Новое время No 37 1998 г.

Валерия Новодворская

Модель выхода из пещер

Нам, как всегда, не хватает самой малости для реализации светлого будущего. Помнится, депутаты покойного Верховного Совета заказывали в 1993 году Егору Гайдару шведскую модель. Чего там нам до нее не хватило? Скандинавской традиции, 200 лет мира и нейтралитета, хороших законов, консенсуса, избытка накопленных средств? Всего этого и еще, пожалуй, самих шведов. Потому что в Швеции никогда не было крепостных рабов и щедринских помещиков, чеховских чиновников, полубезумных экстремистов Достоевского, обломовых Гончарова, пассивных созерцателей Льва Толстого и, наконец, при довольно-таки взбалмошных королях (типа Карла XII) ни одного Иоанна Грозного, Павла I, или Малюты Скуратова с его протоНКВД.

Так что шведская модель осталась в витрине на плечиках, а мы пошли себе дальше, солнцем палимы. Разводя безнадежно руками.

И вот сейчас, через шесть лет безмодельного житья-бытья, мы открываем экономический журнал мод и выбираем себе аргентинскую модель. То есть кричим: "На волю! В пампасы!" Что же привлекло в этой прекрасной и практичной модели наши исполнительные власти?

То, что у аргентинцев получилось, и получилось быстро. Совет им да любовь!

Но ведь вокруг нас кишат успешные модели: польская, словенская, эстонская, чешская. Боюсь, что эти модели выхода из пещер коммунизма нейдут на ум нашей элите, во-первых, потому, что здесь невозможны иллюзии: соседский плетень рядом, через него можно заглянуть, а где она, эта Аргентина, и кто ее видел?

А во-вторых, и Чехия, и Словения, и Польша, и Эстония выходили из коммунизма в прямом смысле этого слова, оставив коммунистов "по ту сторону гор". Г-н Квасневский, бизнесмен, европеец и сторонник вхождения в НАТО, очень сильно отличается от отечественных социализмопроизводителей Илюхина, Зюганова и Селезнева.

В Чехии коммунисты до того усовершенствовались, что голосовали за Гавела. Даже в самом радужном сне невозможно представить КПРФ, голосующую за Сергея Ковалева.

В Эстонии компартия запрещена, да и была она там предметом импорта.

Хотелось бы мне ошибиться, но боюсь, что нам аргентинская модель приглянулась именно потому, что Аргентине не надо было выходить из социализма за неимением такового в ее новейшей истории. Бедность там, конечно, была, инфляция - была, крестьянские волнения, наверное, тоже были. Но коммунизма - не было! Ни Ленина, ни Сталина, ни НКВД, ни колхозов, ни освоения целины. А поскольку выход из коммунизма в посткоммунизм предполагает неприятные процедуры и не обойдется без пота и слез (а возможно, и без крови), мы просто делаем вид, что всегда были Аргентиной, абстрагируясь от собственных коммунистических реалий, и бодро шагаем через очередную формацию. Благо нам не привыкать.

Насколько мне удалось понять из объяснений Виктора Степановича, аргентинцы придумали удачный трюк с финансами: долларизация, привязывание рубля, низкие налоги и все такое прочее. Но если расспросить тех самых аргентинских экономистов, они наверняка скажут, что кроме финансового трюка у них были и другие, с ним тесно связанные. А мы выбираем один прием из обоймы, как цветок из букета. И, конечно, чтобы без шипов.

О, мне очень нравится аргентинский вариант. Я уже приготовила веревочку для рубля. Но меня терзают воспоминания о том, как еще вице-премьер, еще почти что наследник трона, Немцов наведался в Чили перенимать передовой опыт у "гарвардских мальчиков". Кто спорит? Чилийское экономическое чудо - тоже вещь хорошая. Только гарвардские мальчики сразу остановили немцовский порыв встречным вопросом: а военной силой вы располагаете, чтобы обеспечить все эти чудеса? То есть экономическая диктатура не проходит без политической. Я сознаю, что на меня с укоризной взирает Хуан Кобо, и понимаю, что кроме пристрастия к франкизму меня могут обвинить в нежных чувствах к Пиночету. Но уж лучшее рискнуть репутацией, чем впасть в субъективный идеализм.

Я, безусловно, не знаю, как и чем работала аргентинская экономика. Слышала только, что у низ там в пампасах пасется много превосходной говядины. То есть коров. Но даже на мой дилетантский взгляд очевидно, что каких-то вещей, которых с избытком у нас, в Аргентине не было и быть не могло. Можно просто посчитать. Боюсь, что сальдо будет не в нашу пользу.

1. В Аргентине не было такой обременительной "социалки", как у нас. Спорю, что на пенсию там выходили не в 55-60 лет, а гораздо позже. И притязаний на пособия, льготы, подостланную под кризис соломку было наверняка меньше.

2. Население Аргентины не было развращено долгой жизнью за счет "черного золота", работой и зарплатой "для вида", подачками от щедрот государства, насильственным экономическим равенством. Оно не знало страшной школы колхозов, казарм и ГУЛАГа.

3. В Аргентине наверняка не было такой жуткой "оборонки", монстров ВПК, Челябинсков 1-16, образцово-показательных Турксибов, БАМов, Беломоро-Балтийских каналов.

4. У аргентинцев не было и быть не могло притязаний на сверхдержавность, на величие, на особый путь. Только скромность (но отнюдь не спесь) может толкнуть на путь реформ. Спорю, что Аргентина не возражает против расширения НАТО и не обиделась на то, что Билл Клинтон забыл нн известить об ударе по базам террористов в Судане и Афганистане. А ведь политический бред мало способствует экономическому здоровью.

5. Аргентина проводила свои реформы не в ситуации латентной гражданской войны с коммунистами, решающими участь страны в парламенте вполне по-ленински, по-большевистски.

6. Ни одна модель не работает, если палок больше, чем колес. Это знал еще С.Лец. В российской транскрипции эта модель выглядит как плодотворное сотрудничество лебедя, рака и щуки. Это уж наше ноу-хау, без всяких там Аргентин.

В принципе понятно, как работает любая западническая посткоммунистическая модель, от словенской до польской. Монетаризм, приватизация, поощрение бизнеса. Экономия и жизнь по средствам. Сбрасывание "социалки". Неустанный труд.

Если каждый шаг своей аргентинской модели Виктор Черномырдин или тот, чья премьерская карта наконец выпадет на скатерть, будет спрашивать разрешения у Думы, а она будет куражиться и глумиться по месяцу, и ходить в народ, и звать его на улицы, и требовать свержения антинародного режима, мы получим модель б/у. Образца до 1991 г. Какой вариант посмеет осуществить власть, не смеющая распустить Думу?

Все работающие модели едут мимо коммунистов, мимо РНЕ, мимо аграриев и ЛДПР. Мимо имперских амбиций и векового безделья. А мы, вытесывая себе топориком то ли шведскую, то ли аргентинскую модель, в очередной раз сварганим скрипучий шкафчик типа "Гей, славяне" с незакрывающимися дверцами.