. И до 18 марта 1871 г., до Парижской коммуны, все было тихо.

Что же касается России, то столыпинская идея сначала создать зажиточных граждан, а потом дать им права, была даже не вполне воплощена в первых Думах. Милюков избран не был (как не домовладелец), а гнать надо было Маркова-2 и Пуришкевича. И левых, конечно.

Но прикончило нас Учредительное собрание. Причем не его разгон, а его честное избрание. Одни сплошь эсеры да 24% большевиков... Кадеты набрали столько же, сколько Гайдар, и были уничтожены еще до первого заседания. "Учредилка" успела проштемпелевать "закон о земле", запрет на ее свободную продажу и спеть "Интернационал".

Конечно, ее надо было разгонять. Но не большевикам, а Белой Армии, которая опоздала на год...

Так что не надо о черных технологиях. Главное сейчас - цензы, люстрации, преграды для волеизъявления сил прошлого. Но это же так недемократично! Так что занимайтесь оставшийся год черными технологиями и оставьте меня с моей черной печалью...