Новое время #21, 1999 г.

Валерия Новодворская

Чем сердце успокоится

Ну вот, отшумели песни нашего полка, отзвенели звонкие копыта. Хорошо, что хотя бы все маркитантки остались в строю. До следующего раза. Странная война, однако.

Сначала президент пошел на бой на калиновом мосту, то есть пустился во все тяжкие. И правильно сделал, заметьте. Ведь если премьер-министра поддерживает 61% народонаселения минус либералы (совсем пропащие), то гнать такого премьера вместе с его бесценным правительством, Маслюковым, Куликом etc ради высших истин либерализма - массовый героизм со стороны Бориса Ельцина. Коммунисты немедленно принялись разыгрывать пьесу "Уриэль Акоста", где, помнится, консервативные евреи по очереди плевали в нонконформиста и еретика. Я удивляюсь, что они еще не закидали камнями голосовавших против.

Пока коммунисты играли свою пьесу, разбавленную "Оптимистической трагедией" под окнами Думы (где революционные матросы с красными флагами, в основном преклонного возраста Сильвера и Бена Гана, да еще чаще всего женского пола, тыкали зонтиками в несчастных демократических депутатов), президент играл пьесу более сложную под общим названием "Приди ко мне во тьме душистой ночи". В результате первых же актов Владимир Жириновский возлюбил нынешнюю власть и стал выступать с такими антикоммунистическими и антифашистскими монологами, что заткнул за пояс всю Белую армию, НТС и Ллойд Джорджа.

Сколько стоили президенту актеры из его пьесы по системе Станиславского, знают только директор труппы, меценаты и МВФ. На святое дело денег не жалко. Хотя я бы в этой ситуации предпочла внеэкономическое принуждение. А то рыночные отношения удаются нам лучше всего в Госдуме. Только вот продукция не идет на-гора.

Пока все эти пьесы игрались, страна, к счастью, забыла про НАТО, сербов, Милошевича, предоставив и то, и другое, и третье своей участи. Sic transit gloria mundi и доморощенный национализм, помноженный на кондовый антиамериканизм.

Политологи напрочь забыли о своем любимом правительстве, и их уже не интересовало, где оно теперь, кто ему целует пальцы и куда ушел его китайчонок Ли.

Как водится, стабилизация, которой все так радовались в начале эры Примакова, в конце концов привела к нашему перманентному кризису: ни денег, ни правительства, ни мира под оливами. Конечно, причина кризисов ельцинского периода заключается в нашей оригинальной манере проведения реформ под девизом драматурга Геббеля: "Сна мирового ты не нарушай". И чтобы при этом волки были сыты, а овцы целы. С волками еще туда-сюда, а вот овцы обижаются, а то и вовсе идут на шашлык.

Как всегда, мы прошли по краю. Однажды мы не пройдем, потому что идем без страховки по канату, натянутому, как нерв. В этом и суть переходного периода. А отнюдь не в зимне-летней - весенне-осенней спячке, которую мы переняли от родных медведей и продлили в силу остатков соцзащиты, на все времена года. Миша так не может, Мише надо пропитание добывать.

По крайней мере, главная сценическая площадка Думы явила нам антикоммуниста Жириновского, чурающегося великих потрясений, и меньшевика Явлинского, который исполнил партию буревестника: "Пусть сильнее грянет буря!"

Фазиля Искандера надо читать: у него буревестники сопровождаются горевестниками.

Но сжигаться в скиту вместе с "яблочниками" депутаты не захотели и благоразумно спрятали "тело жирное в утесах". Гром ударов их пугает с октября 1993 года.

Вообще-то чувствуется, что лавры протопопа Аввакума и боярыни Морозовой прельщают и Григория Явлинского, и Елену Мизулину. И совсем уж можно было слать за Суриковым, если бы по дороге не вспомнилось, что скоро выборы, на которых страсть как хочется сказать таким же непутевым избирателям-меньшевикам, что мы-де истинные народовольцы, эсеры-максималисты, голосовали за Ипатьевский подвал для батюшки-царя. Вообще-то нам в Думе нужен ценз. Но не имущественный, а на Ай-кью.

Выбор Сергея Степашина в наших условиях не так уж плох. Пусть бы коммунисты его не утвердили. Не такие они лопухи. Ведь вместо Степашина им могли бы предложить что-нибудь ужасное, либеральное и кровожадное, начиная с Чубайса и кончая мной (по предложению "МК").