Новое время #6, 1999 г.

Валерия Новодворская

Второгодники истории

На нашем безрадостном для демократов горизонте случились два отрадных события. Во-первых, после долгого и мучительного перерыва (от случившегося в незапамятные времена дела Осташвили до наших дней) доведено до суда и более или менее пристойного приговора дало экстремиста (на этот раз левого) Андрея Соколова, успевшего взорвать на наше и на свое счастье одну только могильную плиту: Во-вторых, впервые от сотворения мира баркашовцы и лимоновцы получили по рукам (первые - от властей, вторые - от гражданского общества в лице ДВР). Последнее событие никто, кроме спикера Селезнева, комментировать не стал. А он, как водится, прослезился над слезой фашиствующих младенцев, умученных либералами путем окунания в снег Выступление нацболов на съезде ДВР ("Сталин, Берия, ГУЛАГ") очень близко совпадает с бизнес-планами спикера насчет введения каторги.

Хотя зря, по-моему, демократическая печать жалеет здесь слова и эмоции.. Данный инцидент-великий почин. И почти дословное исполнение чаяний народа, подслушанных неким Бояном, автором предвыборных "частушек" Кости Борового, благо национал-большевики - откровенный симбиоз фашизма и коммунизма, чем они даже бравируют.

Коммунисты и фашисты,
Как они похожи!
Их народ российский наш
Бил всегда по роже.

Ну, положим, не всегда. Но лиха беда начало... А вот первые два случая плюс блуждающее по статьям УК дело генерала Макашова комментариям подверглись, но очень неожиданным. Вместо того чтобы предложить властям взять с полки пирожок за хоть какое-то исполнение служебных обязанностей, демократы и правозащитники поморщились и стали читать властям мораль. Аргументы правозащитников потрясают душу и рискуют обрушить кривое, косое и фанерное здание нашего сегодняшнего относительного (по отношению к "вчера" до 1991 г.) благополучия. Очень приличный и либеральный еженедельник "Экспресс-хроника" (наследник "Хроники текущих событий", редактор Александр Подрабинек) негодует по поводу закрытости суда. Я полагаю, что никакой гостайны и впрямь не было, а подрывные технологии - давно уже не секрет (даже, увы, для частных лиц). Но здесь, скорее всего, не историческая страсть ФСБ к закрытым процессам, вполне проявившаяся в делах В.Мирзаянова, А.Никитина и Г.Пасько. Здесь, наконец, была предпринята попытка оградить пугливый суд от орд головорезов красными знаменами, лозунгами времен Гражданской войны и кровожадными угрозами. Практика показывает, что затравленные штурмовиками в кожанках, с серпами или свастиками, судьи не выносят никаких других вердиктов, кроме оправдательных или условных с подведением под амнистию. В правовом, спокойном, уверенном в завтрашнем дне государстве, где скинхеды, троцкисты, "красные бригады" - лишь экзотика, закрытых заседаний не нужно.

Андрей Соколов получил 4 года за терроризм, отсидев из них уже полтора в Лефортово. Причем взорванная плита - это только часть его "общественной деятельности". Андрей Соколов писал для комсомольско-людоедской газеты "Бумбараш", вместившей весь мыслимый кровожадный бред о "разрушении мира до основанья", от "Красных дьяволят" до Павлика Морозова, и уж никак не по милейшему мюзиклу с участием Золотухина.

Риторика "Бумбараша", воспевавшего теракты, расстрелы, ВЧК, Лубянку, конфискации и грабежи, делает "Правду" просто респектабельной буржуазной газетой. А Александр Подрабинек, сам отсидевший при коммунистах немало лет, сокрушается по поводу жестокости обвинителей: надо же, за плиту - и четыре года; так мы скоро начнем давать расстрел детям за шалости, как давали его за выколотые глаза сталинского портрета.

Тщетные тревоги: и Зюганов, и Баркашов, и Лимонов непременно дадут как минимум пожизненный срок всем своим противникам, а ельцинские портреты и даже чучела в натуральную величину сжигал, кто хотел, совершенно даром. А вот юный возраст Андрея Соколова ( 19 лет) меня нисколько не впечатляет. Хунвэйбинам было меньше, а они поубивали и покалечили немало китайских интеллигентов, отданных им на растерзание. Человек, способный что-то взрывать в политических целях, крайне опасен. Сегодня он орудует на кладбище, а завтра начнет взрывать буржуазные супермаркеты вместе с покупателями... или редакции газет ("Экспресс-хроники", например).

Сподвижники Соколова сказали, что революционеры не должны сидеть в тюрьме (видимо, должны сажать туда других). Это хорошо, когда не хватает стойкости продолжать преступную деятельность. Теперь юные ленинцы будут думать, а потом действовать. Если стенания правозащитников не заставят вышестоящие суды отменить приговор и Андрей Соколов отсидит свои 4 года, есть шанс, что взрывов и выстрелов из-за угла у нас не будет.

Еще больше нареканий вызвало обхождение мэра с баркашовцами (как бы не больше, чем предыдущее попустительство, когда занимавший высокий пост в мэрии г-н Донцов с похвалой отзывался о Баркашове). А здесь чем правозащитники недовольны? Тем, что гоняют баркашовцев не по той статье. Надо сажать их за фашизм, а их выселили из парка, где совсем недавно били Антифашистский центр, за антисанитарию. По мне, так хоть за притоносодержательство. Через какие суды и какой парламент пройдут законы, дающие сегодня, на исходе дней, в конце ельцинского золотого века статус фашистов Баркашову, Лимонову, Макашову, Илюхину, Зюганову, Кондратенко?

Воспаленное правозащитное воображение изобретает новые беззаконные действия властей: почто съезд РНЕ в Москве запретили? По какому закону? Почему погулять в Бескудниково не дали?

Если фашисты со свастиками ходят строем по улицам или устраивают в Москве съезды, значит, евреи, цыгане да и все, кому жизнь дорога, должны бежать из этой страны. Или тоже строиться, закупать форму, оружие и ходить по встречной полосе. Понятен результат? И зря говорят, что такие меры увеличат приток в РНЕ. У нас, что доказывает история диссидентства 50-80-х годов, к гонимым пачками не приходят. Приходят к безнаказанным, наглым, имеющим шансы на власть. Как пришли 600 тысяч в КПРФ.

И не надо искать право. Наше право там же, где и реформы -на чердаке, и надолго. Мне думается, это какой-то амок. Ведь даже руководителя мафии, какого-то дона, посадили некогда в правовой Америке не за его дела, а за неуплату налогов. И ничего, американцы не протестовали. Но мы-то, когда защищают нас, первых жертв этих экстремистов, что делаем? Отбиваем у властей охоту хоть что-то делать, чтобы остановить красно-коричневое колесо. Сколько раз история оставляла нас на второй год? В 80-е годы прошлого века жертвовали деньги бомбистам, рукоплескали Верочке Засулич. В 1991 г. жалели гэкачепистов. В 1993-ем искали какие-то сожженные 600 трупов в Белом доме и обвиняли Ельцина в геноциде. И вот больной, слабый президент из последних сил делает нам прощальный подарок: убирает от нас хищные лапы наших заклятых врагов, а мы шумим, что он тушит пожар не по правилам.