Новое время #14, 1999 г.

Валерия Новодворская

Пыльные тропинки в яблоневом саду

Если вспомнить одного классического джентльмена, "семибатюшную гадюку со средним образованием" - слесаря Виктора из "Двенадцати стульев", то мы получим как раз тот вид бездельника, который может именоваться "советским бездельником". Если вы еще не забыли, слесарь Виктор Полесов работал с утра до ночи и все время изобретал. Ильф и Петров именуют его "кипучим бездельником". Уж лучше бы он лежал в гамаке и ухаживал за просто Марией или просто Мариеленой, казне было бы меньше убытка. Но на это способны лишь мирные латиноамериканские бездельники, никак не советские.

Советский бездельник, когда он, к несчастью, отрывался от игры в домино, должен был явить великие дела и стремиться к новым горизонтам. Я сильно подозреваю, что кипучие бездельники с их доктриной "великого треска и парадного блеска" и стали основоположниками, продолжателями и апологетами советской космической одиссеи, но не на Итаку, а от Итаки, как можно дальше, пусть там эта Пенелопа вместо лошади впрягается в плуг, пусть получает на трудодни по 100 граммов зерна, пусть печет для ребятни лепешки из щавеля.

Первое явление космической программы СССР состоялось в классике А.Н.Толстого, любимой всеми поколениями советских читателей: в "Аэлите". Вещь, кстати, весьма характерная.

Зима, значит, крестьянин, торжествуя, сдает все зерно в счет продразверстки, в Петрограде голод и холод, жрать нечего, Гражданская война, воды в кранах нет, идут массовые аресты. Типичные советские будни, между прочим. И чем же занимаются Совнарком и Ко? Они на последние деньги организуют полет на Марс. Причем подбирается своеобразный плюралистический коллективчик. Революционный солдат Гусев летит на Марс поднимать на борьбу то ли с Колчаком, то ли с Врангелем межпланетный пролетариат. Интеллигентный и рефлексирующий инженер Лось, которому явно претят большевики, но бороться с ними его тонкая натура никак не может (поэтому он проходит по классу "попутчиков"), летит с чайльд-гарольдовой целью (жизнь опротивела, так чтобы развеять сплин). Присутствующий при сем американский корреспондент справедливо заключает, что русские - сумасшедшие (словесное описание будущей ушанки в "Армагеддоне").

Могу, кстати, напомнить итоги экспедиции. Революционный матрос организует на несчастном Марсе нелепое восстание, результатом которого становится гражданская война. Роль попа Гапона или Азефа он играет совершенно блестяще. Инженер Лось, как утонченный интеллигент, сначала колеблется, влюбляется, но по слабости характера дает пролетарию Гусеву втянуть себя в восстание. Завалив, как водится, эту работу (поскольку марксизм на Марсе не в ходу, а Тускуб все же решительнее Керенского и Милюкова), оставив несчастных марсиан, спровоцированных ими, захлебываться в крови, бросив и Аэлиту, как новую Ариадну, наши герои, земной десант, плюхаются в ракету и летят себе обратно на Землю. (Я сильно подозреваю, что по этой схеме Советы и на Земле уносили ноги, когда не получалось с мировой революцией, оставляя позади выжженную пустыню.) Африка и Афганистан - классические примеры.

В романах Стругацких потомки комиссаров в пыльных космических шлемах зачастую добиваются таких же успехов: то ли на Леониде пытаются разрезать зернохранилище и словить местную разумную форму жизни, то ли просто случайно пристреливают разумного инопланетянина. В лучшем случае вовремя убираются оттуда, куда их никто не звал.

И эти два слогана советской космонавтики:

1. "На пыльных тропинках далеких планет останутся наши следы";

2. "...И на Марсе будут яблони цвести"... Ведь пыльные тропинки не надо покрывать гудроном; наследил и пошел. И никаких тебе автострад! А на Марсе, несомненно, по рецепту Виктора Полесова, будут цвести если не яблони, то чертополох. Зато свои яблони, вишни, сливы будут вырублены в эпоху борьбы с "нетрудовыми доходами", когда за каждый корень назначили дикие налоги, и владельцы жгли свои сады, и их сажали за это в тюрьму.

Чтобы ничего не делать, можно забраться на чердак. А можно и дальше - в космос. Я не знаю ничего более фальшивого и оскорбительного, более советского и помпезного, чем гагаринский полет, когда, надсаживаясь, опережали американцев, лишая страну дорог, еды, образования, нормальной одежды, детских игрушек.

Ни одна самая скромная европейская страна не позволила бы себе бросать миллиарды в мировое пространство, не обеспечив своим гражданам современный комфорт, хорошую еду, хорошее жилье. Потому что никто другой не ставил перед собой цель "догнать и перегнать" США, "срезать", "доказать преимущества социализма".

Интересно, что испытывала полуголодная Россия, слыша и зная, что неизвестно зачем над ней в облаках пролетает ее равнодушный к ней сын? И о чем думал этот блудный сын, глядя на нашу черную тайгу без огонька, на затемненные города, доисторические села и сравнивая все это бездолье и безлюдье с купающейся в свете Европой и созвездиями США?

Маяковский в добрую минуту сказал, что "нельзя жалеть на людей ни хлеба, ни одеял". Им пожалели все это, чтобы Россия стала Верхней Вольтой с ракетами. Варварские режимы всегда тратятся только на ВПК: на тараны, на колесницы, на конницу. Уровень жизни граждан их не волнует. От Золотой Орды до СССР.

И большой грех взял на душу В.Аксенов, когда в своем "Звездном билете" с нехорошим, чисто советским пафосом заявил, что не нужны модельные туфли, красивые платья, горячая вода, отдельные квартиры, что, лишившись всего этого (Добровольно? Кто спрашивал?), мы заплатили бытом (человеческой жизнью) за "звездный билет в эпоху".

Давно все ясно Аксенову, потому он и живет в США. А я свой звездный билет возвращаю. Улыбка Гагарина была на один год раньше Новочеркасска, где рабочих расстреливали за то, что они просили мяса и масла для своих детей.

И недаром космонавты охотно позируют в списках КПРФ. Идеалы военного коммунизма для научного прорыва там весьма популярны. Это называется "мобилизационный проект". Спасение страны - в умении и желании быстро дезертировать из этого проекта. Иначе не одна станция "Мир" свалится нам на голову.