Новое время #26, 1999 г.

Валерия Новодворская

Зона Сфинкса

На полярных морях и на южных, на месте затонувших Атлантид, на катетах и гипотенузах Бермудского треугольника, у подножия странных, неземных, нефункциональных сооружений из фильма "Звездные врата" (которые мы называем пирамидами) в отсутствие великих древних (или, напротив, космических) сил современное легкомысленное человечество с помощью гидов, отелей, автобусов и видеокамер устраивает себе пикники. Молчат мрачные руины, колеблются воздушные замки. Туристам весело: они должны все пощупать, все обойти, все щелкнуть и вдобавок купить сувениры и пообедать.

На Земле множество Зон. Не таких крутых, конечно, как у Стругацких. Без ведьминого студня, комариных плешей и прочих смертельных рисков. Но не менее непонятных, темных, непрозрачных для нашего знания. Ученые будут выкапывать черепки, литераторы - писать фантастические- романы, а туристы - устраивать пикники на обочине Зон. И мировое интернационалистское племя сталкеров - гидов и проводников - будет водить нас в Зоны и помогать выбирать копии комариных плешей и ведьминого студня на сувениры, так сказать, в игровом варианте.

Джип - корабль пустыни

Поистине, назови мне такую обитель, я такого угла не видал, где бы местное население не стонало в результате исторического посещения сеятелей, строителей и хранителей марксистского учения из СССР. Проезжая мимо Асуанской плотины по "желтому и непонятному" Нилу к Луксору, гиды, ведущие тургруппы пароходным путем, вежливо скрежещут зубами. Познакомившись с местной интеллигенцией, которая вся говорит по-русски, если училась в Институте дружбы народов им. пресловутого Патриса Лумумбы, и которая тем не менее говорит еще и по-английски, и по-французски, и знает разные разности типа истории с философией (потому что вовремя обнаружила, что почтенный интернациональный институт никаких знаний не дает, и отправились учиться в Европу), я поняла причину зубовного скрежета. Как мне объяснили, Асуанская плотина - чистое вредительство. Вроде Котлована (платоновского).

Некогда Египет был житницей Рима (как злополучная Россия - житницей Европы), и его пшеница кормила Империю. Асуанская плотина имела три побочных действия.

Во-первых, сгинули знаменитые нильские крокодилы. Пали жертвой в борьбе роковой, и теперь туристы могут увидеть их исключительно на израильской стороне, где их бережно разводят в Тель-Авивском зоопарке и отдают затем на воспитание в специализированный кибуц. Так что диапазон в Тель-Авиве - от крокодильих младенцев в 20 сантиметров длиной до тупых парнюг под мостиком в 1,5 - 2 метра.

Ладно, крокодилы - не павлины, без них можно прожить. Хуже то, что плотина загубила множество гектаров пахотных земель. Что немедленно и подействовало: Египет стал ввозить пшеницу.

Воды плотины к тому же затопили массу храмов и раскопок в пустыне.

Никакого социализма в стране нет, даже если советские специалисты и пытались во главе с Насером его сюда затолкать.

К деньгам самое здоровое отношение: даже цыгане стараются их заработать, торгуя почему-то вполне интеллектуальными сувенирами (книжками "Весь Египет" и светящимися пирамидками со сфинксами внутри).

К тому же для меня было полнейшим откровением узнать, что, несмотря на Хрущева, Насера, плотину и попытку СССР забить Египту в глотку свои безумные принципы, собственность на землю - только частная. Я видела феллахов возле Луксора и могу согласиться и с гидами, и с Гумилевым: какими они были при Древнем Царстве, такими остались и поныне. "Хоть ютится он в доме из ила, умирает, как звери в лесах, он любимец Священного Нила и его современник - феллах". Выглядят они не очень модно в длинных восточных рубахах, но гиды объясняют, что это у них стиль такой. Похоже на то: минимальный земельный надел - 10 гектаров, а залоговая цена этой земли для банка - 27 тысяч долларов. Нашему бы крестьянину такое! У домов стоят отнюдь не верблюды, а тракторы и еще что-то сильно механическое и сельскохозяйственное. Верблюды - это только аттракцион, чтобы катать туристов. По пустыне египтяне давно ездят на джипах.

Вообще-то, присмотревшись к Египту, я сделала очень неприятное для себя открытие: его отсталость нами сильно преувеличена, а наша собственная сравнительная продвинутость (уже не рядом с Европой, а с Египтом!) преувеличена.

У Египта, первой мировой цивилизации, мертвой, но вещей, сегодня нет никаких претензий и амбиций. Вместе с египетским фунтом имеет хождение всесильный, неповторимый бакс. За что угодно и где угодно. Не то что берут - из рук вырывают. Сначала называют цену в баксах, потом - в местной валюте. Вот это смирение, вот это понимание реальности в бывшей мировой державе (а Египет фараонов был не Российской империи и не СССР чета) и есть ключ. Ключ в человеческую жизнь, полную усилий, преодоления и надежд.

А полиция для иностранцев - вся в белых ремнях, улыбчивая и заботливая? Вдруг террорист (в Луксор мы ехали караваном автобусов, спереди и сзади - военный транспорт, в каждом автобусе - охрана), или просто надо оградить туриста от местных обычаев. Кстати, Египет не производит впечатления мусульманской страны. Минареты жмутся где-то по краям. Интеллигенты гордятся тем, что женщины могут спокойно одеваться в европейские костюмы, открывать салоны, преподавать, управлять бизнесом (если захотят). Цветной прозрачный мини-платочек вроде шарфика уже необязателен.

Центр космополитической образованности - Александрия. Все-таки визит Юлия Цезаря туда прошел не напрасно, да еще александровские сподвижники Птолемеи III века старались и сделали город эллинским. Там, похоже, все агностики. Это уже не Эмираты, не Кувейт, не страны Залива, хотя пока еще не Турция. Гиды готовы скорее поверить в Птаха, Хатор, Амона, нежели в Магомета. Интеллигенты понимают, что живут и зарабатывают на обочине чужого пикника, то есть величайшей утерянной цивилизации. Но относятся к этому с юмором. Мы даже обсуждали между двумя гробницами, что надо выбирать фараона и тем самым вернуться к истокам. Со злорадством представляли себе реакцию ООН и ОБСЕ.

Господи, как на все 100 процентов используется обочина пикника! Индустрия книг по истории и архитектуре на пяти языках, сфинксы и пирамиды всех размеров, значки, брелки, посуда, фигурки богов из лазурита, мрамора, бирюзы, скарабеи всех фасонов. И никаких комплексов. Былое величие утрачено. Надо жить дальше.

А мы можем и не хотим, хотя у нас никогда не было такой мощной, интеллигентной, мировой сверхцивилизации. Не понимаю, почему. Где-то здесь что-то зарыто: философский камень, разрыв-трава. Доходы в Каире, Александрии и Луксоре на египетскую душу уже выше, чем на российскую. В "глубинке", в малых городках - тоже. Очень страшно уезжать из России и сравнивать каждый туристический праздник - со слезами на глазах.

Да, русские пьют хорошие вина, покупают благовония и папирусы, швыряются чаевыми, заселяют сверкающие отели, но стоит им столкнуться - начинают горевать и задаваться вопросом: "За что?"

Да и что мы стали бы показывать, даже сумев наскрести несколько приличных отелей с приличным персоналом?

Соловки с местами расстрелов и пыток? Колыму с ее недавней историей? Вторичный после Венеции и Рима Питер, нужный только нам, где принципиально новы только Сенатская площадь и Семеновский плац, места мятежей и казней, и Петропавловка со Шлиссельбургом (тюрьмы для политзаключенных)? Кого пригласишь на такое кладбище?

Горький дар пришельцев

Египет никогда не был Востоком. Он был единственной в Древнем мире технократией, потому что жрецы верили больше в математику и астрономию, чем в Амона-Ра, и были, по сути дела, весьма эффективной Академией наук (плюс Госплан, плюс Совет Безопасности). Они помнили Атлантиду и кое-какие ее уроки усвоили: в Египте не было ни казней, ни пыток, он не создавал империю, самый бедный крестьянский сын мог стать во главе жреческого сословия (за способности), грамотность ценилась превыше всего. Женщина в семье не была угнетена, она была не менее свободна, чем в Элладе. От этого осталось многое. Храмы, Колоссы, вечный Нил, который все время рядом. "А ведь знает и коршун бессонный: вся страна - это только река, окаймленная рамкой зеленой и другой, золотой, из песка" (Н.Гумилев). Женская эмансипация, терпимость, отсутствие ксенофобии. И остались масштабы маленькой срезанной пирамиды-гробницы, скальные храмы, галереи баранов в карнакском храме. Все это могло быть объяснимо: и живопись, и скульптуры, и тамошняя Екатерина Великая - фараонша Хатшепсут.

Но ни Сфинкс, ни три Великие Пирамиды не могут быть объяснимы ни спесью владык, ни качеством работы бюро ритуальных услуг. Здесь другое: желание познать Вечность и Царство, куда бросили Озириса, спасенного затем Изидой, через чудовищные и размеры внешних форм. Среди земного и надземного - напоминание о мрачных пропастях Земли; среди временного - громада Вечного. И недобрая улыбка Сфинкса, чтобы показать, что это все не шуточки. Может быть, это эстафета атлантов. Может быть, это горький дар пришельцев. А может быть, это "ноу-хау" египетских ученых и мыслителей, жрецов Вечности.

Египет понимал, что он зажат между двумя безднами - Космосом и подземными черными пространствами. И сейчас еще рядом с пирамидами у нас слабеют ноги, а Сфинкс просто издевается над туристами. Удар когтистой лапы Вечности с прекрасным женским лицом. Если египтяне додумались до этого сами, они жили под сильнейшим наркотиком: философская интоксикация - вот что у них было.

Древние ничему не учат. Им надоело. Они просто позволяют нам резвиться на обочине.

Миражи

На диком бреге Красного моря, в Хургаде, стоят дворцы Шахразадиных ночей. С пятью звездочками, сияющие, все в хрустале и кондиционерах. Экономить на звездах в Египте нельзя. Три звезды - наша провинциальная гостиница. Четыре звезды - шкафчик типа "Гей, славяне". Но пятизвездочные отели с их мрамором, бассейнами, метрдотелями, ресторанами, где, скажем, как в отеле "Конрад" стелют на ночь постель и кладут на простыню шоколадку в кудрявой бумажке, а в ресторане устраивают французские, итальянские, американские дни с флагами и национальной кухней, не соответствуют ни зыбучим пескам окрестностей, ни уровню развития страны, Это миражи. Чрезмерно роскошные, с позолотой. "Всюду башни, дворцы из порфировых скал, вкруг фонтаны и пальмы на страже. Это солнце на глади воздушных зеркал пишет кистью лучистой миражи" (Н.Гумилев).

Эти миражи мне понравились куда больше наших. В них нет ни восстановленного СССР, ни подлодок, ни С-300. В наших миражах - мировой страх и согнутые спины у наших ног. В египетских - просто феерическая роскошь.

Мираж, конечно, бред усталого сознания, но скажи мне, о чем ты бредишь, и я скажу тебе, кто ты и что тебя ждет.