Новое время N 52, 1998 г.

Валерия Новодворская

Десять ножей в спину эволюции

Ежегодно, в отличие от традиционалистов, считающих цыплят по осени, "Новое время" в конце года считает подложенных этим годом свиней, то есть рождественских поросят - по зиме. Хотя в этом году традиционалисты, даже самые отпетые, должны будут согласиться, что цыплята то ли не вылупились, то ли сдохли в младенчестве, а считать можно лишь гуманитарные ножки Буша. Ведь как ни спорь по поводу первичности курицы и яйца, одно непреложно: первична рыночная экономика, без которой не появляется предмет спора (как тот, что в омлете, так и тот, что в бульоне). А вот количество подложенных годом свиней таково, что фактически равняется числу событий.

Но если дюжина ножей, вонзенных в спину революции Аркадием Аверченко, ей фактически никак не повредили, и она продолжила свои бесчинства, то десять событий года, десять ножей, которые время воткнуло в спину нашей эволюции от каменного советского века до века просвещенной европейской цивилизации, скорее всего, эту эволюцию остановят и обратят вспять.

Мир прожил этот год с явно левосторонним движением, небезуспешно пытаясь сползти с честного и прямого правого пути на кривой и окольный левый.

В Германии победили социал-демократы. И "зеленые". Впрочем, "зеленые" - тоже социал-демократы. А если вспомнить, что нынешний министр иностранных дел Йошка Фишер был другом знаменитого Даниэля Кон-Бендита, "рыжего Дани", демона парижских мостовых в 1968 году, то не знаю, как у бундесбюргеров, а у несчастных россиян, умученных коммунизмом, это должно вызвать знакомую, по собственной истории дрожь в коленках.

Не спорю, может быть, социал-демократы не успеют раздолбать немецкую экономику и угробить бюджет, но в политической сфере расцветают какие-то очень знакомые по родимым полям цветы. Чего стоит одна идея новой правящей партии сделать вторым национальным гимном "Интернационал"! Или светлые идеи канцлера Шредера о том, что НАТО не стоит расширяться на восток за счет стран Балтии и Восточной Европы. А "зеленая улица", предложенная "зелеными" для немецких граждан? Одна поездка за границу на пять лет: дабы не расходовать бензин и не огорчать атмосферу. Здесь уже недалеко и до карточек на бензин и новую мебель ("лес - источник здоровья").

Еще хуже в Штатах, где публичное побивание камнями и импичментами президента-прелюбодея и рассуждения досужих независимых прокуроров на тему "Кто изменил жене, способен изменить и Родине" напоминают какой угодно пейзаж: палестинский в 30-е годы, когда Иисус спасал одну такую прелюбодейку от фарисейского суда; Саудовскую Аравию; Иран и инквизицию Хомейни; казни неверных жен в гаремах турецких султанов (в мешок - и в Босфор); Океанию с ее Антисексуальной лигой; СССР и разборки на парткомах. При Джефферсоне никто не занимался этими вопросами, хотя Америка тогда была куда религиозней, правей и консервативней. Так что республиканцы здесь ни при чем; это просто повторяется Салем с его охотой на ведьм. Это левые веянья, ибо регламент - оружие идеалистов и фанатиков, верящих в переустройство мира, а правые - это циники, бегущие от идеологий и политической евгеники, как от чумы.

Радостная и резвая готовность Пакистана и Индии завладеть ядерными игрушками тоже типично левая, потому что только левые считают, что существует решение для всех национальных и мировых вопросов, надо только отгрохать боеголовку побольше и с завываниями ею потрясать.

Ядерное оружие для всех желающих - это не единственное право, декларируемое левыми. Левое испанское правительство и левые английские лейбористы по мандату левых чилийцев судят Пиночета. На территории одной страны судят за деяния, совершенные в другой стране, по просьбе третьей. Здесь дело даже уже не в Пиночете. А в том, что правовой нигилизм - это вполне левые приемчики. "Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем". Дело Пиночета - это правовая "Панама". И это тут же подтвердил сверхбдительный испанский судья, к которому, наконец, найдя охотника вершить международный суд, смиренно обратились кубинские эмигранты, желая засудить Фиделя Кастро.

Но "своих" сукиных сынов левые не судят. И эмигрантам было отвечено, что если Пиночет плюс диктатор, то Кастро - конституционный руководитель (вместе с Лениным, Гитлером и Муссолини, очевидно), что он не намерен лезть во внутренние кубинские дела (в отличие от чилийских) и что те пытки, которым подвергали кубинских политзеков, "недостаточно мучительны", да и что это за пытки!

При этом Оджалана будут хранить и лелеять, потому что его-то судить нельзя, ведь курды могут устроить теракт. А что сторонники Пиночета плюс правительство Чили терактов не устроят, это уже ясно. У правых это не принято.

И в этом левом повороте наш вираж - самый крутой. Если Запад не дорожит плодами свободы и не научился сносить ее бремя, то чего же ждать от россиян, которые только посадили дерево, а плодов дожидаться не хотят и трясут его и уже почти свалили? Бремя свободы - для сильных, а слабые, изглоданные тоталитаризмом души россиян изошли визгом и жалобами, и свободу они бросают, потому что привыкли к своему старому ярму, которое натерло им холку. И старое ярмо, и старые хозяева на месте, остается запрячься и поехать в сторону живодерни. Поэтому весь этот год - сплошной дефолт. Левые штучки привели к тому, что экономика делалась по принципу мыльных пузырей. Мыльная экономическая опера. Без частной собственности на землю, без нормальных налогов, без банкротств, с останками социндустрии, с олигархами. С коммунистами.

Поэтому Кириенко сыграл роль Красной Шапочки, милой, но беспомощной, а охотники не пришли.

Поэтому царские похороны плавно вылились в плебейскую драку из-за костей и в политическую склоку. Левые никогда не умели себя прилично держать, а жертвы свои привыкли бросать в ямы с известью в темном лесу. Вот они и растерялись. Не привыкли делать это в соборах в Северной столице.

Поэтому сдался Ельцин и заболел с горя, не выдержав психической атаки левых полков. .Советские люди в 20 - 40-е годы редко могли выстоять в НКВД, в застенках, под тяжестью навалившейся на них косматой и зверской родной власти. Ельцин сдался, как советский человек. Потому что не умел ненавидеть этот порядок и это прошлое, потому что при всех благих намерениях не был для СССР "чужим".

Поэтому левые, в судорожных попытках избавиться от навязанных им крупиц цивилизации, тоже нашли "чужих": евреев, которым немедленно приписали все признаки "врагов народа", от "чуждого классового элемента" и "буржуев" до космополитов и антисоветчиков.

Поэтому левые заклали Галину Старовойтову, как ненавистный им символ этих десяти лет, от бело-розового цветения Межрегиональной группы через спелый плод Августа и его надежд (и их поражения) до осенних листьев наших упаднических времен, которые она встретила стоя. С достоинством.

Десять ножей года попали точно в цель.

Эволюция истекает кровью.